7 апреля 2020, вторник, 1:04
Оставайся дома!
Рубрики

Нас ждет ренессанс демократии

5
Нас ждет ренессанс демократии
Леонид Невзлин
Фото: RFE/RL

Люди устанут от избытка речей, заявлений, мельканий политиков-популистов.

У коронавируса и Путина много общего. Кажется, что оба еще надолго. Оба способны к заходу на новый срок после обнуления. Но рано или поздно и тот, и другой, оставят человечество в покое. Что будет дальше, в эпоху постковида? Уже понятно, что явление covid-19с имеет все черты черного лебедя в соответствии с концепцией Нассима Талеба. То есть, это событие, которое, во-первых, аномально, потому что ничто в прошлом его не предвещало. Во-вторых, обладает огромной силой воздействия. В-третьих, человеческая природа заставляет нас придумывать объяснения случившемуся после того, как оно случилось, делая событие, сначала воспринятое как сюрприз, объяснимым и предсказуемым.

Мы не можем их предсказать, но мы, находясь в настоящем, можем смотреть в прошлое и прогнозировать, каким будет будущее. Поскольку Путин – это не черный лебедь, а бледная моль, то сейчас не о нем.

Что было до того, как мир охватила пандемия? Политическим пространством во многих странах завладел популизм. Красивые слова и обещания, яркие жесты и поступки пришлись по вкусу современному избирателю. Собственно, тот образ, который обрел коронавирус в массовом сознании, тоже не лишен популистских черт. И чем больше вирус будет вмешиваться в нашу жизнь, тем больше будет политических заявлений по этому поводу. Тем чаще Дональд Трамп или Биньямин Нетаниягу будут мелькать с громкими заявлениями. Какой возможен эффект? Давайте вспомним судьбу Уинстона Черчилля.

Вторая мировая война. Черчилль регулярно выезжает на места бомбёжек, встречается с пострадавшими, с мая 1940 по декабрь 1941 года он выступил по радио 21 раз. Популярность Черчилля как премьера беспрецедентно высока до самого конца войны. 8 мая 1945 года он произносит краткую речь с балкона министерства здравоохранения в Уайтхолле: «Господь, благослови всех вас. Это - ваша победа! Это - победа знамени свободы в каждой стране. В нашей долгой истории мы никогда не видели более великого дня, чем сегодня. Все, мужчины и женщины, сделали все возможное. Все устали. Но ни долгие годы, ни опасности, ни ожесточенные атаки врага ни в малейшей степени не поколебали решимость Британской нации. Господь, благослови всех вас». Толпа в ответ кричала «Нет, это ваша победа!», царило взаимное единение и воодушевление.

Но что происходит дальше? На выборах 5 июля 1945 года консерваторы терпят поражение. Сразу после объявления результатов 26 июля Черчилль подает в отставку. Можно объяснять проигрыш отсутствием внятной экономической программы и неудачными ходами во время избирательной кампании. Но дело не только в этом.

Все это время его было слишком много, он просто успел всем надоесть, народ был перекормлен речами и выступлениями и устал от популярного политика, хотя это и выглядит парадоксом. Если ориентироваться на психологию, то это укладывается в следствие закона Йеркса-Додсона. Существует определенная граница, за которой дальнейшее увеличение мотивации приводит к ухудшению результатов. Но можно привести аналогию и из медицины – передозировка лекарства приводит к ухудшению самочувствия.

Так будет и на этот раз. Люди устанут от избытка речей, заявлений, мельканий политиков-популистов. Авторитарные модели тоже не станут образцом для подражания, как бы сейчас ни пытались ставить в пример Китай, остановивший (по официальным китайским данным) у себя эпидемию covid-19.

Хотя бы потому, что именно свойственная всем уровням властей авторитарного общества скрытность и боязнь ответственности и стали главными причинами того, что болезнь не была остановлена на раннем этапе, а достигла масштаба пандемии.

Значит, нас ждет обновление и ренессанс классической демократии. После тотальной изоляции и угрозы экономической катастрофы (хочется верить, что все-таки только угрозы), люди по-настоящему смогут оценить ценность свободы, взаимного доверия и ответственности, всех тех ценностей, которые дает настоящая демократия.

Леонид Невзлин, «Фейсбук»