12 июля 2020, воскресенье, 5:25
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Человек вместо нормальных легких на выходе будет иметь два пластиковых пакета»

15
«Человек вместо нормальных легких на выходе будет иметь два пластиковых пакета»
Фото: ЕРА

Рассказ белорусского врача, который спасает жизни в Италии.

Игорь Мойсак получил медицинское образование в Беларуси. Переехал в Италию, где подтвердил диплом. Он работает врачом в госпитале под Миланом и оказался в эпицентре пандемии COVID-19.

Игорь Мойсак родился в Лунинце, 30 лет. Учился в СШ №1, затем в лицее. В 2013 году закончил Витебский медицинский университет и получил распределение в Лунинецкую ЦРБ на должность врача общей практики. В 2016 году сдал экзамен по языку и уехал в Италию, где продолжил обучение и подтвердил диплом. С 2018 года — резидент в неотложной и экстренной медицине в госпитале св.Маттео в Павие.

Игорь Мойсак с женой. Дарья — фармацевт, она также работала по распределению в Лунинецкой ЦРБ

Игорь рассказал «Медиа-Полесью» о работе в условиях пандемии.

— Игорь, сейчас ты лечишь людей от коронавируса. Скажи, не жалеешь ли о переезде?

— Не жалею ни в коем случае. Мне нравится моя работа, специальность, и я доволен тем, чем занимаюсь.

— Расскажи, как проходит твоя смена, с какими сложностями сталкиваешься?

— Работаю в отделении экстренной и неотложной помощи. Специфической терапией пациентов с коронавирусной инфекцией мы не занимаемся. Мы диагностируем и стабилизируем их состояние. Рабочая смена длится 12 часов. Все это время находимся в средствах индивидуальной защиты, которые включают в себя влагонепроницаемые костюмы. В них мы одеты с ног до головы. Также имеем респираторы с фильтром определенного уровня защиты, носим очки или защитные экраны. На руках — две пары перчаток: первая пара служит, как кожа, мы их обычно не снимаем всю смену. Меняем только вторую пару перчаток. Работать, будучи одетыми в эти средства защиты, очень тяжело, буквально через пять минут начинаешь потеть. Потеешь настолько сильно, что уже через полчаса потоотделение прекращается, потому что ты абсолютно обезвожен. Одноразовая поллитровая бутылка воды выпивается, — из моего опыта, — за пять-семь секунд. Через несколько минут приходит новая волна пота, и через следующие 10 минут ты снова перестаешь потеть. И так 12 часов. Количество пациентов за день зависит, конечно, от места, где ты работаешь. В нашей больнице – больница Святого Маттео в Павие — в день наблюдаем не менее 25-30 пациентов.

— Почему одни люди излечиваются от коронавируса, а другие умирают?

— В первую очередь, смертность и исход заболевания при коронавирусной инфекции зависит от базового состояния здоровья человека. То есть, молодой, здоровый, естественно, имеет больше шансов на благоприятный исход. В отличие от пожилого с сопутствующей паталогией. Но это не должно быть обманывающим моментом: если человек молодой, не значит, что он не может заболеть тяжело, попасть в реанимацию, быть заинтубированным и вентилированным искусственно. Многие пациенты, которые интубируются, в том числе и молодые, могут после экстубации развить фиброз легких. Фиброз легких не связан с процедурой вентилирования, он связан с исходами воспаления легочной ткани. То есть, человек вместо нормальных легких на выходе будет иметь два пластиковых пакета, которые не могут выполнять свою функцию. Человек останется, по сути, инвалидом. Да, он выжил, он есть, но он не сможет вести полноценную жизнь.

— 8,3 процента всех итальянских врачей заразились коронавирусом. С чем это связано и какие дополнительные, возможно, меры предосторожности нужно предпринимать нашим врачам? Что ты можешь посоветовать?

— 8,3 процента — это достаточно много. И думаю, что это связано с тем, что поток пациентов слишком большой и просто не всегда хватает времени думать о себе. Это больше связано, скорее всего, с самоотдачей в профессии, нежели с чем-то другим.

Игорь Мойсак (справа) с коллегой Мишелем на смене, госпиталь Св.Маттео в Павие

— Каким диагнозом можно преднамеренно скрыть инфицирование коронавирусом?

— В плане скрытия не могу сказать, у нас этим никто не занимается, но под коронавирусной инфекцией к нам приезжали различные заболевания, вплоть до кардиогенного отека легких. Точно также, как в чистом приемном отделении на сортировке были ложные отсортированные, как «чистые» пациенты, – пациенты с коронавирусной инфекцией, которые имели кишечные расстройства.

— Перейдем к профилактике. Аскорбиновая кислота, мед, чеснок – что-нибудь из этого может помогать? Что делать, чтобы себя обезопасить?

— Специфических средств профилактики именно от того штамма коронавирусной инфекции, который мы имеем сейчас, не существует. Единственное, что может уменьшить риск заражения, — оставаться дома, избегать посещения публичных мест, как бы это ни было прискорбно, не видеть друзей, приятелей, избегать каких-то минимальных контактов с другими людьми, мыть руки. Если имеем признаки респираторной инфекции, не бежать сломя голову на прием к врачу, лучше вызвать врача домой, поговорить с ним по телефону. Если у нас есть признаки респираторной инфекции, если есть насморк, мы кашляем, чихаем, — стараться кашлять и чихать, прикрывая рот и нос локтем, не рукой, потому что все, что попадает на руку, если нет возможности сразу же помыть руки или нет салфетки, этой же рукой мы можем трогать другие предметы, оставляя на них микробные частицы, увеличивая риск заражения других людей. Естественно, должно быть сбалансированное питание, регулярная физическая активность, даже дома, желательно не менее часа в день, чтобы повысить общий уровень физического здоровья, чтобы, если вдруг встретимся с этой инфекцией, мы смогли позволить нашему организму выиграть время на то, чтобы побороться с ней.

— Лукашенко сказал, что нужно ежедневно по 40-50 грамм в пересчете на чистый спирт внутрь пить, чтобы инфекцию изнутри травить. Поможет?

— Алкоголь влияет негативно на иммунную систему человека, что увеличивает нашу восприимчивость к инфекции – любой, в том числе коронавирусной. Поэтому алкоголь – ни в коем случае.

— Есть люди, которые всерьез не воспринимают вирус, не собираются менять свой образ жизни. Что с этим делать?

— Уровень образованности у всех людей разный. Поэтому на них мы повлиять никак не можем, лучший способ – сторониться этих людей, так как это, скорее всего, будущие переносчики коронавирусной инфекции.

Нужно самоизолироваться, избегать общественных мест, не посещать тренажерные залы. Вполне можно тренироваться дома, это не проблема. Не посещать кинотеатры, стадионы. Сидите дома, выходите только при острой необходимости: если нужно купить продукты, обратиться за медицинской помощью или если идете на работу.

Старайтесь не использовать общественный транспорт, если можете дойти до работы пешком, выйдите на полчаса раньше, зайдите пешком, обезопасьте себя и других.

Пандемия — это потенциальная проблема для любой страны, и к этому нужно быть готовыми. Быть готовыми технически, интеллектуально. То есть, большее количество врачей должно быть в состоянии вести пациентов с острой дыхательной недостаточностью. Говоря простыми словами, реаниматологов на всех не напасешься.

Не хочу никого пугать или сеять панику, но нужно понимать, что это новая инфекция, мы не имеем иммунитета против нее. И если мы встречаемся с этой инфекцией, мы заболеваем, поэтому не существует никакой естественной защиты и невосприимчивости против нее. Поэтому она так себя ведет, поэтому каждый день захватывает новые территории.

— Твой прогноз: как долго продлится мировая эпидемия коронавируса?

— Не будучи эпидемиологом, каких-то серьезных прогнозов не могу дать, но я не вижу перспективы спада заболеваемости до осени – начала зимы. Здесь не столько вопрос о длительности эпидемии, сколько – о темпах ее развития. В смысле, если одновременно заболевает много людей, много людей будет нуждаться в поддерживающей терапии. В поддержке кислородом, в поддержке с помощью искусственной вентиляции легких. И не всем это будет доступно, если все заболеют в один момент.

Смертность зависит, в первую очередь, от того, сколько людей заболевает в один момент. Если эпидемия будет длиться 5 лет, но не будет большого количества заболеваний в день, будет меньше жертв.