4 июня 2020, четверг, 4:23
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Какой будет мировая экономика после пандемии?

Какой будет мировая экономика после пандемии?
Фото: Reuters

Пересмотр глобальных последствий эпидемии Covid-19.

Вспышка Covid-19 охватывает все больше стран в самых отдаленных уголках мира, и первоначальные расчеты, что основной экономический урон понесет Китай, перестали казаться правдоподобными. Сейчас общепринятые оценки предполагают снижение мирового валового внутреннего продукта (ВВП) на 5-10% в том квартале, когда вспышка достигнет масштабов той или иной страны. Более того, снижение сохранится — в пока еще неопределенных масштабах — в следующем квартале, пока потребители и предприятия не приспособятся к последствиям. Однако вокруг пандемии еще много вопросов, и это затрудняет окончательный прогноз экономического спада. Восстановление Китая, таким образом, обеспечит наилучшую точку отсчета для развития событий в других частях света, учитывая его статус первоначального эпицентра. Но немногие страны смогут предпринять столь же драконовские меры, как Пекин, чтобы быстро и эффективно сдержать вирус — и выдержать последующие экономические удары, пишет американское издание Stratfor (перевод — inosmi.ru).

Общая картина:

На фоне роста пандемии Covid-19 обзор многочисленных моделей государственного и частного секторов показывает, что глобальной экономике в 2020 году предстоят значительно более низкие темпы роста вплоть до рецессии, — которая, возможно, перекинется и на 2021 год. Эффект порочного круга, когда последствия финансовых шоков накапливаются, может даже ускорится, если правительства не примут упреждающие действия по поддержке потребителей и доходов предприятий, дабы предотвратить рост неплатежей.

Мрачная перспектива

Ранние экономические прогнозы насчет Covid-19, сделанные в январе и феврале, когда вирус почти не вышел за пределы Китая, строились на эпидемии атипичной пневмонии 2003 года и вспышке H1N1 2009 года. По ним выходило, что ВВП Китая снизится на четверть, а мировой ВВП — всего на 0,1%. Но поскольку Covid-19 затронул множество стран за пределами Китая, для более точной оценки глобальных экономических последствий пандемии потребовалось крупномасштабное моделирование.

Модели, основанные на эпидемии Гонконгского гриппа 1968-1969 годов, — когда смертность составила 0,5%, а общее число смертей по всему миру оценивается в один миллион человек, — предсказывали суммарные потери от пандемии от Covid-19 в 2,3-2,7 триллиона долларов при общем объеме мировой экономики в 90 триллионов долларов. Более категорический прогноз Австралийского национального университета, который строился на эпидемии Испанского гриппа («испанки»), оценил экономические потери более чем в 9 триллионов долларов или 10% от номинального мирового производства.

Причиной последствий станет воздействие пандемии на потребительский спрос на товары и услуги — основной фактор экономического роста в большинстве стран мира. Например, в США внутреннее потребление составляет 70% ВВП. Но в условиях пандемии Covid-19 даже здоровые люди могут ограничить расходы из-за страха потерять работу или попасть на карантин. И, как следствие, потребительские расходы (кроме покупок в интернете) упадут тем сильнее, чем больше стран подвергнутся вспышкам.

Пандемия скажется и на прибыли корпораций, что приведет к дальнейшему сокращению бизнеса по всему миру и инвестиций, и без того анемичных. Еще она повлияет на капитал, подорвав возможности корпораций гасить рекордные суммы долга. Первичные кредитные рынки почти заморожены, а это означает, что некоторые компании не смогут пролонгировать обязательства без увеличения затрат на рефинансирование. Странам с менее благоприятной динамикой долга, — например, Италии —придется тем временем увеличивать бюджетные расходы, и, как следствие, им грозит крупный риск дефолта.

Недавно начавшаяся война цен на нефть между Саудовской Аравией и Россией сыграет на руку нетто-импортерам нефти, — например, Китаю, Европе и Японии. Но общий эффект по-прежнему неясен, поскольку снижение цен в конечном счете компенсируется снижением импорта в баррелях в день. Кроме того, падение цен на нефть на фоне низкого спроса на рабочую силу при отсутствии роста заработной платы повышает во многих странах риск отрицательной инфляции (или дефляции).

Региональные последствия

Как и в случае с глобальными моделями, экономические последствия Covid-19 для каждой конкретной страны и региона, а также фискальная политика для их сдерживания остаются неустойчивыми.

Китай

Хотя совокупных экономических данных не появится до середины апреля, спад ВВП Китая в первом квартале 2020 года по сравнению с прошлым годом на данном этапе почти неизбежен. В Китае, на чью долю в 2019 году пришлась треть мирового роста, замедление роста началось еще в начале года, когда Covid-19 едва начал распространяться по стране. В период с января по февраль объем промышленного производства сократился на 13,5%, розничные продажи — на 20%, инвестиции в строительство и машиностроение — на 24,5%, а уровень безработицы подскочил до рекордно высокого уровня в 6,2%. Теперь же, когда вирус распространяется по всему миру, страна столкнулась еще и с резким падением внешнего спроса.

Есть свидетельства, что эпидемия в Китае замедляется и страна потихоньку возвращается к работе, — по некоторым оценкам, деловая активность возобновилась на 80-85%. Эти оценки, однако, не подтверждаются вторичными данными, — в частности, пробками на дорогах. И вообще всякую правительственную оценку омрачают давние сомнения в достоверности официальных китайских данных.

Пекин недавно объявил о снижении налогов и о новых инвестициях на сумму порядка 6% ВВП. Это поможет стимулировать экономику, но намеченные правительством на 2020 год темпы роста в 6% все равно могут оказаться недостижимы без дальнейших стимулов. Стимулирующая политика Пекина может временно подстегнуть внутренний спрос, но при этом чревата долгосрочными структурными проблемами, — в том числе дальнейшим ростом неустойчивого внутреннего долга, который, в свою очередь, грозит стать тормозом будущего роста.

Соединенные Штаты

В настоящее время есть широкий консенсус, что США либо стоят на грани рецессии (по крайней мере, в краткосрочной перспективе), либо уже попали в нее. Рост в первом квартале ожидается в районе нуля, а затем во втором квартале последует ожидаемое снижение на фоне сокращения поставок в промышленности, едва ли не паники на финансовых рынках и усугубляющегося краха индустрии туризма и развлечений.

- Последнее исследование Федерального резервного банка Нью-Йорка показало, что индекс деловых условий в марте снизился на рекордные 34,4 пункта — как правило, это верный признак рецессии.

- Чикагский индекс волатильности биржевых опционов, — также известный как «индикатор страха», — тоже вырос, причем более чем в шесть раз.

- 19 марта Министерство труда США сообщило, что число первичных обращений за пособиями по безработице выросло по сравнению с предыдущей неделей на 70 000 до 281 000, причем частные прогнозисты предрекают, что к следующему отчету, который выйдет 26 марта, их число подскочит минимум до двух миллионов.

Пока что большинство прогнозов упали лишь на 1,2-1,5% от совокупного роста за весь 2020 год. Но как долго продлится потребительский спад, пока неизвестно (после всплеска предупредительных закупок среди американских потребителей в начале марта), особенно на фоне массовых закрытий и падения производства по всей стране из-за карантина. Снижение прибыльности, в свою очередь, ведет к увольнениям и сильно давит на настроения потребителей.

Специфика американской политики требует времени для принятия фискальных решений, что неизбежно влечет за собой задержки в реализации. В лучшем случае экономическая активность в США восстановится лишь в конце второго квартала, когда заработают фискальные и монетарные стимулы. Но и этот экономический толчок чреват инфляцией.

Европа

Учитывая, что Франция, Италия и Испания останутся в обозримом будущем на замке, удар по экономическому росту в Европе будет огромен, пусть пока что он и не поддается количественному исчислению.

- Европейская комиссия уже исходит из того, что ВВП снизится на 2,5% по сравнению с ростом в 1,5% в 2019 году.

- Немецкий индекс экономических настроений ZEW за март упал на 58 пунктов — и это крупнейшее падение за всю его почти 30-летнюю историю.

- Президент Европейского центрального банка (ЕЦБ) якобы заявил европейским лидерам, что остановка экономики ЕС сроком на один месяц ради сдерживания вируса приведет к торможению роста Еврозоны на 2% по сравнению с первоначальным прогнозом ЕЦБ, предсказывавшем в 2020 году рост в 0,8%. А трехмесячная изоляция обрушит производительность на целых 5%.

- Для Великобритании неопределенность вокруг Брексита по некоторым оценкам грозит срезать продукцию страны вдвое. Уход с общего европейского рынка, — а его последствия во всей полноте еще не сказались, — усугубится снижением потребления и инвестиций из-за вспышки коронавируса.

Ближний Восток и Северная Африка

Низкие цены на нефть в сочетании со спадом туризма и внутреннего потребления из-за Covid-19 отрицательно скажутся на экономике всего Ближнего Востока и Северной Африки. К тому же не исключено, что недавний распад альянса ОПЕК+ переживет вспышку вируса.

- Covid-19 ускорит экономический крах в странах вроде Ливана и Ирака, отягощенных собственными финансовыми и долговыми кризисами. В частности, Ливану для решения своих огромных долговых проблем придется рассмотреть вопрос о займе у Международного валютного фонда.

- Итогом пандемии может стать рецессия в крупнейших экономиках региона, — например, Египте и Турции — из-за снижения потребления, туризма и спроса в промышленном секторе. ВВП Турции может снизиться к июню более чем на 15%, и это падение ляжет тяжким бременем на лиру, национальную валюту, усугубив опасения насчет корпоративного долга.

- Восстановление после региональной вспышки Covid-19 займет неопределенный срок, но совпадет с периодом низких цен на нефть. Это замедлит темпы экономических реформ и диверсификации энергозависимых экономик арабских стран Персидского залива. В частности, Саудовской Аравии, Бахрейну и Оману, возможно, придется сокращать финансовые резервы, наращивать долг и задерживать капиталовложения.

Что могут сделать правительства?

Чтобы смягчить экономический удар от пандемии Covid-19, центральные банки по всему миру, включая Федеральный резерв США и Европейский центральный банк, переориентируют свои стратегии прочь от более дешевого кредита за счет влияния процентных ставок. Эти усилия будут направлены на обеспечение ликвидности, поскольку бегство в наличность вследствие коронавируса приведет к засухе на рынках. Это поможет ослабить нажим на корпоративные балансы на фоне снижения выручки и прибыльности от продаж.

Решающее значение для оценки глобальных последствий будут иметь сезонность вируса, скорость восстановления пораженных стран, а также то, сколь быстро и эффективно правительства примут меры по сохранению здоровья граждан и поддержанию экономики.

Но изменения в национальной налогово-бюджетной политике важнее в краткосрочной перспективе, — чтобы компенсировать падение спроса и выпавшие доходы. Некоторые страны предложат предприятиям займы и кредитные гарантии, а домашним хозяйствам — временные налоговые льготы. В ответ на надвигающиеся увольнения раздадутся требования решительных фискальных мер, — в частности, потребительских выплат — пусть они и чреваты мощным ростом государственного дефицита. Однако длительность и последствия такой фискальной политики на поведение потребителей измерить трудно, — особенно при росте сбережений на черный день. Неясно и как долго продлятся сбои в цепочке поставок.

К чему готовиться

Есть несколько ключевых факторов, которые затрудняют прогнозирование экономических последствий пандемии Covid-19:

- Достоверные данные в реальном времени в таких глобальных ситуациях нередко запаздывают, предлагая скорее ретроспективный срез событий.

- Ориентиром для ожиданий инвесторов по корпоративным доходам служат фондовые рынки, но из-за ежедневных колебаний на фоне опасений краткосрочные изменения кажутся ненадежным индикатором общих экономических перспектив.

- Таким образом, более точным показателем зачастую служат более долгосрочные тренды — так, рейтинг Standard & Poor's 500 с середины февраля снижается в среднем примерно на 25%.

- Более актуальны и перспективны рейтинги потребительских настроений и бизнеса, но они публикуются лишь раз в месяц.

Помимо собственно экономических прогнозов в течение следующих нескольких месяцев необходимо отслеживать еще несколько ключевых динамик и событий для оптимальной оценки последствий Covid-19 на глобальной экономике. Вот несколько примеров:

- Распространение вируса в США, необходимость драконовских мер сдерживания и время, за которое удастся обуздать вспышки внутри США.

- Продолжится ли пандемия этим летом, — ведь многие базовые экономические прогнозы предполагают, что пандемия носит сезонный характер и соответствует эпидемиологической схеме, наблюдаемой в Китае, где вспышка ослабевает, достигнув пика в течение двухмесячного периода.

- Обширные вспышки в странах Южной Азии, Латинской Америки и Африки, чьи системы здравоохранения сильно ограничены.

- Скорость и масштаб глобальных мер по поддержке доходов домашних хозяйств и предприятий, а также мер по предотвращению финансовых сбоев со стороны центральных банков.

- Скорость восстановления в Китае как основной показатель того, как быстро экономика сможет вернуться к нормальной жизни. При этом ориентированная на экспорт китайская экономика столкнется с серьезными трудностями, поскольку спрос в остальном мире продолжит снижаться.

В более отдаленной перспективе уже наблюдается долгосрочное, хотя пока и неопределенное, сокращение потребления и инвестиций, — и эта тенденция продолжится. Более того, мировые финансовые условия резко ужесточились: стоимость активов пересматривается в сторону понижения, а бегство в «тихие гавани» и ликвидность приводит к распродажам на фондовых и кредитных рынках. Это может привести даже к целой веренице увольнений, — не в силах выполнить свои обязательства, компании вынуждены прибегать к все более масштабным увольнениям, что чревато глубоким и длительным экономическим спадом.