5 июня 2020, пятница, 6:57
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Рецессия разрушит экономику России

14
Рецессия разрушит экономику России
Альфред Кох
Фото: RFE/RL

Про фатальные задумки главы «Роснефти» Сечина.

Допустим, что так оно и есть: глава «Роснефти» Игорь Сечин хочет «задавить» сланцевую нефть в США.

Что это значит на практике? Смотрите: США добывают 12,23 млн. барр. нефти в сутки (больше всех в мире). При этом они экспортируют 1,5 млн. барр., а импортируют 7,5 млн. барр.. То есть США являются чистым нетто-импортером нефти на 6 млн. барр. в сутки.

Таким образом США на своем внутреннем рынке потребляют 18,23 млн. барр. нефти в сутки. Есть среди этой нефти и российская. Ее доля в общем потреблении нефти в США составляет аж 0,7%.

При этом в конце 2019 года США добывали сланцевой нефти около 9 млн. барр. в сутки. То есть примерно 50% всего внутреннего потребления.

Вот я взмахнул волшебной палочкой и Сечин победил: сланцевую нефть перестали добывать, скважины заглушили и т.д. На американском рынке возник дефицит в 9 млн. барр. в сутки. И все импортеры ринулись эту брешь затыкать своей нефтью.

Хочется спросить: и Россия тоже повезет свою нефть в США? Таков план? То есть амбиция Сечина состоит в том, чтобы завоевать большую (больше нынешних 0,7%) долю американского рынка?

Вынужден его огорчить. Его не пустят на американский рынок. Как не пустят - не суть важно. Либо введут эмбарго на российскую нефть, либо придумают какие-нибудь санкции персонально против Роснефти. Но его не пустят 100%.

Вы верите, что американская администрация пустит на свой собственный рынок российскую нефть в значимых количествах, и тем самым попадет в зависимость от Москвы?

У меня не хватает воображения представить, что Конгресс, американское нефтянное лобби, ЦРУ, Госдеп и прочие, как теперь модно выражаться, акторы позволят вот так вот запросто появиться на американском рынке российской нефти.

Поверьте: этого не может быть потому, что этого не может быть никогда. А раз так, то для кого Сечин очищает американский рынок от сланцевой нефти?

Ответ на этот вопрос лежит на поверхности: например, для Венесуэлы. Как это было еще 15 лет назад, еще до "сланцевой революции", когда венесуэльская нефть играла важную роль на американском рынке.

И если это произойдет (а это произойдет), то это будет означать, что либо Мадуро не будет вообще, либо Мадуро резко полюбит США. Ну и, разумеется, немедленно разлюбит Сечина. Как-то так...

А Игорю Ивановичу останутся от мертвого осла уши. И разрушенная рецессией экономика России.

Альфред Кох, «Обозреватель»