27 мая 2020, среда, 12:36
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Вождь-неудачник

1
Вождь-неудачник

Из этой истории можно сделать не только один вывод.

От последствий коронавирусной инфекции кончался бывший президент Народной Республики Конго Жоаким Йомби-Опанго. Насколько я понимаю, это первый экс-глава государства, убитый covid-19.

Вряд ли на фоне нынешних новостей это слишком сильно заинтересует.

На самом деле, история строительства коммунизма в Конго (а покойный как раз одним из строителей коммунизма и был) - жуткая. Дважды жуткая, если вспомнить о гражданской войне в стране в 90-х. И трижды - то, что сейчас это оказалось связанным с коронавирусной эпидемией.

Есть еще одна жуткая вещь во всей этой истории: как вообще различать эти самые Конго? Помнится, в свое время некоторые "умные" журналисты путали Ливию и Ливан. Поэтому хорошо, что оба Конго, как правило, находятся в тени событий. (Хотя событий там было множество, включая войну с участием половины стран Африки, ее иногда так и называют - "Африканская мировая", и случилось все это совсем недавно - но много ли о том известно?)

Были две колонии по берегам Конго. Бельгийская и французская (о ней и речь). В 1960-м они получили независимость - и на карте появилось две Республики Конго. Чтобы их различать, придумали называть по столицам - Конго - Браззавиль (бывшая французская) и Конго - Леопольдвиль (бельгийская).

Но и это не все. Экс-бельгийская поменяла название на Заир - казалось бы, головная боль улетучилась, да куда там! В 1997-м ее перепереименовали обратно в Конго.

И теперь по берегам великой реки существуют Демократическая Республика Конго (экс-бельгийская) и просто Республика Конго (экс-французская). А в период строительства коммунизма она была Народной (как "ДНР").

А вот дальше можно начинать историю переворотов и резни.

Священник Фульберт Юлу, первый президент Конго - Браззавиля проводил политику антикоммунизма. И было бы оно, возможно, и неплохо. Но в разноплеменной стране он быстро перегнул палку - и его режим вскоре "слинял в три дня". В самом буквальном смысле.

Ему повезло: новый режим не хотел его убивать: Юлу отправили в изгнание, и только потом заочно приговорили к смертной казни. Он нашел убежище во франкистской Испании. Где и умер, успев обвинить в своем свержении КНР. Судя по курсу нового руководства - вполне оправданно обвинял.

Первый революционный лидер Массамба-Деба сравнивал себя с Робеспьером и Лениным

Но, как очень часто случается, строители коммунизма - это такие стаи товарищей, грызущиеся за власть. А в Африке при этом очень важно, откуда, из каких племен-народов-кланов эти товарищи происходят? Возвышение одного племени ведет к недовольству остальных, какого-то национального государства нет и в помине - и итог иногда бывает очень печальным.

Так оно и случилось. Оппозиция новому президенту Массамба-Дебе нашла себе вождя в виде молодого и энергичного капитана десантников Мариана Нгуаби (слышал, что за какое-то время до того он проходил обучение в СССР под началом тогда еще далеко не генерала Лебедя, но подтвердить не могу).

Произошел очередной из череды переворотов - Нгуаби дорвался до власти, а курс стал не прокитайским, а просоветским.

Мариан Нгуаби дружил с советской "стаей товарищей". Небескорыстно, конечно

Именно что дорвался. Потому что это, разумеется, означало, и возвышение собственной народности - мбоши, и ревкомы с однопартийностью, и прочие кошмары. И перманентный 1937-й в африканском исполнении.

Как раз на последнем и выдвинулся соратник из "стаи товарищей", ныне скончавшийся от covid-19. Йомби-Опанго, получивший новые звания и ставший начальником генштаба, разгромил очередную попытку переворота и попытку партизанского движения. Любопытно, что те путчисты-партизаны тоже были коммунистами, но куда более левыми, чем руководство.

1937-й в африканском исполнении выглядел так: схваченных не просто пытали и казнили. Нгуаби и Йомби-Опанго еще и выставили в столице на обозрение их трупы. Мол, так будет с каждым…

Между прочим, строительство коммунизма оказалось вполне совместимым с самым типичнейшим рабовладением. Как раз пример Народной Республики Конго стал еще одним доказательством. Там и до красных практиковалось обращение в рабство пигмеев. И при красных…

Хотя Нгуаби был весьма молод, чуть за 30, власть и попытки переворота развили в нем подозрительность. Вождь стал исчезать из поля зрения (как мы знаем, диктаторы любят самоизолироваться не из-за эпидемий, а из страха), явно терял адекватность, над многими из "стаи товарищей" сгущались тучи. В том числе и над Йомби-Опанго, и над его конкурентом с не менее заковыристой фамилией Сассу-Нгессо. В одной из последних речей "вождь" вполне прозрачно намекнул на скорое будущее: "Когда в стране грязь и отсутствует прочный мир, невозможно навести чистоту и восстановить единство иначе как освежением крови".

Надо было спешно принимать какие-то меры [иначе Йомби-Опанго мог не дожить до коронавируса]. Так что стае товарищей без "вождя" было о чем посовещаться.

Они и посовещались. А вот дальнейшее окружено мраком. Вроде бы, было принято решение Нгуаби не убивать. Но так оно или нет - сказать сложно.

В общем, не помогла вождю подозрительность - его застрелили у генштаба, в бою несколько покушавшихся были тут же уничтожены, а их командир - капитан разведки Бартелеми Кикадиди - скрывался довольно долго, но тоже был впоследствии убит. При задержании, что характерно.

Так что Йомби-Опанго, пришедший к власти, смог с удовольствием возложить вину на первого из революционных "вождей" Массамбу-Дебу, которого и расстреляли. А сам он, конечно, был ни при чем.

Сделал он на своем посту примерно то, что и хотел предыдущий вождь - обильно пустил кровь. Аресты и процессы следовали один за другим - сперва по заговору против Нгуаби, потом - против него любимого. Очередной строитель коммунизма жил в роскоши в нищей стране. Попробовал организовать собственный культ личности в условиях непрекращающегося комендантского часа. И, как знать, мог бы Йомби-Опанго сделаться одним из множества "несменяемых". Однако фактор стаи товарищей он недоучел.

И закручивателя гаек свергли. Просто на заседании ЦК партии - объявив вотум недоверия. А потом отправили под домашний арест.

А новым "вождем" стал министр обороны Дени Сассу-Нгессо. Событие произошло в 1979-м, который унес очень много властителей - от иранского шаха до императора Бокассы. Но вот этот хитрый обнуленный правит (с небольшим перерывом на демократизацию и гражданскую войну в лихие 90-е) по сию пору!

Дени Сассу-Нгессо, чемпион по обнулениям, правит и сейчас, постепенно превращаясь в подобие мумии

А у Йомби-Опанго судьба сложилась своеобразно. Ему пришлось переквалифицироваться из "вождей" в политзаключенные. А в начале 90-х началась демократизация. Сассу-Нгессо объявил свободные выборы - и на свободных выборах победил вовсе не он, а Лиссуба - один из тех, кого в свое время посадили и едва не расстреляли по подозрению в заговоре. И он назначил своего без пять минут палача Йомби-Опанго премьером!

Как ни странно, экономическая политика на сей раз была неплохой. Помешали все то же племенное деление, а еще обида Сассу-Нгессо на проигрыш на выборах. Власть он решил вернуть при помощи "ополчения" "Кобра" из рядов своей "красной" партии. И вернул - оставив 25 тысяч трупов в гражданской войне.

Йомби-Опанго пришлось эмигрировать, его заочно приговорили к тюремному сроку, потом все-таки приговор отменили и разрешили вернуться. Но для "чемпиона обнуления" он опасен уже не был.

А сегодня коронавирус обнулил вождя-неудачника. Теперь - уже окончательно.

Но коронавирус - такая штука, которая не разбирает, вождь перед ней или просто смертный. Посему разумные ограничения применять все-таки надо. Хотя из этой истории возможен не только такой вывод.

Егор Седов, «Фейсбук»