27 мая 2020, среда, 18:47
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Врач из Германии: Белорусские власти сильно рискуют

8
Врач из Германии: Белорусские власти сильно рискуют
Фото: tut.by

Нельзя скрывать информацию об эпидемии.

Врач белорусского происхождения из немецкого города Дортмунд Александр Глуговский рассказывает, какие меры предпринимаются в Германии против пандемии коронавируса, и сравнивает их с тем, что происходит в Беларуси, сообщает «Радыё Свабода».

- Как немецкие власти отреагировали на пандемию? Была ли система здравоохранения Германии подготовлена к этому вызову?

- Понятно, что хронические и неотложные проблемы присущи любой сложной системе. Тем не менее, организация и инфраструктура, технические средства, финансирование и доступность для общественности – чудесны по сравнению с большинством других стран.

Насколько можно быть готовым к такой ситуации? Даже один из мировых профильных центров - Институт Роберта Коха в Берлине - недавно признал, что до середины февраля не ожидал развития подобного драматического сценария в Европе и мире.

Хотя даже мне, не эпидемиологу, после того, как Китай подтвердил в начале января о передаче вируса между людьми и быстром распространении эпидемии во второй половине января с первыми случаями на периферии, стало ясно, что пандемии не избежать.

В моем точном прогнозе нет ничего странного. Сложность коллективного принятия решений часто определяет инерцию и отсталость ситуации.

Но даже несмотря на это отставание, мощный потенциал Германии в области здравоохранения был на пике и сейчас более или менее успешно готовится к возможным сценариям эпидемии. Работают экспертные группы основных министерств и специалистов - врачи, менеджеры, экономисты, финансисты и логистики. Федеральный кризисный штаб работает почти 24 часа в сутки.

В стране, учитывая опыт и ошибки соседних государств, постоянного мониторинга ситуации и рекомендаций ученых, постепенно принимаются необходимые карантинные меры и ограничиваются социальные контакты.

Идет мобилизация резервов в стационарах, в лабораториях испытываются потенциальные препараты и методы лечения, а также работают научно-исследовательские центры. Основные противоэпидемические регламентации, указы и рекомендации принимаются на федеральном уровне. Внутри у них есть свобода действий на уровне земель.

Больницы сейчас пытаются освободить места для реанимации и держать их для covid-пациентов. Государство платит 600 евро в день за каждое доступное место.

- Какие существуют ограничительные меры в стране?

- В Северном Рейне-Вестфалии, где я живу, как и во всей Германии, строгие карантинные ограничения были введены с 22 марта по 19 апреля (и, скорее всего, дольше):

Работают только дискаунтеры и небольшие продуктовые магазины, аптеки, больницы, городские службы и некоторые предприятия, которые обеспечивают необходимой инфраструктурой.

Закрыты все заведения общественного питания, кинотеатры, театры, библиотеки, музеи, фитнес-центры, салоны красоты, парикмахерские и тому подобное.

Уже несколько недель все учебные и дошкольные учреждения закрыты.

Запрещено собираться более двух человек, если они не являются родственниками или партнерами, живущими вместе.

Расстояние между людьми должно быть не менее полутора метров.

Покупки разрешены в близлежащих магазинах.

Можно заниматься спортом вне дома, но не более двух человек вместе.

В первые дни это часто нарушалось, поэтому 25 марта штрафы были увеличены - с 200 до 25 000 евро. Люди, которые собираются в группы более 10 человек, могут быть привлечены к уголовной ответственности.

- В чем главное отличие систем здравоохранения Германии и Беларуси?

- В Германии государство финансирует крупные научные центры и университетские клиники, которые, помимо лечения пациентов, также проводят исследования. Остальные стационары - частные или контролируемые религиозными благотворительными фондами основных церквей - католическим «Каритас» и евангелическим «Диакония».

Клиник нет, но есть частные кабинеты врачей общего профиля, семейных врачей и врачей узких специальностей. Иногда несколько таких врачей объединяются в общий кабинет.

Практически нет вызова врача на дому. Только в случае очень сложной или угрожающей ситуации вызов сотрудника скорой помощи является обоснованным. Субсидируемая государством система частных фирм для постоянного ухода за больными на дому для тяжело больных пациентов или пожилых людей с медицинскими показаниями является обычной практикой.

- И даже такая сильная и хорошо организованная система здравоохранения, как в Германии, не слишком ли поздно отреагировала на коронавирус?

- Поскольку власти руководствовались рекомендациями Института Роберта Коха, то, как я уже говорил, из-за неточного прогноза пандемии произошло опоздание. Были первоначально и некоторые ошибочные решения.

Это вызвало некоторые дополнительные технические и организационные проблемы, характерные для всех стран. Например, отсутствие средств индивидуальной защиты, замедления с началом карантина.

Одной из серьезных ошибок было решение не отменять традиционный ежегодный Рейнский карнавал в конце февраля, на котором принимает участие несколько миллионов человек в западном регионе. После карнавала возникла крупная вспышка эпидемии в Германии.

На непроизвольную недооценку ситуации также повлияла успешная и быстрая (без летальных исходов) локализация первого эпизодического очага в Мюнхене в конце января.

- Как пандемия коронавируса помогает тем, у кого нет страховки (если такие есть)?

- Любой человек, который живет в Германии или приезжает в страну, обязан иметь, например, медицинскую страховку. Поэтому такой проблемы нет.

- В Германии есть разница в подходе к пациентам между частными и государственными больницами? Играет ли роль имущественное неравенство, уровень доходов пациентов?

- Основой здравоохранения в Германии является обязательное страхование всего населения с гарантированным законом одинаковым уровнем и доступностью медицинской помощи.

Группы с высоким доходом и государственные служащие имеют право на частную страховку, которая предлагает некоторые преимущества - меньше времени на ожидание консультации у специалистов высокого уровня, размещение в одиночную палату и т. д. Но не в объеме медицинского обслуживания.

Нет существенных различий в чисто медицинском аспекте между государственными и частными больницами и больницами под патронажем католической и евангельской церквей.

- Как вы из Германии видите ситуацию с пандемией коронавируса в Беларуси? Насколько опоздали с реакцией? Не слишком ли поздно вводить карантин?

Первое, что бросается в глаза, это отсутствие достаточной и своевременной информации. Закрытость принятия решений. Трудно сделать какие-либо выводы, если вы не знаете, на какие прогнозы и модели экспертов опиралось руководство государства, принявшее стратегию практического отсутствия карантинных мер - как внутри страны, так и за ее пределами.

Исходя из эпидемиологических допущений и учитывая специфику Беларуси - общую плотность и распределение населения, демографический состав, а также особенности вируса SARS-CoV-2 - его высокую контагиозность, длительный бессимптомный инкубационный период и уровень смертности, принятая в Беларуси стратегия мне кажется более чем рискованной.

Напомню, что я не эпидемиолог и, следовательно, не специалист в полном смысле этого слова. Тем не менее, отсутствие достаточной и доступной информации, оправдывающей как принятые, так и не принятые меры, и драматическое развитие событий в странах, которые потеряли время для жестких карантинных ограничений, с последующим крахом структур здравоохранения и высокой смертностью, а также постепенная вынужденная смена тактики и ужесточение ограничений в Великобритании, США и даже Швеции, не оставляют мне достаточного оптимизма.

Отношения с несколькими коллегами в Беларуси, их оценка ситуации и ее динамика также вызывают обеспокоенность. Возможно, ставка делается на инфекционистов и санитарно-эпидемиологическую службу Беларуси, которая работает по образцу СССР. Возможно, это конструктивно и функционально эффективно сейчас.

Однако я повторюсь: учитывая особенности вируса и заболеваний, которые он вызывает, у меня нет оптимизма, что эпидемия останется под контролем.

Скорее всего, руководство Беларуси предусмотрело резервные сценарии, разработанные эпидемиологами. Но вопрос в том, насколько они эффективны? Если даже тот, который применяется сейчас, не кажется адекватным проблеме.

***

Александр Глуговский - кардиолог. Он родился в Минске и с 2002 года живет и работает в Германии. В настоящее время он врач Добровольной федеральной медицинской службы BFD в Дортмунде.