8 июля 2020, среда, 4:33
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Если бы все началось на юге, вымерло бы полстраны»

«Если бы все началось на юге, вымерло бы полстраны»
Елена Фреска

Белоруска рассказала, что происходит в регионе Италии, где был выявлен первый пациент с COVID-19.

Психолог, коуч Елена Фреска живет в Италии уже три года, как раз на границе провинций Милан и Лоди в регионе Ломбардия, где и был выявлен первый в этой стране пациент с COVID-19, пишут naviny.by.

Несколько дней назад у Елены был день рождения. Она надела красивое платье, сделала макияж. Муж съездил в супермаркет, привез кое-что из сдобы, а также праздничные свечи. Елена говорит, что даже в этой тяжелой атмосфере хотелось праздника.

— Первым у кого выявили коронавирус, был мужчина 38 лет. Он был очень активным и даже уже с COVID-19 бежал марафон. Когда почувствовал себя плохо, обратился в госпиталь, ему прописали парацетамол. В следующий раз он попал в больницу, когда задыхался. И тогда выяснилось, что у него коронавирус. К сожалению, он заразил несколько медиков и своих родственников, а его отец умер.

После этого итальянские медики стали выявлять контакты первого пациента и рекомендовать им карантин дома в течение двух недель. Теперь рекомендация та же — в больницы кладут тех, кто нуждается в помощи. Люди с COVID-19, если у них нет особых проблем, сидят дома, собственно, как и мы.

— Какие меры включает карантин?

— Закрыто все. Не работают школы, университеты, сфера обслуживания. Закрыты крупные предприятия, которые не являются стратегически важными для жизнедеятельности. Запрещено выходить на улицу, если только не идешь в магазин или к врачу. Выходить можно только по одному.

После того, как в нашей коммуне выявили несколько инфицированных коронавирусом, а один человек умер, речь уже идет о том, что можно быть на улице только в радиусе 200 метров от дома.

— Как контролируется соблюдение правил?

— Ездят полицейские патрульные машины. Когда меня видят с собакой (мы с мужем по очереди гуляем с ней — каждый по разу в день), понимают, почему я на улице. Однако к другим людям могут подойти и спросить документ. Это файл, который мы должны скачать на сайте местного управления и распечатать. На документе, который обязаны носить с собой, должно быть указаны наши данные, время и цель выхода из дома.

Насколько мне известно, контролируют, чтобы люди не ездили в магазины, которые находятся не рядом с домом. То есть мы покупаем продукты только в ближайшем к нашему дому магазине.

Штрафы за несоблюдение правил карантина — от 400 до 3000 евро. Несмотря на весь этот страх и ужас, находятся люди, которые не соблюдают карантин. Например, я видела информацию, что остановили человека, который поехал за фокаччо. Понимаете, он не за продуктами на неделю вперед пошел, а поехал за фокаччо!

— Итальянцам карантин дается нелегко?

— Действительно, итальянский образ жизни включает много общения, принято выходить в люди, пить кофе не дома, а в кафе, например. Они обязательно целуются три раза при встрече. И они сразу не приняли карантин, поэтому государство было вынуждено предпринять серьезные меры для тотального контроля.

Возможно, одна из причин быстрого распространения коронавируса здесь — социальная активность итальянцев, пожилых, в том числе, их эмоциональные и коммуникационные привычки.

И знаете, мне даже показалось, что серьезнее итальянцев изначально отнеслись к необходимости карантинных мер выходцы из бывших советских республик, хотя очень многие из них находятся здесь в тяжелой ситуации. Например, в итальянских семьях часто нанимают для стариков сиделок из постсоветских стран, в том числе и с проживанием. Теперь, когда все сидят дома, их услуги не нужны. Женщины остаются и без работы, и без жилья. На родину уехать не могут, другую работу найти тоже. Правда, знаю историю, когда женщина из Украины успела уехать домой, чтобы быть с семьей.

— А у вас есть родственники в Беларуси?

— Да, я очень беспокоюсь за маму, которая осталась дома. У всех, у кого остались в Беларуси родители, болит за них сердце. Мама пенсионерка, ей нет нужды куда-то ходить. Точно так мой муж переживает за свою маму, которая живет далеко от нас, на юге Италии. Там довольно спокойная ситуация по коронавирусу.

У нас многие теперь говорят, что если бы все началось на юге, уже вымерло бы пол-Италии. Там хуже санитарные условия и медицина в сравнении с севером страны. В любом случае теперь здесь никто ни с кем видеться не может, если не живет в одном доме. И на этом фоне нас шокирует то, что в Минске не запрещены массовые собрания людей, что люди живут обычной жизнью.

— Как изменилась ваша жизнь в связи с карантином?

— Мы сидим дома с 8 марта. Власти анонсировали, что мы будем на карантине до начала мая, потому что увы, в Италии не происходит желаемого спада количества умерших — то 700, то 800 смертей за сутки.

Я работала удаленно, моя аудитория в интернете, поэтому в части работы для меня ничего не изменилось. Муж мой теперь не работает.

Сейчас непростое время, но я бы советовала не беспокоиться о бизнесе, потому что вижу, как в Италии люди изначально волновались о деньгах и бизнесах, теперь уже не до этого. Все говорят об одном — как выжить, как помочь родным.

Люди даже попрощаться с родными умершими не могут из-за карантина. Всех кремируют, чтобы хватало места, а его не хватает. Ведь теперь умирают преимущественно в одном регионе — возле Бергамо. В пределах этого города нет уже места, чтобы хоронить. Умерших увозят в другие провинции.

По состоянию на утро 7 апреля в Италии коронавирус обнаружен у 132 547 человек, от COVID-19 умерли 16 523 человека, выздоровели 22 837.

— Как государство поддерживает бизнес?

— Переносятся выплаты по кредитам. Сейчас работодатели не имеют права увольнять сотрудников, есть выплаты по поддержке предпринимателей, которые вынуждены закрыться. Им дается по 600 евро в месяц, есть выплаты наемным работникам.

Я не могу сказать, что все здесь идеально, но в ситуации эпидемии государство проявило строгость. Бюджет страдает страшно, ведь он во многом держится на туристической отрасли. Никто сегодня не скажет, что будет с казной, но государство все рано идет на вышеуказанные меры и по карантину, и по поддержке тех, кто нуждается.

— Карантин ведь еще и испытание не прочность семьи, не правда ли?

— Да, людям непросто находиться вместе 24 часа в сутки семь дней в неделю. Не исключено, что участятся случаи домашнего насилия, люди не могут выйти из дома, отвлечься, встретиться с кем-то из друзей.

Я думаю, что спасение сейчас — интернет. Там можно найти не только помощь в сложных ситуациях, но и множество занятий и увлечений. В идеале надо разговаривать с теми, кто с вами на карантине. Например, договариваться о том, что какие-то часы вы проводите наедине с собой.

Сейчас время заняться тем, до чего не доходили руки. И это плюсы карантина. Даже если закрыт бизнес, можно заняться изучением волнующих вопросов, создать какое-то сообщество, заявлять о своем продукте или услуге в интернете. Теперь много работы в онлайне, надо подумать и поискать. Можно с минимальными материальными затратами заняться своим развитием. А для тех, кто был недоволен своей работой, самое время понять, чем заняться в будущем.

Слава богу, что пандемия случилась тогда, когда есть интернет, позволяющий и образование получать, и праздники отмечать.