7 июня 2020, воскресенье, 2:20
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Ковровые бомбардировки

27
Ковровые бомбардировки
Ирина Халип

Это государственная доктрина. 

Я живу рядом с подстанцией «Скорой помощи». Раньше сирена завывала за окном раз-два в день. И всякий раз меня передергивало: понимала, что кому-то в этом городе сейчас совсем плохо, раз включают сирену. Теперь она звучит за окном каждые 15-20 минут, и я привыкла, лишь машинально отмечаю: ага, за этот час уже третья. Говорят, к воздушной тревоге тоже привыкали и даже в бомбоубежища не спускались: авось пронесет, и снаряд упадет мимо. Эпидемия в Беларуси – та же бомбежка. Или пронесет, или нет. А в бомбоубежище не спрячешься, потому что его заперли на замок, ключ спрятали где-то в тайнике «ЦАЛ ДИР БИЕ», а подступы к тайнику обложили приказами и нормативными документами, сквозь которые не продерешься – они гуще амазонских джунглей.

В нашей районной поликлинике слегла вся женская консультация. А ведь был шанс не заразиться, да только ключ от бомбоубежища спрятан. Все началось с болезни акушерки. Клиническая картина, по словам ее коллег, была очевидна, как «мама мыла раму». Но вместо тестирования на COVID-19 акушерке дважды закрывали больничный, и дважды она выходила на работу. В третий раз самостоятельно не справилась и была госпитализирована. Только в больнице сделали тест на коронавирус, и он оказался положительным. Лишь после этого всех сотрудниц женской консультации в срочно порядке протестировали, и только у двух врачей тест оказался отрицательным. У всех остальных – положительный. Причем женская консультация – уж совсем не та контора, где можно соблюдать «социальную дистанцию». Вот при всем желании обеих сторон – никак. А теперь представьте, скольких беременных и больных они успели заразить, пока работали в обычном режиме.

Все дело в том, объяснили мне ковид-положительные медики, что им приходится работать в соответствии с минздравовскими и горздравовскими директивами. А там прописаны правила двухмесячной давности: тестируются прибывшие из-за границы и контакты первого уровня. Про клиническую картину в этих бумажках ничего не говорится. То есть если ты с симптомами – протестируют только тогда, когда попадешь в больницу. Так поликлиника становится очагом заражения, и сами врачи ничего не могут сделать: без бумажки ты букашка, это давно всем известно, но с бумажкой ты превращаешься в монстра, который не имеет права на постановку диагноза ни себе, ни пациентам. Именно этими бумажками и завален путь к ключу от бомбоубежища.

И теперь становится еще более очевидным, что массовое заражение белорусов – это государственная политика, причем с того самого момента, когда весь мир начал бить в барабаны, оповещая об опасности. Честно говоря, сначала я думала, что таким образом власть хочет просто уменьшить популяцию, избавившись от пенсионеров, – меньше придется пенсий и пособий платить. Тогда говорили только о пожилых людях, для которых коронавирус особенно опасен, и поведение власти вполне укладывалось в эту версию. Позже, когда стало ясно, что вирус не щадит никого, когда начали умирать и спортсмены, и молодые успешные бизнесмены, - казалось бы, пора менять тактику: умирают ведь крупные налогоплательщики, без которых бюджет давно скукожился бы в шагреневую кожу. Но поведение власти становилось все более наглым и залихватским, что поначалу выглядело странным и могло объясняться только государственной вирусной шизофренией. Впрочем, на прошлой неделе все встало на свои места.

Да, нас заражают сознательно. Да, это государственная доктрина. Да, власть делает все для распространения коронавируса. Да, это происходит публично и даже демонстративно. Все для того, чтобы, когда мир откроет границы, нашу страну заперли снаружи, и тогда внутри можно переходить в стадию Северной Кореи.

Представьте себе европейских политиков, читающих новости из Беларуси. Сейчас они как раз читают, потому что из-за этого демонстративного биотерроризма наша страна снова в новостях всех мировых медиа. Читают и вздыхают: какие варвары, какие дикари… Естественно, никто из них сюда в ближайшее время не приедет – жизнь и здоровье дороже. Так что некому будет свидетельствовать, что гражданин Лукашенко совершенно преступным образом оттяпал себе седьмой срок. Этого никто не увидит. Все, конечно, поймут, но скажут «чур меня» - да и перевернут страницу.

А чтобы белорусы не сообразили, что их заражают намеренно, им бросается мелкая косточка под кодовым названием «выборы», на сцену выходят прошедшие специальный кастинг актеры, и начинается представление с неуклюжими апартами и заламыванием рук. Пусть развлекаются напоследок. Кто доживет – может, и сообразит, зачем это было нужно. Но будет поздно.

Снова воет за окном сирена «Скорой», снова едут спасать кого-то врачи, которых не спасет уже никто. Ключ от бомбоубежища погребен под тоннами бумажного спама. На главной сцене страны разыгрывается спектакль для будущих жертв пандемии, чтобы они ничего не поняли. Не смотрите. Он не только опасен для жизни, но и бездарен.

Ирина Халип, специально для Charter97.org