10 июля 2020, пятница, 9:02
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Фельдшер из Солигорска: Мешки с трупами вывозят втихаря

19
Фельдшер из Солигорска: Мешки с трупами вывозят втихаря
Фото: Belsat.eu

Откровенный рассказ медика о ситуации с COVID-19 в городе шахтеров.

Министерство здравоохранения Беларуси не предоставляет официальных данных о количестве жителей Солигорска, заболевших COVID-19. Нет коронавируса – нет доплаты за работу с инфекцией. Деньги на премии выделили, но не выплатили, говорит фельдшер Солигорской станции скорой помощи, которая является подразделением Центральной районной больнице. Медик рассказал «Белсату», как администрация медучреждения скрывает реальное количество пациентов с COVID-19.

«Помогают даже бездомные»

Александр [имя изменено по просьбе героя. – Примечание] около пяти лет работает фельдшером на Солигорской станции скорой помощи. Волна атипичной пневмонии в городе началась в марте, и с тех пор количество пациентов с воспалением легких постоянно растет. Больных в ЦРБ Солигорска привозят не только из города, но и из области. Многие коллеги Александра заразились коронавирусом и не могут работать. Сейчас даже медсестры с ВИЧ делают анализы, потому что никого не осталось:

«Медсестрам с ВИЧ запрещено делать уколы в вену, но теперь некуда деваться. Когда администрацию больницы спрашивают сверху, нужно ли вам что, они говорят, что все есть. Но это не так! Нам выдали респиратор – один респиратор на семь дней работы! Нам люди обычные приносят средства для индивидуальной защиты, шахтеры после смен собирали респираторы и приносили. Даже бездомные, которые просят копейку под магазином, несут нам маски».

Врачи заболевают не только из-за отсутствия средств индивидуальной защиты, но и из-за людей, скрывающих положительный результат теста на коронавирус.

«К нам везут из Бреста, Слуцка, Любани и Житковичей. Там вообще кошмар. Например, у человека сердечный приступ, мы приезжаем, а он три дня температурит. Показывает бумагу, а у него там COVID+. И мы без костюмов, без ничего! Люди не понимают, что происходит. У нас «слетело» половина смены. Все болеют – водители, фельдшеры».

Александр и его коллеги не верят в официальную статистику о количестве больных и умерших от инфекции. Он считает, что 95% случаев скрывают, чтобы показать позитивный результат борьбы с инфекцией. Тесты теряются по пути из больницы в санэпидстанцию, между которыми считанные метры.

Александр добавляет, что докторам нежелательно диагностировать коронавирус. Вместо вируса в журнале записывают «№ 19» — «изменения, типичные для COVID-19», и таких записей большинство:

«В Солигорске нет коронавируса, есть атипичная пневмония. А как доказать? Деньги на доплаты пришли. Была встреча по поводу премий. Мол, подождите, заплатим. Но протоколов никто не делал. Позиция администрации такова: вы заразились, потому что ехали без маски. А вы выдали нам маску?

Все пять лет на станции Александр работает в одной форме, которая буквально расходится по швам, поэтому мужчина иногда носит армейскую.

«Черные пакеты вывозят втихаря»

Коронавирус также затронул и семью Александра. Его родители подхватили инфекцию на похоронах знакомого в конце апреля в деревне Старобин. Верующие открыли гроб с умершим. У родственников первым симптомом была одышка. Результат анализа – отрицательный – пришел через три недели после их госпитализации. Александр говорит, что это невозможно:

«Я сам отвез их на КТ. У родителей была пневмония, типичная для COVID-19. Все симптомы, изменения в легких. Да и какая пневмония в мае? Они лежали в больнице и видели, сколько трупов в черных пакетах вывозили на каталках ночью. Все делают втихаря. Это минус для нас, не спасли, но мы сами без защиты. Умирают и дети, и взрослые».

Фельдшер также прокомментировал смерть доктора Владимира Писарика. Ранее в СМИ сообщали, что результат теста на коронавирус у него был отрицательный, и руководство больницы не комментировало этот случай, ссылаясь на медицинскую тайну. Александр не верит, что у работника ЦРБ не было инфекции:

«Писарик лежал на аппарате ИВЛ в «грязной зоне» около двух недель. Сам реаниматолог говорил, что у него COVID+. Его похоронили закрытом гробу».

«Мы знали, что будет тяжело»

Собеседник также рассказал о ситуации в отделении интенсивной терапии ЦРБ. Всю грязную работу делают медсестры. Они плачут от усталости, и их единственное желание – пойти домой:

«Все просто устали. В реанимации медсестры зашиваются. Представьте себе, например, переворачивать людей с живота на спину хотя бы. Врач получит доплату, а что получит медсестра? Они работают один день в «грязной зоне», а потом день в «чистой». Они плачут от усталости и только говорят: «Я хочу домой». В общем, если скорая помощь и больница шахтеров ляжут, – тяжело будет всем».

Медики станции скорой помощи, Бобруйск. Фото: Belsat.eu

Александр добавляет: медики не бьются за бонусы, больше всего они нуждаются в поддержке и благодарности.

«На нас всем наплевать. Профсоюз не помогает. Нам не нужны деньги, та же администрация могла бы просто по-человечески поблагодарить нас за то, что мы работаем круглосуточно почти без выходных».