9 июля 2020, четверг, 8:07
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

На этих «выборах» осталась только одна идея, один лозунг, одна программа

12
На этих «выборах» осталась только одна идея, один лозунг, одна программа
Виталий Цыганков

Кто угодно, только не он.

Люди понимают, что никакие красивые программы реформ, никакие геополитические установки и разумнее законопроекты не имеют смысла, пока не решится главный вопрос - «кто угодно, лишь бы не он».

Бурное начало этой избирательной кампании показало, что самым привлекательным и актуальным лозунгом для масс был «простой как жизнь» призыв к отставке Лукашенко. Ведь никакая позитивная, креативная программа сегодня не может объединить, привлечь расколотое, раздробленное и преданное белорусское общество.

Поэтому на этих выборах люди в первую очередь готовы поддержать не тех, у кого красивые и правильные программы, а тех, кто, по их мнению, имеет больше шансов свергнуть Лукашенко. Для одних это радикальный блогер Тихановский, для других - бывшие представители «номенклатуры» Цепкало и Бабарико.

Заметили, что попытки поймать Бабарико и Тихановского на некоторых неудачных высказываниях, указать на какие-либо противоречия в их заявлениях почти не влияют на их сторонников? Ведь это сейчас не важно для людей. И единственное, что имеет значение, - есть ли у этого человека шанс отстранить Лукашенко от власти. Это то, что люди спрашивают, вот что их интересует - насколько серьезен этот кандидат, готов ли он действительно бороться за власть, есть ли у него шанс.

В этом смысле даже обвинения в том, что Москва стоит за кем-то, могут иметь обратный эффект. Ведь для одних возможное «Москова за спиной» - это страшная крамола, а для других - «ну и хорошо, пускай хоть Москва поможет свергнуть его, если мы не сможем».

Вся «политика», все экономические программы, все геополитические ориентации потенциальных соперников отошли в сторону, в общем и целом, не важны для широкой публики. Участники инициативных групп разных кандидатов, которые сейчас собирают подписи, свидетельствуют, что люди, которые приходят подписать, не интересуются взглядами кандидата, а спрашивают только об одном - «он против Лукашенко? Тогда я подпишу».

Возможно, это почувствовали сами претенденты, понимая, что их глубокие мысли об экономических реформах никого не интересуют. На первой пресс-конференции Валерий Цепкало часами говорил об экономических схемах, о Китае и Сингапуре, но через несколько дней (возможно, чувствуя настроение аудитории) он обратился к насмешливым замечаниям о коровах и козах Лукашенко. В общем, Виктор Бабарико отказывается однозначно отвечать «или-или» в стиле фундаментальных политических вопросов, подчеркивая тем самым, что он хочет быть приемлемым для большинства электората.

Общество (по крайней мере та часть, которая не воспринимает нынешнюю власть) перешло от вопроса «Кто, если не он?» К утверждению: «Кто угодно, только не он». И, я думаю, нельзя сказать, что в такой формулировке люди проявляют свою наивность или политическую неграмотность. Не будучи политологами, люди понимают, что сегодняшняя система настолько заточена под одну конкретную фамилию, что любое другое имя на вершине власти автоматически означает изменение жизни и, в некотором смысле, разрушение самой авторитарной системы. А состояние общества сейчас таково, что большинство готовы приветствовать любые перемены, считая, что «хуже не будет». Люди просто чувствуют, что нынешняя позорная ситуация вызвана не какими-то объективными причинами, плохими законами или неразвитостью белорусского общества, а во многом желанием остаться у власти одного конкретного человека.

И еще есть история о коронавирусе, который многим доказал, что правительственные решения, которые влияют на здоровье и жизнь тысяч людей, определяются не профессионализмом и компетентностью чиновников на всех уровнях, а идеологической одержимостью, политическими интересами и характером правителя.

Люди понимают, что никакие красивые программы реформ, никакие геополитические установки и умные законопроекты не имеют смысла, пока не решится единственная важная проблема - «кто угодно, только не он».

Виталий Цыганков, «Радыё Свабода»