14 июля 2020, вторник, 16:25
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Допрыгаться до Гааги или Нюрнберга

15
Допрыгаться до Гааги или Нюрнберга
Владимир Халип

Двадцать шесть лет единоличной власти – это маразм.

Самопровозглашенный генералиссимус не единственный, кому нестерпимо хочется пострелять. Обычные люди свои потаенные страсти стараются не оглашать. А подобные желания удовлетворяют способом простым и давно проверенным. Кто-то идет в парк, находит там скромное сооружение, помеченное тремя всем известными буквами, платит, сколько положено, и пуляет в свое удовольствие. Захочет – шарахнет в зайца. Или в медведя. А то и в какую-нибудь заковыристую мишень, которыми так богат едва ли не каждый парковый тир. Цены там сносные. А главное – никому никакого вреда.

Но дроздовские администраторы – те еще скряги. Похоже, ущемляют свирепо высокое руководство в карманных расходах. А ведь могли бы раскошелиться хотя бы на какую-то скромную стрелялку. Закачали в компьютер, показали, где и что нажимать, и пусть гоняет целыми днями ненавистных врагов и прочую нечисть по лабиринтам. И себе спокойнее, и стране полегче.

Знали же превосходно о странных наклонностях неугомонного клиента. Еще в начале своей внезапной карьеры он вдруг ошарашил всех заявлением, что будет с автоматом в руках защищать свое кресло. Не так уж и трудно было понять, что при подобных амбициях от него надо прятать не только ножи, но даже и вилки.

Да и ему еще тогда не помешало бы устыдиться, что брякнул сгоряча столь непростительную для чиновника глупость. Не в шкловской же бане вырвалось. На всю страну услужливые информаторы разнесли. Но куда там! Изо дня в день продолжал он упорно талдычить о каких-то врагах народа и таинственных злоумышленниках, нагнетая военно-лагерный психоз.

Жуткая в итоге нарисовалась картинка под скромной рубрикой «Кругом ураги». Кого там только не было! Террористы. Националисты. Моджахеды. Наемники. И прочие боевики. Темная, свирепая и непредсказуемая масса. Но у всех этих шустрых персон была одна цель: подкузьмить новопризванного правителя. И навредить на всех направлениях его бурной деятельности.

А ведь какие цели были высокие! И все для него, для народа. Страна для жизни. Цены в жесткой узде. Средняя зарплата в тысячу долларов. Массовые праздники с обильным пивом и улыбающейся добродушно милицией. Почти тот же коммунизм, который когда-то обещали, а потом о поспешной затее вдруг забыли. Еще бы немного, еще бы чуть-чуть, и достигли бы невообразимых высот. Но помешали все те же враги. Обложили. Сомкнули кольцо. И даже город, по главной улице которого он уже прокладывал победоносную лыжероллерную трассу, стал неузнаваем. Зловещая тень Площади бесцеремонно преследует строго охраняемый кортеж. В ноябре минувшего года он даже попытался успокоить этот недружелюбный город, так бесцеремонно подступивший вплотную к миролюбивым Дроздам. «Я посиневшими руками за кресло держаться не буду». Казалось бы, чего еще? Ничуть не помогло.

Пришлось повторить для непонятливых. Четко и внятно. Все то, что высказывал и прежде, но не напрямую, а в скупом стиле информации к размышлению. Момент был выбран соответственный – встреча верхушки вертикали с новоназначенным правительством. Попытка наметить ближайшие перспективы явно не удалась. Да и не очень-то хотелось. Молчаливые назначенцы прекрасно понимали, что главное где-то впереди. А потому, услышав о затее довести ВВП до ста миллиардов долларов, никто даже ухом не повел и не спросил хотя бы втайне: «Это как?..» Да никак. Фигура речи. С тем же успехом могли бы наметить и все двести.

И вот именно тот момент, которого все ждали. Правитель строгим взглядом окинул подчиненных. «Забыли, как бывший президент Каримов в Андижане подавил путч, расстреляв тысячи человек. Все осуждали его, а когда умер – на коленях стояли, рыдали-плакали. Мы этого не пережили, поэтому мы этого понимать не хотим – некоторые. Ну, так мы напомним!»

Все остальное, что он там нес, гроша ломаного не стоит. Обычные банальности. Все те же обещания усилить, улучшить , преодолеть. А восхищение подвигом садиста, по приказу которого на той окруженной войсками площади были расстреляны не только попавшие под прицел мужчины, но и женщины, и даже дети, навечно останутся гнуснейшим клеймом этого убогого режима. И не только его основателя.

Это было напутствие только что обновленному составу правительства, основательно напичканного гэбистами и прочими силовиками. Свои люди. Тесный круг. Можно не скромничать и не стесняться. И все вдохновенно и сосредоточенно слушали «апрельские тезисы» в стиле товарищей Шарикова и Каримова в одном флаконе и предусмотрительно помалкивали. Там у них манеры такие, независимо от состава. Внимать с подобострастием и не чирикать.

Очень похоже, что никаких возражений по поводу предполагаемого распространения каримовской азиатчины на европейскую страну у них нет. И никаких возражений против беспрецедентной дискредитации официально зарегистрированных кандидатов и их сторонников, о которой в тот день уже говорила вся страна, у них тут пока не возникало. Все ведь в рамках закона, не так ли?

Двадцать шесть лет единоличной власти – это маразм. И уже задолго до назначенных выборов стало всем понятно, как воспринимают граждане итог этого бесславного правления. А тридцать два года, на которые шкловский выдвиженец замахнулся – это уже неслыханная наглость. Такого долгожителя бесславной вертикали страна в упор не видит. О чем и заявили люди, стоящие в эти дни в предвыборных пикетах.

И это неправда, что засидевшийся правитель их голосов не слышит. Еще как он слышит! Иначе с чего бы вдруг такая паника и неодолимое желание стрелять – такое сдуру не выбалтывают. Но пусть только попытается. И глазом моргнуть не успеет, как по стенам и заборам запестреют скупые объявления: «Разыскивается имярек. Вооружен и очень опасен». И расклеивать их первыми кинутся именно те, кто пока еще упорно демонстрирует ему особую преданность.

Путь, указанный Каримовым, только издали кажется прямой дорогой к скромному диктаторскому счастью. Но вступать на него крайне опрометчиво. На такой дорожке можно и допрыгаться. До Гааги или Нюрнберга.

Так что лучше всего, пока еще не поздно, купить воинственному дедушке в магазине компьютерных игр крутейшую стрелялку. Дешево и сердито. И в отличие от руководящего кресла, можно передавать по наследству.

Владимир Халип, специально для Charter97.org