30 сентября 2020, среда, 5:57
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Сергей Петрухин: Процесс смены власти в Беларуси запущен

11
Сергей Петрухин: Процесс смены власти в Беларуси запущен
Фото: tut.by

Нужно продолжать выходить на улицы городов.

Брестского блогера Сергея Петрухина выписали из больницы после двухнедельного лечения от коронавируса.

В интервью Charter97.org блогер рассказал, что происходило в больнице, эпидемиологической ситуации в Бресте, а также о протестных настроениях белорусов.

- Сергей, как вы заразились коронавирусом?

- Даже не знаю. Немного раньше коронавирусная инфекция подтвердилась у моего коллеги по каналу «Народный репортер» Александра Кабанова. Есть также подозрение, что я заразился на «сутках» в ИВС.

Первое, что бросилось в глаза в больнице: приемное отделение было просто забито людьми, очень многие попали с подозрением на коронавирус. Меня осмотрел врач, сделали КТ и положили на третий этаж. Тест на COVID-19 оказался положительным, его сделали быстро, за сутки.

В палате, где я лежал, все были «легкими». Я не видел никакой боли, никаких страданий. Максимальная температура была 37.

После некоторых наблюдений сложилось впечатление, что нам, «легким», быстро делают тест и сразу говорят, что это коронавирус — чтобы нас вылечить и улучшить статистику излечившихся. Тем же, кому плохо, говорят, что это «воспаление легких». В итоге, если человек умрет, то уже от «пневмонии».

Один врач мне так прямо и сказал: это у нас в отделении все «хорошо и спокойно», а на самом деле каждый день от «пневмонии» только по Бресту умирает около 70 человек.

В целом, врачи старались на мои вопросы отвечать неопределенно или отмалчиваться. Но по крупицам удалось собрать информацию о масштабах эпидемии в Брестской области и в Беларуси.

- И как выглядит картина эпидемии по рассказам врачей и пациентов?

- Все знают, что Лукашенко делает так, чтобы медики скрывали правдивую информацию и мы не знали истинной картины по COVID-19. А она, без преувеличения, ужасна. Кладбища стремительно растут практически во всех городах. В больнице мне рассказывали, как много людей на самом деле умирает. Никто уже не верит, что эти люди умирают от «сезонной пневмонии».

Лично я знаю человека, который в 46 лет умер от пневмонии с подтвержденным коронавирусом. Это — Василий Мацкевич, журналист из Пинска.

В Бресте уже почти все медучреждения переоборудованы под «ковидников». В середине позапрошлой недели в Железнодорожную больницу в первый же день положили 90 человек. Ее заполняют «ковидными». Ими же заполнен тубдиспансер, кожвендиспансер. Эти сведения подтверждают и врачи, и горожане.

- Как проходило ваше лечение? Что вы можете сказать об условиях в больнице?

- Лечили меня антибиотиками. Получается, «тушили» инфекции, которые, возможно, были в организме, чтобы они не соединились с вирусом. Давали препараты для разжижения крови и для восстановления желудка после антибиотиков. Что-то еще в плечо кололи — тоже, наверно, для разжижения крови. Я понимаю, что эти антибиотики были белорусскими, возможно, не очень хорошего качества. Но всех лекарств было в достатке. Ничего сверхъестественного.

Что касается противовирусной экипировки врачей, то она была не полной. Одеты медики были вовсе не в противочумные костюмы, хоть и работали с «ковидными» пациентами. Из средств защиты у них были какие-то бахилы и пластиковые маски.

Я обратил внимание, что в первые дни на осмотр приходило много врачей, человек по 5-6. А потом — только один. Интересно, куда девались остальные?

Кстати, практически все медики меня узнавали, некоторые говорили, что они «за нас», смотрят выпуски «Народного репортера».

- Какой опыт вы вынесли из своей госпитализации? Что запомнилось больше всего, чем хотелось бы поделиться?

- Хочу сказать тем, кто еще этого не понял: «ковид» — это не обычный сезонный грипп. Это 100%. Да, я был в отделении для «легких». Но я знаю, что происходило с тем же Александром Кабановым на соседнем этаже. Он мне присылал видео, когда ему было плохо. У него была высокая температура, жутко ломило суставы. Он описал, какие это мучения, и ему я верю.

Судя по моему знакомому Василию Мацкевичу, который умер в 46 лет, эта болезнь «косит» всех, а не только стариков.

То, что кладбища по всей стране стремительно растут — это тоже факт. Я никогда не поверю, что может быть столько обычных «пневмоний», что под больных в обычной ситуации переоборудуют столько больниц. Коронавирус - это реально страшная вещь, к тому же до конца не изученная. То, как к ней относится Лукашенко — это просто преступление.

Я уверен, что люди ему не простят смерти своих близких. Ему можно было всего-ничего сделать: прислушаться к мировому сообществу и, даже оставаясь при своем мнении, сделать так, как это делают цивилизованные страны. Если бы он сразу, в марте, хотя бы на месяц ввел карантин, картина была бы совершенно другая. Но он делает все наоборот.

А то, что Лукашенко говорит, «жрать нечего будет» — это просто смешно. Ты «работал» 26 лет, а теперь говоришь, что «жрать нечего»? Где же деньги за проданный лес, где наши налоги, где «кубышка»?

- Стало ли бездействие властей во время эпидемии СOVID-19 катализатором к протестным действиям белорусов?

- Безусловно. Но и не только это. По всей стране люди массово становятся в очереди за свободой. Люди хотят мирным путем выразить свой протест против очень долгого правления Лукашенко. Люди хотят честных выборов.

Сыграл также фактор Сергея Тихановского, который объединил людей тем, что ездил по городам, давал людям высказаться. Этого никогда не делали государственные СМИ, а ведь это очень простой и действенный прием.

Белорусы перестали бояться, они начали высказывать то, чего раньше себе никогда не позволяли, начали говорить про власть и Лукашенко. Это все развивалось в геометрической прогрессии и вылилось в то, что мы сейчас видим.

Мне кажется, определенную роль сыграло то, что поездки Сергея совпали с коронавирусом и с тем, что Лукашенко, как очень неумный и недальновидный человек, отрицал наличие проблемы. Люди умирают, информация от врачей не поступает до сих пор, Минздрав уменьшает статистику, COVID-19 списывают на воспаление легких — конечно, от этого народ звереет. Белорусы не простят Лукашенко смерти своих близких. Эпидемия запустила процесс смены власти в Беларуси.

Лукашенко выбрал крайне неблагоприятный период для «выборов». Сейчас можно легально выходить и выражать свое недовольство, это играет не в его пользу.

- Как Сергею Тихановскому и белорусским блогерам удалось разбудить народ?

- Смелость заразительна, так же как и страх. Сергей меня не удивляет — он нормальный белорус, смелый человек, таких людей много. Но он большой молодец, что придумал такой формат канала и реализовал его. Хотя, опять же, так должны поступать все нормальные люди, которые занимаются политикой. Надо разговаривать с людьми, быть близким к ним.

Тихановский начал общаться с белорусами, и они ему поверили. Тем более, что у него такой образ мужчины из народа, своего человека. Он понятен и близок людям, при этом коммуникабельный, неглупый человек, занимался бизнесом. Я считаю, что эти очереди — именно его заслуга. Он уже вошел в историю.

Спрос всегда рождает предложение. В Беларуси появился спрос на блогеров. Есть много случаев в стране, когда, например, людей обманывает государство. Белорусы пытаются в этом разобраться, но не получают обратной связи, дела спускают на тормозах. Но ведь именно гласность — самый действенный механизм для того, чтобы общество было нормальным и адекватным. Так что блогеры взяли на себя роль чистильщиков, санитаров. Они начали освещать такие дела.

Белорусский народ нуждался в информации. Даже если какие-то дела не выигрываются, многие хотят, чтобы о них узнала общественность. Происходит эффект разорвавшейся бомбы. Люди начинают видеть, как мы плохо живем. Ведь многие думают, что государство ведет себя несправедливо только с ними, а потом оказывается, что со всеми. Люди начинают понимать, что так жить нельзя. Правда меняет сознание. То, что делают блогеры, меняет сознание общества.

- Что сегодня можно сделать для освобождения Тихановского и задержанных активистов?

- Власть себя полностью дискредитировала. Они уже используют для провокаций проституток! Я противник насилия, думаю, что нужно мирно выходить на улицы белорусских городов. Быть солидарными и быть вместе — только так можно изменить ситуацию в стране.