15 июля 2020, среда, 15:30
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Отцу до последнего не говорили»: от коронавируса умерла 62-летняя жительница Гродно

2
«Отцу до последнего не говорили»: от коронавируса умерла 62-летняя жительница Гродно
Фото: VASILY FEDOSENKO/Reuters

Женщина заразилась от сына, сотрудника «Гродно Азот».

Мария Баканаускас умерла в мае в одной из больниц Гродно. Ей было 62 года и у нее был COVID-19. Ее сын Андрей уверен: мама заразилась от него. Мужчина мог контактировать с вирусом на работе: зараженные были в его смене. Hrodna.Life записал историю семьи, столкнувшейся с коронавирусом.

Андрей рассказал, что первые симптомы, похожие на проявления коронавируса, появились у него 24 апреля. Ему стало плохо, поднялась температура, но он пошел на работу. А потом обратился к врачу.

«В поликлинике я рассказал про симптомы, — говорит Андрей. — Говорил, что может быть коронавирус, так как на работе уже болели люди [он работает в одном из цехов «Гродно Азот» — ред.] и может стоит положить меня в больницу. Дома родители, я переживал за них».

В поликлинике Андрея успокоили, сказали — ничего страшного. Отправили на больничный, а в справке написали — острое респираторное заболевание. На больничном он был дома, принимал лекарства. Температура то спадала, то поднималась.

«Так продолжалось несколько дней. Я снова пошел в поликлинику и там узнал, что у нас в цеху несколько человек заболели, а один из смены был с положительным тестом на COVID-19. Я просил, чтобы и меня проверили, ведь я контактировал с этим человеком. Но меня снова успокаивали. Говорили, ничего страшного».

Родителей забрали в больницу

Спустя шесть дней после первых симптомов Андрею стало легче, но проблемы начались у его родителей. Сначала стало плохо отцу — начался кашель. Ему вызвали скорую, но не госпитализировали.

«Медикам я сразу сказал, что это может быть коронавирус. Они сказали, что тесты не делают. В итоге отцу выписали лекарства. Через несколько дней вызвали врача маме. Пришла женщина и даже не прослушала ее легкие. Сказала, что все нормально. Если бы мне мама сразу сказала, что с ней так обошлись, то я бы просто не выпустил этого врача из дома».

Маме Андрея, как и отцу, выписали лекарства. Они не помогали. Становилось хуже, но скорую вызвать для себя она не решалась, думала все пройдет.

«3 мая мы вызвали скорую для мамы, я ее все-таки уговорил. Сказал, что нужно ехать в больницу. Ее госпитализировали, а спустя два дня позвонили и сказали, что у нее положительный тест на COVID-19. Только тогда к нам приехали домой и взяли тесты у меня и у отца. Сказали быть 14 дней дома на карантине».

Андрей стал звонить в скорую и настаивать, чтобы отца также госпитализировали.

«Отца забрали благодаря направлению от врача, который брал тесты у нашей семьи. Отца положили в другую больницу. Первые дни с мамой все было хорошо. Мы с сестрой звонили и интересовались, как она. Но 7 мая нам сообщили, что маме стало тяжело дышать и ее перевели в реанимацию — подключили к ИВЛ [аппарату искусственной вентиляции легких]».

В больнице отдали не все вещи

Утром 14 мая Андрею позвонили из больницы и сказали, что его мама умерла. На следующий день передали тело. Хоронили женщину в закрытом гробу.

«Тело положили в пакет и даже посмотреть ее было нельзя. Для нашей семьи осознавать это было очень тяжело, особенно для бабушки и ее сестры. Самое неприятное, что в свидетельстве о смерти написали «остановка сердца». Почему тогда в закрытом гробу хоронили? А вот в справке из морга — легочная недостаточность — COVID-19».

Андрей говорит, что его мама практически не болела и до этого хорошо себя чувствовала.

«Когда мы приехали в больницу, чтобы забрать вещи, нам ничего не хотели отдавать. Выдали только куртку и обувь — то что было в гардеробе. А ведь она в больницу с собой брала целую сумку, телефон, паспорт и ключи от дома. Умолять приходилось врачей, чтобы посмотрели, где мамины вещи. Сорок минут мы ждали, а потом муж моей сестры из-за всего этого беспредела пошел к администрации. Нам все-таки вернули паспорт и телефон, а где остальные вещи никто не знает».

Отец Андрея тоже попал в реанимацию, но сумел перебороть вирус. Он вернулся домой в конце мая.

«Отец все время сам дышал, ему периодически кислородную маску надевали. Мы ему до последнего не говорили, что мама умерла. Только когда его выписали, мы сказали правду. Спустя две недели. Он до сих пор очень переживает».

«Не стоит думать, что вирус где-то далеко»

Андрей вспоминает, что когда в Гродно только появились первые люди с подтвержденным COVID-19, он сразу стал переживать за родителей. Старался ходить только на работу и в магазин, а общественным транспортом не пользоваться.

«Я думаю, на предприятии могли сделать карантин. «Гродно Азот» не производит что-то такое, без чего люди не смогли бы жить. Возможно, я и подхватил вирус там и передал его родителям. Но положительный тест был только у мамы. Даже сейчас я считаю, что людям надо поменьше выходить на улицу, а в магазинах и транспорте быть в маске и перчатках. Не стоит думать, что этот вирус где-то далеко, он рядом, у нас. Еще пика нет. И так как у нас нет никаких мер, неизвестно когда все это пройдет».