15 августа 2020, суббота, 10:44
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Жизнь - в моменте»: белорус в 45 бросил работу, чтобы красиво и с удовольствием жить

25
«Жизнь - в моменте»: белорус в 45 бросил работу, чтобы красиво и с удовольствием жить
Фото: onliner.by

Необычная история бывшего офисного труженика.

Действие происходит в минской Веснянке — где-то между родником и лыжероллерной трассой. Со стороны проспекта появляется красивый крепкий мужчина с аккуратной бородой, пишет onliner.by.

Короткие шорты, лонгслив с принтом на спине и удобные кеды. В руке — лонгборд. Красавчик. Здороваемся. Похожий на Санта-Клауса райдер улыбается и представляется Сашей. Саше 51 год. Он — топовый кайфушник, к чему пришел только в 45 лет. Помогло озарение, которое спровоцировало осознанный выбор. Садимся на лавку беседовать за жизнь, вернее за развитую способность множить кайф от нее, красиво стареть и с достоинством принимать свои годы.

«Энергия, которую я отдавал в офисе, не покрывалась ничем»

Фото: onliner.by

Биография реально трудовая.

Окончил политех. Дипломированный оптик-конструктор. Послужил в войсках связи, командуя отделением. Работал на предприятии, которое разрабатывало лазеры для медицины и оборонки. Потом кризис. Зарплата в $40, жена на госслужбе и маленький ребенок. Стал заниматься ПО для 3D-моделирования. Две классные работы в плане творчества. Затем наступил черед корпоративной службы.

— В молодости я был достаточно спортивным человеком. После бытовуха и офисная работа затянули. От спорта ушел. Заплыл. В какой-то момент понял, насколько сложно мне завязывать шнурки. Живот мешает. Тогда я вдруг проснулся.

Александру было 45 лет. Сначала пошел на йогу. Говорит, помогло не очень. Хотя все нужные процессы запустились.

Фото: onliner.by

— Как-то я проезжал Дрозды и увидел всех этих сумасшедших людей, которые ездят вдоль провода туда-сюда по воде. Подумал, надо посмотреть. Но не посмотрел. Правда, когда в следующий раз увидел все это вблизи, попробовал вейкборд. И понеслось.

Я в детстве занимался борьбой. И очень мечтал вернуться. Но года, то-се. Страшно было решиться. Но после своего пробуждения попал в группу ММА к офисным работникам, которые хотели приобщиться к спорту. В итоге за месяц исчез мой живот. Я весил под 100, потом дошел до 84. Сейчас чуть набрал, но думаю, скоро скину.

В общем, драйв меня, можно сказать, поработил. Без адреналина мне уже неинтересно. Я начал с вейка, потом купил себе лонгборд, затем поехал на Бали поучиться серфингу, прошлой зимой был на Шри-Ланке, где продолжил серфить.

Фото: onliner.by

Еще в списке посещенных мест оказался Гоа. В какой-то момент, когда адреналина стало достаточно много, мужчину перестала удовлетворять его работа.

— То количество энергии, которое я отдавал в офисе, не покрывалось ничем. Жизнь тратилась совсем не на то, чего хотелось. Я был ведущим специалистом в одной хорошей корпорации. Денег хватало. Мне нравилось их тратить. Зарплата устраивала. Моя жена занимала и занимает хорошее положение. Ребенок взрослый и уже зарабатывает. Я понял, что столько денег мне не надо. У жены машина. У меня — две. От одной все никак не могу избавиться. Свои потребности закрыть могу.

«С людьми своего возраста мне не о чем разговаривать»

Александр осознанно понизил финансовую передачу, решив жить за счет накоплений и дивидендов, которых пока хватает.

Фото: onliner.by

— Страх, конечно, был. Знаете, что мне нравится в лонгборде? Ты набираешь скорость и в какой-то момент понимаешь, что уже не можешь спрыгнуть. Если спрыгнешь, разобьешься. Начнешь очковать — тоже разобьешься. Просто вжался и едешь. Нормально, прокатывает. Но если я не умею кататься, то просто убьюсь. Так и в жизни. К любому страху нужно быть готовым. Ты выходишь на какой-то уровень и понимаешь: «Я сейчас в таком состоянии, что могу сделать любой шаг, как бы ни было страшно».

Знаете, прыгнуть с кикера (трамплина) на вейке может или дурак, или человек, проделавший массу подводящих упражнений. Чтобы выпрыгнуть, надо знать, что потом. А то может случиться много приколов. Страх — естественная реакция организма, но к ней надо быть готовым. Я знаю, что мне страшно, но я знаю, что мне нужно делать, и делаю это.

Фото: onliner.by

Когда я понял, что меня тошнит от работы и обстановки (люди собрались хорошие, но климат был не по мне), мы поговорили с руководством. Беседа вышла нервной. Я тогда спокойно сказал: «Окей, я ухожу». И все.

У Саши нет ощущения, будто бы он идет наперекор обществу в целом. Своим сверстникам, в частности, — да. Среди них, так вышло, не осталось друзей.

— Есть хорошие знакомые, мы поддерживаем отличные отношения, но не общаемся так близко, как с нынешним кругом, в котором все значительно моложе меня. Вот они близки. А с людьми постарше мне не о чем разговаривать. Они не понимают, как можно пойти вечером кататься на лонгборде. Но в моей позиции есть люди постарше меня. Я их вижу, мы пересекаемся, я не белая ворона. А сверстники говорят: «Прикольно, конечно, но вообще ты долбанутый». Думаю, многие мне завидуют. Говорю: «Так поехали со мной на вейк! За одно занятие его осваивает любой человек». Нет, отказываются. Это их дела. Зачем натягивать чужой шаблон на себя.

Фото: onliner.by

— Ну, вы ведь натягивали.

— Конечно. Но в душе всегда был пацаном. Вроде ты и понимаешь головой, что вот она зрелость, ощущаешь появление мудрости, но замашки остаются юношескими. В данном отношении старым я себя не чувствую. Это ощущение появляется, когда не могу выполнить какой-то трюк и у меня что-то болит.

Физические кондиции немножко снижаются. Это обидно. Пытаюсь договориться со своим возрастом. Здесь, на лыжероллерной трассе, есть крутая горка. Однажды, пока ехал к ней, встретил человека: «О, я вас знаю. Видел на вейке». — «Здравствуйте, будем знакомы». — «А вы здесь первый раз?» — «Да». — «Тогда не катайте с той вон горки. Там опасно». Видимо, он посмотрел на меня, примерно понял, что за возраст, и прикинул: «Наверное, разобьется человек». Я половинку проехал не ускоряясь. Потом сиганул с самого верха. Офигенная горка. И я жив. Я понимал, как ехать.

Кондиции… Мне на надо таких показателей, как в 20 лет, чтобы чувствовать себя счастливым в 50. Суперсложные трюки, с которыми я смогу войти в мировой топ райдеров, — не моя цель. Адреналина и без этого хватает.

«Смотри, какой прикольный дед едет»

— Как реагирует жена?

— Очень положительно. Она — очень спортивный человек. Всегда следила и следит за собой. А я поплыл в определенное время. И когда я изменился, она, естественно, была рада. Да, я стал меньше времени проводить дома. Но у жены есть понимание — лучше я буду таким активным, чем заплывшим, как раньше.

Фото: onliner.by

— Как реагируют более молодые ребята?

— Знакомые привыкли. Но часто замечаю, что люди на трассе мне улыбаются. Где-то в парке услышал: «Смотри, какой прикольный дед едет». Я на «деда» не обижаюсь. Некоторым сложно принять это. Мол, нет соответствующих ощущений, типа я еще молодой. Но это же не возрастное звание, а обозначение человека, у которого появился внук. Вот и все.

Шутки про возраст залетают отлично. Мне нравится, прикольно, сам могу поржать. Вот недавно ребята обсуждали категорию Masters — это люди, кому за. Но какой я Masters, если ничего не достиг в катании, а просто состарился. В Украине очень развит вейк. И я сказал, что вот у соседей в соревнованиях принимает участие множество пожилых людей. Когда я произнес слово «пожилые», все переглянулись и заржали.

— 51 — это много?

— Если бы меня в 20 лет об этом спросили, я бы ответил, что это уже все, не жилец. Но есть примеры медийных людей, которым уже очень много лет и которые ведут очень активную жизнь. Возьмите Голливуд. Мой идеал — Клинт Иствуд. Ему за 80, он режиссер, действующий актер и просто офигенный мужик. Реально мужик. Сталлоне, каким бы актером он ни был, тоже прикольный чувак. Шварц с годами становится только лучше. Вроде жизнь его сворачивает, но все равно классный, добрый и улыбчивый.

Фото: onliner.by

Александр считает, что не стареет, а взрослеет и мудреет.

— Старость, наверное, будет чуть позже. Хотя да, когда я смотрю на себя в зеркало утром, есть вопросики. По глазам, по морщинам. Но в течение дня все расходится и выглядит не так страшно. Хотя я точно знаю, что никогда не стану что-то делать со своим лицом. Стареть буду естественно. Люди, которые пытаются внешне молодиться (волосы красить, инъекции делать), выглядят жутко. Жесть. Это я про мужчин. Женщинам такое нормально.

А стареть… Все там будем. Есть вариант уйти в возрасте помоложе. Но хотелось бы еще помучиться. Наверное, если бы меня не было в нынешней компании, у ребят сформировалось бы какое-то предвзятое отношение к старости. Но мы общаемся и много тусуемся. Они видят меня и понимают мои недостатки, связанные с возрастом. Вот ребята все освоили трюк и идут дальше. «Саша! Чего ты не делаешь?!» Другой комментирует: «Будет тебе 60, посмотрим!» Они прикалываются. Мне в один день 60, в другой 70, в третий 80.

— Вам не кажется, что в РБ пенсию и старость воспринимают периодом ожидания смерти, а не порой заслуг, когда ты уже можешь получать какие угодно кайфы?

— Не знаю. Я пока не чувствую дискомфорта из-за отношения общества к себе. Может, из-за внутренней позиции. Может, из-за своего окружения. Мои люди не негативят по поводу возраста. Хотя когда я захожу в госполиклинику, мне жутко смотреть на пожилых людей. Это уже существование, а не жизнь.

Фото: onliner.by

«Смысл жизни не факт, что в удовольствии»

— Как вы сейчас строите свой день?

— Дни разные, но два раза в неделю я езжу на вейкборд. В 6:30 утра заезд на Птичь. Мы начали, когда я еще работал. Поэтому так рано. Катаешь, завтракаешь — и поехал делать дела. Очень бодрит. Я не работаю сейчас, но кайфую катать на восходе солнца. Это непередаваемо. Теплая вода, воздух не очень прогретый, солнышко ласковое, и ты катишь на полной скорости.

А по вечерам я стараюсь катать на лонге. Вечером дома не сижу. Сейчас немножко поджался по деньгам, а раньше еще ходил на бокс. Очень нравится мне. Чтобы сбросить вес, люди ходят в тренажерку либо на кроссфит. Тема прикольная, многих занимает. А я считаю, что лучший кроссфит для мужика — бокс. Рваный ритм, за час выложишься так, что с ума сойти. Может, без такой формы, как на кроссфите, но вес сбросится точно.

— Смысл вашей нынешней жизни в удовольствии?

— Смысл жизни не факт, что в удовольствии. Она не всегда приносит позитив. Но жизнь всегда незабываема в моменте, даже если происходит плохое. Это наука, ты учишься. Человек закаляется.

— Но ведь сейчас вы максимально множите удовольствие.

— Да. Пока не вернулся к зарабатыванию денег, все именно так. Заполняю все время спортом. Но мое окружение занимается спортом не менее напряженно. И все они достаточно успешные люди. То есть работу бросать необязательно, чтобы отдаться кайфу. Ты сам руководишь своей жизнью, сам можешь наладить все процессы, просто не надо думать, будто оно само сложится.

Необязательно бросать работу, чтобы кататься на серфинге, не в Австралии живем. Работай, зарабатывай деньги и на них реализовывай мечту. Так я впервые и поехал на Бали. Для меня — человека, рожденного в СССР, — это казалось чем-то запредельным.

Жаль, что я не перезагрузился лет 20—30 назад. Сейчас у меня есть знакомые с маленькими детьми, ведущие мой нынешний образ жизни. Я в свое время так не смог. Помню, в 1997-м поехал в Норвегию. В командировку. Увидел там темнокожего парня со сноубордом. Подумал, что какое-то божество идет. Но попробовать не решился.

Не перещелкнулся я вовремя. Когда достиг хорошего материального уровня, мог потратить все эти деньги на нормальные вещи. Да, я тратил их на удовольствие. Но сейчас мыслю его совершено иначе. Смотрю, как раньше жил, и вспоминаю слово «никчемность». Раньше был активен в социуме, а смысл? Свободное время заполнялось никчемностью. Сейчас меня социум может считать никчемным, но я хочу делать то, что приносит мне удовольствие.

Я очень хочу снова начать зарабатывать деньги. Но не в офисе. Это мы уже проходили. Могу вернуться на работу типа прежней на свободный график и консалтинг. Знакомые планируют делать электронные модели зданий. Хотя есть задумка продавать какие-то пакетные туры для экстрима.

— Слушайте, мне в детстве казалось, что у всех взрослых людей должна быть дача. Но у вас лонгборд.

— Дача тоже есть. Давно не ездил. Надо сгонять, покосить. Жена с тещей ездят. Я им помогаю периодически, — Александр смеется и идет катать по трассе.