7 августа 2020, пятница, 21:19
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Валерий Карбалевич: Лукашенко показал, что он слабак

8
Валерий Карбалевич: Лукашенко показал, что он слабак
Валерий Карбалевич

Об этом теперь знает общество, номенклатура и иностранные субъекты.

Сенсации не произошло. Виктора Бабарико не зарегистрировали. Здесь разве что можно обратить внимание на весьма сомнительные основания для отказа, пишет в статье на сайте «Радыё Свабода» политический обозреватель Валерий Карбалевич.

Мол, он не указал доходы, нажитые преступным путем. Эти выводы ЦИК основывались на предварительной информации следственных органов. Проигнорировали принцип презумпции невиновности; то, что преступление любого гражданина может признать только суд.

А то, что участие сотрудников «Белгазпромбанка» в инициативной группе Бабарико расценили как помощь иностранного государства, вообще войдет в учебники юриспруденции как правовой курьез.

Собственно, сегодняшнее решение ЦИК полностью вытекало из той стратегии, которую выбрала руководящая команда. С момента ареста Бабарико другого решения просто быть не могло.

Посадить главного конкурента за решетку и при этом оставить его в избирательном бюллетене было бы странным и нелогичным решением. Ведь ради чего? Чтобы укрепить легитимность победы Лукашенко? Так эта легитимность нарушена арестом Бабарико. Посадить в тюрьму главного конкурента — это больший удар по легитимности, чем его нерегистрация.

Тогда что означало заявление Лукашенко 12 июня о будущей судьбе Виктора Бабарико: «я хочу, чтобы он попал на выборы... Узником совести мы его не сделаем»? Это свидетельствует о том, что решения руководящей команды принимались по ходу кампании, как только становился более понятным масштаб угрозы.

И уж совсем не логично было бы регистрировать Виктора Бабарико после того, как забраковали подписи Валерия Цепкало. Ведь тогда все голоса поклонников последнего перешли бы к фавориту кампании, то есть к Бабарико.

К тому же можно предположить, что после ареста Бабарико и интенсивной дискредитации его государственными медиа, его популярность, наоборот, возросла. Ведь заработал фактор симпатии к жертве властного произвола. То есть эффект получился обратным. В результате других вариантов, кроме как выбросить Бабарику из избирательного процесса, у Лукашенко не осталось.

Был, правда, такой рискованный вариант: оставить Бабарику в бюллетенях, а ставку сделать на избирательную машину, которая за четверть века научилась давать нужный результат.

Но здесь есть одна проблема. В начале кампании журналисты спрашивали Виктора Бабарико: мол, на что вы надеетесь? Разве не знаете, что в Беларуси выборов нет?

Тот ответил, что если меня поддержит 80%, то вся избирательная машина поломается и ЦИК будет вынуждена давать реальные результаты голосования.

Лукашенко испугался, что Бабарико прав, и не стал проводить такого эксперимента, — он большой перестраховщик.

Какие выводы? Лукашенко пожертвовал образом сильного политика, который не боится конкуренции. Такой образ он демонстрировал ранее.

Теперь Лукашенко показывает всем — обществу, номенклатуре, иностранным субъектам — что он слабак, что его легитимность сомнительна. И что вся эта информация о рейтинге в 76% — ложь. Ведь с таким рейтингом можно было бы регистрировать всех.

Сейчас меняются и способы легитимации, и природа политического режима, и многое другое.