23 октября 2020, пятница, 5:23
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Экономист: Белорусы спасают сбережения от обвальной девальвации

19
Экономист: Белорусы спасают сбережения от обвальной девальвации

Вернулись времена Прокоповича?

Белорусы начали массово забирать вклады из банков. Независимые эксперты отмечают и другие тревожные симптомы в белорусской экономике: рост задолженности предприятий перед банками, затоваренность складов, резкое падение ВВП.

Как проблемы в финансовом секторе скажутся на жизненном уровне белорусских семей? На вопросы Charter97.org отвечает доктор экономических наук Борис Желиба.

- Финансовые аналитики начали отмечать, что белорусы последовательно забирают свои накопления из банков. С чем бы вы это связали?

- Это связано с последними событиями в Белгазпромбанке. Как сообщали СМИ, в результате вкладчики вывели из банка один миллиард вложений. Естественно, это вызвало резонанс и отразилось на поведении вкладчиков и в других банках.

Вторая причина – наш рубль сильно девальвировался. Пик был в марте этого года, когда доллар стоил 2,60, а еще в январе – 2,10. Потом он немножко отыграл, но эта девальвация сильно напугала людей, которые обладали отзывными депозитами и имели возможность снять рубли и перевести их в валюту или в «стеклянные банки».

На сегодня можно сказать, что политика дедолларизации, которую проводил Нацбанк, уже потерпела поражение. Многие люди опять пересмотрели свои валютные позиции в пользу доллара или евро, уходят от белорусского рубля из-за этой девальвации, которая носила обвальный характер. Начали было верить в устойчивую кредитную политику Нацбанка, и вот на фоне коронакризиса и отсутствия поставок нефти в начале года произошли такие события. И сегодня экспортная выручка остается на четверть меньше прошлогодней по этим же причинам.

Поэтому поведения вкладчиков снова поменялось в сторону предпочтения иностранной валюты. Несмотря даже на то, что банки дают, как и давали, по валютным депозитам очень низкие проценты, 0,5-2% годовых.

- Есть ли угроза для финансовой системы страны из-за того, что забираются вклады?

- Есть определенный негатив от ухода рублевых вкладчиков. Больше для Белгазпромбанка, но его поддержат ликвидностью (и уже поддержал Нацбанк). Пока банковская система справляется со своими задачами. Правда, в связи с установкой Лукашенко снизить ставку рефинансирования, удешевить кредиты, которая сразу стала выполняться, есть определенные сомнения в том, что Нацбанк будет самостоятельно контролировать ситуацию.

Риски в банковском деле всегда есть. Это могут быть и внешние, и внутренние причины. Скажем, мы зависим от российского рынка и цен на нефть, и по поступлениям валютной выручки. Результаты поступлений будут значительно хуже в этом году. Если Нацбанк не удержится, станет размещать свою денежно-кредитную политику за счет непропорционального снижения ставки рефинансирования банковских процентов, то, конечно, остается всегда риск значительного ускорения инфляции и девальвации нашего рубля.

- Как проблемы с финансами у банков и государства могут отразиться на личных финансов белорусов? У нас в стране в последнее время и так зафиксировано рекордное расслоение населения по уровню доходов.

- Да, есть очень большое расслоение, и оно увеличивается. Например, у нас повышаются пенсии или зарплаты бюджетников в процентном соотношении. Допустим, 5% от 2000 это большая сумма, чем 5% от 500 рублей. Это как было, так и остается. Получается, что пенсионеры и бюджетники отдаляются от высокооплачиваемых групп населения.

Что касается остальных зарплат, это уже проблемы работодателей на наших предприятиях. Насколько я знаю, сейчас у большинства населения ситуация с зарплатами ухудшается, хотя официальная статистика и выдает какой-то «уверенный рост» - скорее, номинальный. Не говорю уже о секторе услуг, который очень много потерял из-за пандемии.

Я разговариваю с людьми, которые работают в разных областях нашей экономики. У всех результаты хуже. В том числе, у тех же банкиров зарплаты сейчас упали, потому что нет прежней клиентуры. Это отражается на всей экономике, банковской системе и доходах большей части населения Беларуси.

- В шести крупнейших банках страны - Белгазпромбанке, Беларусбанке, Белагропромбанке, Белинвестбанке, Технобанке и Приорбанке - назначили представителей государства. К чему такие меры?

- Эти меры – антирыночные. Это говорит о дальнейшем «огосударствлении» частных и прочих банков. Это та «централизация», к которой власти всегда стремились в ущерб экономике. Помните: когда-то на крупных открытых акционерных обществах были открыты «золотые акции» в лице представителей власти, которые были на собрании акционеров.

Получается, этот контроль – это открытое влияние государства на экономике. Тем самым снижается эффективность экономики, идет движение в обратном направлении.

- Довольно часто приходилось слышать позитивные отзывы о нашем Нацбанке, о его независимости монетарной политике. Однако совсем недавно Лукашенко заявил, что Нацбанк ответственен за достаток белорусов и дал поручение уменьшить ставку рефинансирования. На следующий день ставка была понижена. Что происходит?

- Не могу сказать, что это - полный конец взвешенной монетарной политики, но перед «выборами» Лукашенко решил влиять на Нацбанк. Понятно, что его рекомендации - это, по сути, приказы. Это очень плохой симптом.

Все успехи Нацбанка по относительной стабильности валютных курсов можно связывать с командой Павла Калаура и с тем, что Лукашенко не вмешивался с политику Нацбанка так, как он это делал во время председательства Петра Прокоповича. У нас денежно-кредитная политика стала предсказуемой и достаточно успешной, в отличие от работы правительства.

Но тут опять перед «выборами» начинается прямое вмешательство и движение вспять. Если это будет продолжаться, то ни к чему хорошему не приведет. Мы, как говорится, уже наелись и инфляцией, и девальвацией. Очень бы не хотелось к этому возвращаться.

Нацбанк сейчас сделал большую поддержку ликвидности коммерческим банкам. То есть, выделил много дешевых кредитов под более низкие процентные ставки. Как показала статистика, за этот месяц таких кредитов было выдано больше, чем с начала года. Это уже плохой признак, который выльется в ускоренный рост денежной массы. Следовательно, опять есть высокие риски повышения цен и девальвации белорусского рубля.