11 августа 2020, вторник, 22:30
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Пенсионерка из Бреста: Хочу дать детям шанс выбрать своего президента

2
Пенсионерка из Бреста: Хочу дать детям шанс выбрать своего президента

Людмила Ивановна читает телеграм-каналы и смотрит прямые эфиры с протестов на YouTube.

Людмиле Ивановне 65, она живет в Бресте вместе с сыном и невесткой в частном доме на Речице. До недавних пор не слишком интересовалась политикой. Да и вообще на государство не особенно надеялась, больше на свои силы. Но в этом году пенсионерка пришла к выводу, что так дальше продолжаться не может, пишет kp.by.

– Так плохо, как в этом году, я еще никогда не жила, – говорит Людмила Ивановна. – Мой отец был военным, 5 лет в Германии провели, и никакие советские дефициты меня не коснулись. В брежневское время могла получить зарплату и поехать на море. Когда вышла на пенсию, надо было достраивать дом, и я на два года ездила в Грецию на заработки. А до пандемии еще на 5 месяцев ездила поработать в Россию. Сейчас не работаю и понимаю, что страшно жить на одну пенсию в $200 – ее хватает на две недели: оплатить коммуналку, купить лекарство. Не могу отказать себе в том, чтобы ходить к своему хорошему парикмахеру, поэтому экономлю на еде.

Теперь семейное чаепитие в доме Людмилы Ивановны превращается в час политинформации. Внучка закатывает глаза: бабушка опять начала про политику. Всегда смотрела телевизор, а сейчас читает Телеграм-каналы и смотрит прямые эфиры с протестов на YouTube. Но пенсионерка не ограничивает себя кухонными разговорами – она решила принять участие в избирательной кампании.

– Были дожди, я никуда не ходила – и стала смотреть стримы с уличных акций, читать новости. Познакомилась со всеми кандидатами. Бабарико мне сначала не понравился, но я его послушала и поняла, что он не глупый. В каком–то выступлении он сказал: «Белорусы, я вас люблю», – и все, я заплакала, – Людмила Ивановна, даже вспоминая об этом, очень волнуется. – И вот, когда Бабарико арестовали, подумала: а что я могу сделать? Единственное, что пришло в голову, – пойти в комиссию и посчитать голоса. А в очереди на пикете Тихановской я стояла просто чтобы поддержать, потому что ее муж сидит в тюрьме ни за что.

Женщина отправилась собирать подписи за включение ее в состав участковой избирательной комиссии.

– Мне нужно было всего 10 подписей, но получить их оказалось довольно сложно. Некоторым было наплевать, некоторые боялись подписывать – люди настолько запуганы! Хотя я объясняла, что ни за кого не призываю голосовать, а хочу считать голоса. В одном доме вышел дядька, цепь такая огромная на шее, и говорит: «Мне нас*ать, кого там посадили. Мы живем хорошо, и нам никаких перемен не надо». А соседка, с которой я раньше не была знакома, подписала и рассказала, что у нее сыновья выступают против аккумуляторного завода, – рассказывает Людмила Ивановна.

К подписям женщина приложила написанную от руки автобиографию, в которой указала, что она – ветеран труда, есть опыт работы в избирательной комиссии – правда, еще при Брежневе. Но в состав комиссии ее включать «не рекомендовали».

– Мы с невесткой открыли сайт школы, где находится участок, и увидели, что в комиссии, в которую я не попала, учителя этой гимназии во главе с директором. Все они рекомендованы от разных организаций – «Белая Русь», БРСМ, Союз женщин. Получается, начальник и подчиненные – конечно, что им скажут, то они и сделают. Все повязано! Понятно, почему Ермошина сказала, что в «чужой монастырь» со своим уставом не ходят, – не сдерживает возмущения пенсионерка.

Невключение в состав участковой избирательной комиссии женщина решила оспорить в суде. Заседание состоялось 30 июня.

– В суде оказалось, что желающих попасть в участковую комиссию было 13 человек. Комиссия сформирована из 11. То есть двум, в том числе и мне, отказали. Я возражала: если в комиссии может быть до 19 человек, почему нам отказали? Какие мои качества годятся? Не хватает моего высшего образования по математике? Красного диплома торгового училища, где меня учили считать? – недоумевает пенсионерка.

Суд Ленинского района жалобу отклонил – нарушений не усмотрел.

– Я понимала, что это бесполезно, но хотела сделать все, что могу, – рассуждает брестчанка. – Дети говорят, чтобы наблюдателем шла. Да не пойду я! Во-первых, у меня плохое зрение. Во-вторых, буду нервничать. Они станут ко мне спинами – и что мне, расталкивать их? А я ведь буду расталкивать, я должна смотреть! И чем это закончится? Хотя мне уже без разницы, где есть баланду: дома или в тюрьме. Что мне могут сделать? Ничего.

Людмила Ивановна признается: оппозиционеркой она никогда не была. Даже наоборот!

– Я два раза голосовала за Лукашенко, открыв рот его слушала. Он говорил, что мы бы жили лучше, если бы не чиновники, которые ничего не хотят делать, если бы не коррупция. Сначала я его поддерживала, а потом разочаровалась. Все слова пустые, все вокруг виноваты на протяжении 26 лет! В 2010 году, после того, как разогнали оппозицию, я очень расстроилась и больше не ходила на «выборы», – делится женщина. – Все, что нам позволено – работать, платить налоги и радоваться, что нет войны. Я вижу, что выбор, который сделало наше поколение в 1994 году, привел в тупик. Люди моего возраста не понимают, что пенсию нам платит не Лукашенко, не правительство, а те, кто не уехал, работают здесь и платят налоги. Они кормят и содержат нас! Я смотрю на нашу молодежь и думаю, что нашим детям надо дать шанс выбрать своего президента.