4 августа 2020, вторник, 17:45
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Борщеварка» уже дает показания

90
«Борщеварка» уже дает показания
ИРИНА ХАЛИП

Дорогие учителя, оглянитесь вокруг.

Учителя, атас! Полундра! Воздушная тревога! Разбегайтесь, пока не поздно, уходите в отпуск или на больничный, увольняйтесь, уезжайте в деревню к тётке – главное, бегите прочь из избирательных комиссий. Вас уже во всем обвинили. Ермошина, если вы еще не в курсе, утверждает, что она ни при чем.

Интерес к Ермошиной у меня орнитологический. Ее поведение в естественной среде обитания и в экстремальных условиях полностью соответствует учебнику биологии. В принципе можно было бы уже и не изучать - даже орнитологический интерес рано или поздно сходит на нет. Но последние высказывания любительницы борща – свидетельство того, что даже она поняла: хозяин больше не в силах ее защитить (он вообще уже не в силах). И теперь она ищет пути к отступлению и на всякий случай уже дает показания.

На прошлой неделе в интервью «Еврорадио» Ермошина сняла с себя всякую ответственность за фальсификации: «ЦИК и Лидия Ермошина вообще ничего не считают. Мы сводим результат, который считают в участковых комиссиях. Там работают честные люди, которые в основном учат детей этих самых избирателей».

То есть себя Лидия Ермошина полностью выводит из-под удара. Конечно, выводит с грацией гиппопотама, как персонаж фильма «Гараж»: «Ну что может украсть директор рынка? Весы? Белый халат?..» Вообще это хороший знак. Раньше она смело брала на себя ответственность, понимая, что работодатель всегда прикроет и защитит. Она готова была с пеной у рта отстаивать любую сфальсифицированную подпись, любой фальшивый бюллетень, любой липовый протокол. Она чувствовала тыл и врала вдохновенно. Сейчас Ермошина интуитивно чувствует, что ничего уже не будет. Шевелящий усами больше не защитит, потому что он уже не последний диктатор Европы, а просто Саша три процента – смешной, нелепый и ни на что не способный. На смену зловещему тирану пришел карикатурный персонаж. Так всегда бывает с теми, кто не уходит вовремя.

А раз защиты больше нет, нужно обеспечивать пути к отступлению. И на всякий случай – вдруг не успеет сбежать – нужно заранее дать показания, желательно в форме интервью, чтобы все было зафиксировано в публичном пространстве, да еще и распространено по социальным сетям. Теперь все будут знать, что Ермошина ничего не считает, только сводит чужие цифры.

Конечно, она попыталась продемонстрировать некоторую мелкоуголовную хитрованистость и взяла на себя ответственность за уменьшение количества наблюдателей на участках. Так убийца, спрятав труп, идет и демонстративно, чтобы все видели, крадет бутылку водки, надеясь получить год за кражу вместо пожизненного за убийство. Часто срабатывает: ищут среди тех, кто на воле, а не среди арестантов в СИЗО. Так и Ермошина: если что, признает вину в том, что лично уменьшила количество наблюдателей на участках. И тут же с легкостью отобьется от обвинения с помощью наших же текстов в независимых медиа и постов в соцсетях. Ведь это же мы с вами писали об опасности парадов, футбольных матчей и прочих бессмысленных тусовок во время пандемии, так что наши слова она и будет использовать для защиты.

Конечно, ее уже ничто не спасет, как бы ни вертелась ужом. А вот у учителей в участковых комиссиях еще есть шанс. Ермошина не зря перекладывает всю ответственность именно на них. Они – соучастники. Так что лучше действительно уйти на больничный или сбежать. Впрочем, можно и по-другому. Подсчитать честно. Объявить об этом публично. Сфотографировать действительные протоколы, до подмены, и отправить в редакции или хотя бы выставить в социальных сетях. Они могут, я знаю.

Способность учителей отстаивать интересы своих учеников и их родителей мы все увидели нынешней весной. Когда власть кричала, что никакой пандемии нет и дети должны идти в школу, именно учителя брали на себя ответственность. Это они диктовали родителям тексты заявлений, чтобы те не пускали детей в школы, это они осваивали онлайн-платформы для дистанционного обучения, это они многократно увеличивали собственную нагрузку ради сохранения здоровья наших детей. Значит, все они могут: и не врать, и не фальсифицировать, и защищать наших детей от государственного маразма, и сопротивляться.

Дорогие учителя, оглянитесь вокруг. Посмотрите на людей на улицах, полистайте социальные сети, почитайте, как Ермошина подталкивает вас к краю пропасти, одновременно пытаясь отползти на безопасное расстояние: «Это не я, это все они фальсифицируют!» Десять лет назад вам было страшно, я понимаю. Но теперь все изменилось. Страшно ей и ее дряхлому хозяину. А вам больше нечего бояться. Представьте себе, каким прекрасным может стать в этом году первое сентября. Мы в вас верим.

Ирина Халип, специально для Charter97.org