4 августа 2020, вторник, 17:09
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Зинаида Михнюк: Если шахтеры поднимутся, они дойдут до Минска и Лукашенко сметут

20
Зинаида Михнюк: Если шахтеры поднимутся, они дойдут до Минска и Лукашенко сметут

Белорусский рабочий класс сейчас - как польская «Солидарность».

Заявление солигорских шахтеров о том, что они начинают готовиться к забастовке, активно обсуждают рабочие промышленных предприятий - в Солигорске, Бобруйске и других городах Беларуси. Политизация рабочих часто доводит до истерики лукашенковсих агитаторов.

О процессах, происходящих на белорусских предприятиях, сайт Charter97.org поговорил с исполняющей обязанности главы независимого профсоюза РЭП Зинаидой Михнюк.

- Что вы думаете о заявлении шахтеров «Беларуськалия», где они говорят о готовности к забастовке?

- Солигорские горняки понимают свою значимость в рабочем движении Беларуси. В 90-е годы именно шахтеры из-за низкой зарплаты дошли до Минска - почти так же, как «Солидарность» в Гданьске. Они и голодали, и бастовали - и добились своего. Поэтому они видят, что другой настолько организованной силы сейчас в Беларуси нет.

На сегодняшний день из белорусских рабочих они - самые организованные и высокооплачиваемые, хотя иногда и не доживают до пенсии. Их относительно высокая зарплата не адекватна тяжелейшим условиям труда и огромным ежедневным рискам для жизни. Но когда этот режим считался с жизнями людей? Понятно, что в среде шахтеров назрело недовольство и они готовы к протестам. И знаете: я очень за них рада, я просто благодарна этим смелым ребятам.

Если они начнут - будет эффект домино, пойдет волна по крупным предприятиям.

Я знаю, что и микашевичский «Гранит» снова воспрянет, и независимые профсоюзы поддержат, и Олег Стахаевич (независимый профсоюзный лидер, незаконно уволенный с завода «Гранит» - ред.), и Леонид Дубоносов (активист профсоюза РЭП, бывший рабочий завода «Гранит» - ред.). Это энергичные и деятельные ребята, незаконно выброшенные за ворота завода «Гранит» в Микашевичах. Рабочие хорошо их помнят, знают, что они взглядов своих не поменяли. Вокруг них сплачиваются сейчас нормальные, инакомыслящие - в лучшем значении этого слова - рабочие.

Я только за начало общенациональной забастовки. Посмотрите, у нас же революционная ситуация в самом прямом смысле слова! Как там говорилось: «низы» уже не могут жить по-старому, а «верхи» не могут управлять по-прежнему. Так было накануне важнейших перемен в Европе, и точно такая ситуация складывается сейчас в Беларуси.

- В обращении солигорских шахтеров есть и политические требования, а не только экономические. Насколько это важный момент?

- Это очень важно. Это указывает на то, что самосознание рабочего класса в Беларуси растет. Впрочем, политизация населения происходит повсеместно. Люди просто преобразились, они уже лучше активистов знают ответы на многие вопросы.

Я недавно «митинговала» в вестибюле Пружанского районо. Там была очередь из людей, которые ждут ответов от чиновников. Они тут же вступили со мной в диалог. Я им рассказывала, что в движении уже 20 лет и вижу, что люди проснулись, что еще несколько лет назад меня спрашивали, не боюсь ли я. Теперь же ни у кого даже мыслей таких нет: я не успеваю даже начать разговор, а люди мне отвечают, что они все знают, что дожили «до ручки». Все настроены на то, что власть должна поменяться, и только тогда решатся частные, в том числе и экономические, проблемы: к нам придут инвесторы, начнется развитие страны.

И знаете, самое удивительное, что даже далекие раньше от политики люди говорят: мы - европейская нация, у нас есть исторические корни для демократии, вспоминают Магдебурское право, которое когда-то было в Пружанах. Удивительные перемены. Такого самосознания в народе не было еще никогда.

- После публикации заявления шахтеров появилось множество откликов промышленных рабочих - из Солигорска, Бобруйска и других городов. Насколько сейчас сильны в рабочих коллективах протестные настроения?

- Посмотрите на состояние нашей промышленности! Она же вся в долгах, как в шелках. Людям не за что держаться на таких предприятиях, нечего терять.

Кстати, поделюсь интересным наблюдением: протестные настроения наиболее сильны не там, где производство самое убыточное - прямой связи нет. Самые сильные протестные настроения появляются там, где сотрудники предприятия чувствуют себя рабочим классом. Это важный момент: протесты вспыхнут не обязательно там, где предприятия доведены до краха, а там, где наиболее «продвинутые» коллективы.

Отдельные слова благодарности - для наших женщин. Я возглавляю в профсоюзе РЭП еще и женскую сеть, поэтому каждый день вижу смелость и солидарность наших женщин. У нас в стране прекрасно развито женское лидерство. Поэтому я, кстати, и согласилась быть доверенным лицом Светланы Тихановской - молодой, красивой женщины с твердой позицией.

Власти много сделали, чтобы закабалить рабочих: у нас сейчас самый позорный Трудовой кодекс, у нас контрактная система, у нас законодательно закреплен принудительный труд. Но, несмотря на это, рабочие все равно организовываются. Прекрасно, если будет общенациональная забастовка. Пусть вначале выступят наиболее «продвинутые» коллективы, пусть на первых порах это будут точечные забастовки - но они будут. Главное - начать.

- Насколько будет силен эффект, если шахтеры и другие рабочие забастуют и выйдут на улицы? Сильно ли боится этого власть?

- Очень сильно боится. Если рабочие выйдут, Лукашенко запаникует.

Я – оптимист. Я верю в то, что 9 августа вечером никто не останется на диванах. Люди убеждены, что надо защищать свои голоса.

Нельзя идти в бой, не веря в победу. Люди выйдут, потому устали это терпеть, потому у многих нет работы, потому что пробудилось политическое самосознание, как у солигорских шахтеров. Я верю, что люди выйдут - и сметут эту власть. У нас выросла совсем другая молодежь - и слава Богу. Я просто им радуюсь. Они не хотят ехать за рубеж, а хотят жить и нормально зарабатывать в своей стране.

Лукашенко их не слышит. Он живет в другом мире и верит только в то, что сам себе выдумал и говорит. Но любого правителя народ может «вернуть на землю». Те же наши замечательные ребята-горняки. Если они поднимутся, то, как и в 90-е, дойдут до Минска и эту власть сметут.