4 августа 2020, вторник, 2:23
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Чьи финансы поют романсы?

3
Чьи финансы поют романсы?

Убытки белорусских предприятий растут.

Итоги работы экономики за пять месяцев показывают, что экономическая эффективность предприятий принесена в жертву политической целесообразности, пишет Татьяна Калиновская в статье для сайта «Белорусы и рынок».

Делать вид, что все хорошо, уже не получается

По данным Белстата, снижение ВВП за пять месяцев 2020 года составило 0,8 %. Казалось бы, падение удалось замедлить, и в первую очередь благодаря частичному восстановлению импорта нефти. Но проблема назревает с другой стороны: за пять месяцев инфляция составила 3,2 %, а это пограничный показатель для конца первого полугодия. Так что под угрозой оказался годовой показатель инфляции в 5 %, а ведь низкая, относительно прошлых лет, инфляция — это единственное реальное достижение белорусских экономических властей. Причем следует отметить, что в здоровых развивающихся экономиках подобный уровень инфляции считается плохим показателем.

Продолжает снижение производительность труда. За четыре месяца она составила 98,8 % по отношению к аналогичному периоду прошлого года. Запланированного повышения производительности труда не происходит, небольшой рост, который случился в прошлом году, к концу года будет отыгран назад. А вот зарплата продолжает расти, что совершенно невероятно, учитывая итоги работы промышленности.

Экспорт товаров и услуг за январь — апрель обрушился на 15,6 %, и это по сравнению с январем — апрелем прошлого года, когда в результате проблем с грязной нефтью он снизился на 1,4 %. Сальдо внешней торговли увеличилось и составило 2,8 % ВВП при плане в 1,8 %. Но нужно признать, что и ВВП уменьшился, потому, наверное, не стоит радоваться этому показателю. А вот реальные располагаемые доходы населения выросли на 5,7 % при плане 1,3 %. Инвестиции в I квартале составили 1,43 млрд долларов при плане 675 млн долларов — вероятно, эффект работ на БелАЭС.

Продолжается рост в сельском хозяйстве и спад в обрабатывающей промышленности. Прирост сельского хозяйства за пять месяцев составил 4,1 %, а ведь за пять месяцев прошлого года по сравнению аналогичным периодом 2018-го спад в сельском хозяйстве составил 1,3%. Даже с учетом того, что пришлось наверстывать спад прошлого года, сельское хозяйство продемонстрировало неплохие темпы роста.

Выборы как основной фактор

Похоже, предупреждения Лукашенко бизнесу о недопустимости сокращений сотрудников в период спада и пандемии возымели эффект: в январе — мае безработица не только не увеличилась, но даже уменьшилась. Так, по методологии МОТ уровень фактической безработицы в этом году составил 4,1 %, а в январе — мае 2019-го он составлял 4,7 %. То же касается данных Минтруда и соцзащиты. Судя по ним, в этом году за пять месяцев безработица составила 0,2 %, а в прошлом — 0,3 %.

Заработная плата продолжает расти. Если за январь — май она составила 1177,2 рубля, то в мае — 1227,9 рубля. Реальная заработная плата в январе — мае 2020 года к январю — маю 2019-го увеличилась на 7,9 %. Соотношение индексов роста производительности труда и реальной заработной платы в январе — мае составило 0,92; за 5 месяцев прошлого года — 0,94. Об угрозе повышения заработной платы без соответствующего роста производительности труда (эта тенденция усугубляется) мы писали неоднократно, но необходимо отметить, что в условиях спада производства оставлять на предприятиях прежнее количество работающих — значит еще больше снижать производительность труда, не говоря уже о том, что необходимо параллельно увеличивать и фонд оплаты труда, истощая ресурсы предприятий и загоняя их в кредитную зависимость. Итоги подобной политики уже отразились на финансовой деятельности предприятий.

Промышленность, очевидно, сталкивается уже не только с проблемой недопоставок нефти. По сравнению с прошлым годом спад в промышленности за пять месяцев составил 3,9 %, а в обрабатывающей промышленности — 4,1 %. В мае по сравнению с апрелем ситуация с поставками нефти наладилась, и промышленность по сравнению с апрелем упала на 1 %, но за счет теплой зимы по статье «снабжение электроэнергией, газом, паром, горячей водой и кондиционированным воздухом» спад составил 25,8 %.

Здесь, вероятно, таятся некоторые резервы для повышения заработной платы на промпредприятиях, но нужно понимать, что выход это временный и не решает проблемы эффективности предприятий в целом. Производство же в обрабатывающей промышленности в мае 2020 года по сравнению с апрелем увеличилось на 2,5 %, но этот прирост все равно не спас показатель обрабатывающей промышленности за пять месяцев — минус 4,1 %. А ведь в это время в прошлом году как раз происходил кризис поставок нефти на белорусские НПЗ в связи с поступлением грязной нефти, поэтому за пять месяцев прошлого года промышленность в целом и обрабатывающая промышленность не приросли, так что причина спада в промышленности — отнюдь не только поставки нефти, они и в начале прошлого года осуществлялись с перебоями. Спад происходит у производителей машин и оборудования, электрооборудования, в химической промышленности.

Вдобавок к снижению объемов производства в промышленности возросла затоваренность складов: за пять месяцев там скопилось 81,4 % среднемесячного объема производства, притом что обычно, как в такой же период прошлого года, этот показатель составляет около 65 %. Некоторые регионы вообще ударно работают на склад. Например, на предприятиях Минска запасы составили 108 % месячного объема производства, а на предприятиях Минской области — 116 %. Однако следует признать, что в других областях остатки на складах не превышают 45—50 % среднемесячных объемов производства, так что специфика сегодняшнего дня заключается в том, что власти стремятся загрузить работой столичный и пристоличный регионы, опасаясь, вероятно, предвыборного недовольства и втягивания населения в избирательную кампанию, ибо продолжение работы при нарастании запасов и, как будет показано ниже, убытков, да еще в условиях, когда во всем мире были введены карантинные мероприятия, нельзя объяснить ничем, кроме как только политической необходимостью.

Индикаторы не молчат

С 17,6 до 16,3 % уменьшилась доля инновационной продукции в общем объеме выпускаемой продукции. По сравнению с прошлым годом ухудшилась структура инвестиций: за пять месяцев прошлого года на 7,7 % выросли затраты на строительно-монтажные работы, на 3,4 % уменьшились затраты на приобретение машин и оборудования.

Одним из индикаторов работы экономики является грузооборот. За пять месяцев 2020 года по сравнению с аналогичным периодом 2019-го он упал на 8,5 %, а вообще грузоперевозки — на 10 %. Пассажирооборот упал на 22,3 %, а в мае 2020 года по отношению к маю 2019-го — наполовину. Количество перевезенных пассажиров за пять месяцев упало на 30 %, что говорит об одном: люди едут на далекие расстояния в случае необходимости, короткие поездки в условиях пандемии максимально сокращены. Оптовый товарооборот составил 89,9 % от уровня пяти месяцев прошлого года — еще один косвенный показатель ожиданий экономических агентов и перспектив экономики. Экономика замедляется, и нужно вырабатывать новые подходы к ней, исходя из новой реальности, в том числе учитывая продолжающуюся эпидемию в странах — торговых партнерах, изменения потребительского поведения собственного населения.

Чьи финансы поют романсы

Стремление сохранить перед выборами работающие трудовые коллективы и заработную плату уже вышло боком белорусским предприятиям. В январе — апреле количество убыточных организаций выросло с 1204 до 1510, а сумма чистого убытка составила более 5,2 млрд рублей, увеличившись по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в 7,7 раза. Убыток на одну убыточную организацию составляет 3,45 млрд рублей (еще год назад было 0,56 млн рублей). Вероятно, стали расти убытки на крупных предприятиях, потому так резко и возрос общий показатель при росте количества убыточных организаций всего лишь на 4,5 п. п. Причем убытки выросли, когда объемы выпускаемой продукции уменьшились. Значит, возросли затраты. Предприятия, проев собственные оборотные средства, обратились к банкам, но не могут вовремя рассчитываться и с банками, и друг с другом — растет просроченная дебиторская и кредиторская задолженность. Вероятнее всего, убытки космически выросли на крупных предприятиях Минска и области, учитывая затоваренность складов именно там.

Где у нас болевые точки — об этом можно узнать из статистики запасов готовой продукции в отраслях промышленности. Продукция легкой промышленности осталась на складах почти полностью, несмотря на карантинные меры и ограниченные возможности организованного и неорганизованного импорта. По итогам I квартала запасы на складах предприятий легкой промышленности были в 4,4 раза выше месячных объемов производства, а по итогам пяти месяцев — в 4,3 раза выше, то есть, несмотря на относительный дефицит и переход крупных предприятий на пошив медицинских масок, сократить запасы на складах легкой промышленности практически не удалось. Так, 278,1 % среднемесячного объема производства составляют остатки на складах вычислительной, электронной и оптической аппаратуры, 218 % — машин и оборудования, 120 % — транспортных средств. Работа на склад, обусловленная целями политической целесообразности, финансово изнуряет предприятия, так же как и необходимость платить незаработанную заработную плату. Работники ходят на работу с целью загрузить склады и получить свои деньги. А ведь если бы власть приняла решение в апреле и мае отпустить детей и взрослых на карантин, то и ресурсы предприятий были бы целы, и настроение среди рабочих было бы, наверное, другим.