4 августа 2020, вторник, 0:23
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

В галерее «Арт-Беларусь» прошел перформанс «Достояние»

3
В галерее «Арт-Беларусь» прошел перформанс «Достояние»
Надя Саяпина
Фото: Таня Капитонова/«Белсат»

В акции приняли участие около 20 авторов.

1 июля с 18:00 до 20:00 в галерее « Арт-Беларусь» прошел перформанс «Достояние», в котором приняли участие около 20 авторов: художники и художницы, деятели современного театра, искусствоведы, арт-менеджеры и другие представители и представительницы культуры, сообщает «Белсат».

Идея «Достояния» принадлежит художнице Наде Саяпиной:

– Данный перформанс, как и любое художественное произведение, может иметь различные чтения. И я очень рада той многослойности смыслов, которую выявляют участники и зрители. Для меня он говорит о живом искусстве и медиаторах, которые делают его живым, несут его через себя и буквально «на своих спинах», которые готовы «отстоять» его ценность. О том, что любое искусство может быть одновременно достоянием, мишенью, символом, месседжем, вещевым и не материальным, присутствующим и отсутствующим. Искусство — это люди, которые за ним стоят.

И стоять там, поверьте, было очень сложно физически и эмоционально. И это «сложно» было важной частью перформанса, тем самым проживанием каждой и каждого.

Было много переживаний за себя и других, много любви и благодарности, чувства единения вокруг того, что нам действительно важно, и много силы в этом, несмотря на физическую слабость и даже боль.

Как художница я была приятно удивлена и безмерно благодарна такой консолидации, ведь люди были из разных областей культуры и искусства, откликались, звали друг друга, становились живыми картинами, получали новый непростой опыт. И все на чистом альтруизме и собственных желаниях. Это действительно вселяет веру в то, что искусство Беларуси живое и не всегда раздробленное, что мы можем объединяться вокруг важных нам идей и при этом сохранять абсолютную индивидуальность и свободу выбирать.

Артур Комаровский:

– Для меня этот перформанс – о подумать, а что для меня есть «достояние», о восстановлении памяти и возвращении. Касательная этих картин – другое возвращение. Всегда находить те, кто наше «достояние» всегда стремился убрать, уничтожить – чтобы осталось белое пятно: затереть прошлое, современное, будущее. Искусство чаще всего делается средством манипуляций, ведь искусство – отражение жизни и не всегда тем, что оно показывает, а еще и тем, в каком контексте оно находится. Лично мне было важно вернуть имя Царфина в пространстве галереи. И стоять, достать. Достояние – это не только произведения искусства, это еще и люди, которые за ним стоят, прежде всего.

Яня Зайченко:

– У меня не было мыслей о том, чтобы не принимать участие. В этой ситуации трудно остаться равнодушной – у меня не получилось. Видимо, это был способ выразить мое неравнодушие.

Еще одну коннотацию добавлял тот факт, что все участники и участницы пришли сюда из сферы искусства. Для меня в этом был сильный посыл: мы не сами по себе, мы вместе и мы не забываем тех, кто были здесь к нам, и мы солидарны с теми, кто здесь работает сейчас.

Стоять было тяжело. То коленки отнимались, то плеч не чувствовала, то перед глазами все плыло. Но что-то словно держало меня на месте. Было ощущение, что это мой долг — быть здесь и сейчас.

Богдан Хмельницкий:

– Для меня перформанс стал пространством для рассуждений о постколониальном опыте Беларуси. Веками культурные достижения белорусов грабились и вывозились в другие государства, где они до сих пор находятся без должных попыток достичь их справедливого перераспределения. И вот, когда отдельные институции независимой Беларуси помогают вернуть существенную часть наследия, пытаясь видоизменить ситуацию извечного «ничего нет» в пользу включенности нашей страны в глобальные культурные течения и выстраивания соответствующей саморепрезентации, в очередной раз включается насильственный механизм внутренней империи. Возвращенное вновь отнимается и становится заложником сомнительных политических интриг. Ситуация вокруг галерейной коллекции продолжает цепь принудительного и безапелляционного отчуждения белорусского наследия внутренней империей, среди свержений которого снос здания первой минской электростанции и стеклянного дворца ВДНХ, луковизация древних белорусских храмов, уничтожение дома Горецкого, закрытие столовой XYZ.

Своим произведением я выбрал «Зеленый пейзаж» Марка Шагала – воспоминание о родном городе, который около века назад художник был вынужден покинуть навсегда. Осталось ли хоть одно из этих зданий на карте Витебска? Если нет, так почему? Как мы вообще можем влиять на культурные, политические, социальные пейзажи вокруг себя? Каким образом не допустить уничтожение собственных любимых «зеленых пейзажей» и преодолеть внутреннюю империю?

Анна Редько

– Надя хорошо нас проинструктировала: «Стоять так сложно, и это «сложно» – важная часть перформанса, ведь вы его не играете, а живете. Но будьте внимательны к себе и самочувствию».

И я действительно решила прожить это «стояние». Ты редко оказываешься сам с собой без гаджетов и прочего шума. А тут было так тихо, хотя более 20 участников стояли у стен, что в какой-то момент с закрытыми глазами я чувствовала себя абсолютно одна в зале.

Сначала кружилась голова и казалось, что не хватает воздуха, капельки пота одна за другой текли по спине. Рассматривала свой QR-код и понимала, что отличу его среди тысячи таковых.

Я выбрала одну из своих любимых картин в коллекции Белгазпромбанка – Леон Бакст «Купальщики». Она невероятно солнечная, французская, морская и пляжная.

Кирилл Колбасников:

– Участвовать было приятно и трудно одновременно. Тяжело физически: я не ожидал, что стоять два часа неподвижно будет настолько сложно. Несколько раз начинала болеть спина, почему-то немели пальцы на левой руке. Дважды, когда слышались сирены то ли «скорой», то ли милиции, думалось, не за нами ли это едут. Было чуточку страшно, но не сильно: выбирал рацио, а не эмоцию. Хотя действия силовиков в последнее время назвать логичными невозможно. Когда стоять становилось совсем тяжело — утомление приходило и уходило волнами – вспоминал о незаконно задержанных людях, стоявших и стоящих в зданиях милиции и КГБ, которых держали до утра на улице, и которым негде было сесть. И становилось легче. Чувствовал единство с ними, начинал лучше понимать, почему людей так мучают. И тоже чувствовал гордость за наших людей, которых это не останавливает, которым просто повезло чуть поменьше, и которых хватали, но не сломали.

И конечно, было приятно, что мы стоим в галерее перед QR-кодами с прикрепленными на спины распечатками художественных работ, чтобы привлечь внимание к этим варварским событиям, чтобы выразить солидарность, чтобы показать, что нас много не только в критические моменты, но всегда, и мы готовы стоять до конца.

Ирина Лукашенко:

– Можно что-то запретить, снять картины со стен, обесценивать и игнорировать. А можно учиться, понимать и любить, восхищаться и создавать.

Можно «закрыть на замок» искусство, литературу, историю и ее героев. Но есть мы – живые люди – носители знаний и культиваторы ценностей. Есть культурный код – он у нас заложен, он не исчезает по указу или прихоти, но передается от человека к человеку, от поколения к поколению, и при этом создается сознательно здесь и сейчас. Есть роли, каждый выбирает сам – кто он или она сегодня и как это отразится на его завтра. Сознательно или не очень мы играем у потребителей или создателей, которые ведут или руководствуются – и неважно, речь о культуре или что-то другое.

В точке пересечения времени, исторических нарративов и культурных – люди.

И коллекция работ всемирно известных художников родом из Беларуси, которую мы могли своими глазами видеть еще недавно в галерее «Арт-Беларусь» – это, по сути, инициатива людей, а не министерств, систем, отделов идеологии и им подобных.

Даша Чурко:

– Сначала я испытывала злость. Злость и силу. Я начала рассматривать QR-код и как будто бы почувствовала ту картину, которая висела у меня на спине. А затем звучали слова об изъятых картинах и музыка скрипки. Я почувствовала спокойствие и уверенность в том, что можно отобрать все, кроме воспоминаний, чувств и мыслей – что-то вроде этого. Непрерывные звуки «скорой» и скрипка – как тревога и спокойствие. А дальше была тишина, позволяющая отпустить все эмоции и чувствовать только тело. Как будто бы не было вокруг людей, только я и мое огромное желание «отстоять картину»!

Погас свет. Я направилась к выходу и последнее, что до сих пор застряло в голове – «спасибо!» – сказано администратором со слезами и улыбкой. И все вроде бы стало неспроста. И надежда как будто бы увеличилась в объемах. Спасибо Наде за этот замечательный перформанс

Янис Саар:

–Я квир-художница, арт-активистка, участница ВИА «Красный Борщевик».

Мне интересно, как власть и телесность работают на стыке своих условий и проявлений через инструменты искусства, и история с этими работами на стенах. Я могу промолчать об этом, но сила в том, чтобы объединятся и проживать системный гнет вместе.

Автор идеи: Надежда Саяпина. Участники и участницы: Янис Саар, Маша Танина, Анна Редько, Оксана Жгировская, Валентина Мороз, Кристина Брукштын, Ульяна Невзорова, Ирина Лукашенко, Дмитрий Ой, Лена Огорелышева, Кирилл колбасников, Яня Зайченко, Мария Белькович, Надежда Саяпина, Богдан Хмельницкий, Артур Комаровский, Саша Бобкова, Геннадий Архипов, Наташа Брик, Кристина Иванцова, Даша Чурко, Анна Смолякова, Светлана Смульская, Александр Ганулич.