14 августа 2020, пятница, 5:27
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Кавказский капкан

3
Кавказский капкан

Возник новый очаг противостояния Москвы и Анкары.

На протяжении трех десятилетий Москва не без успеха использовала конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха для утверждения своего влияния на Южном Кавказе. На исходе перестройки в Кремле, очевидно, решили: мы не можем остановить движение советских республик к независимости, но вместе с независимостью они получат такие проблемы, что не раз пожалеют о своем выходе из империи. В Приднестровье и Абхазию потянулись наемники и "добровольцы", быстро сменившие форму спецподразделений ГРУ на камуфляж, купленный в тогдашнем "военторге". А решать проблему Нагорного Карабаха отправился Аркадий Вольский, бывший помощник Юрия Андропова и близкий друг Евгения Примакова.

О миротворческой миссии Вольского на Южном Кавказе вспоминают до сих пор. И редко с благодарностью. В Москве не устают повторять, что безопасность Армении может гарантировать только военный союз с Россией, членство в ОДКБ и 102-я российская военная база, дислоцированная в Гюмри и Ереване. Действительно, воевать с Азербайджаном в одиночку Армения не может. Ее военный потенциал серьезно уступает азербайджанскому, не говоря уже о турецких войсках, предназначенных для вероятной помощи Баку в случае серьезного осложнения обстановки.

Видимо, для того чтобы окончательно убедить Армению в военной угрозе со стороны Азербайджана, Россия снабжала правительство этой страны самыми современными вооружениями. В 2013–2018 годах Баку получил 100 самых современных танков Т-90С; 118 боевых машин пехоты БМП-3; 230 бронетранспортеров БТР-82А; 166 артиллерийских систем, в том числе 18 машин РСЗО "Смерч"; 24 единицы тяжелой огнеметной системы "Солнцепек" чудовищной поражающей мощи; 24 ударных вертолета Ми-35М и так далее. Общая сумма выполненных контрактов на поставку в Азербайджан из России составляет 5 миллиардов долларов. Не забывали в Москве и про Армению. Туда были поставлены ракетные комплексы "Искандер", тяжелые многоцелевые истребители Су-30 и многое другое. И наконец, когда дело доходило до вооруженных столкновений, российская дипломатия с удовольствием выступала в роли посредника.

Долгое время эта классическая стратегия "разделяй и властвуй" работала более или менее успешно. Но с 12 июля, когда начался новый раунд армяно-азербайджанского военного противоборства, она дала сбой – Москва оказалась в капкане, который сама же поставила и за которым присматривала на протяжении многих лет. Видимо, далеко не случайно в сообщении о совещании постоянных членов Совета Безопасности России, состоявшемся 17 июля, была "выражена крайняя обеспокоенность в связи с продолжающейся эскалацией" столкновений на армяно-азербайджанской границе, подчеркнута "настоятельная потребность" прекращения огня.

Слова "крайняя озабоченность" кремлевская пресс-служба употребляет только в особых случаях. Естественно, напрашивается вопрос: что, собственно, так обеспокоило Кремль? Начнем с того, что нынешние столкновения происходят не вдоль линии разграничения в Нагорном Карабахе, как обычно, а на северном театре боевых действий – на границе между Тавушской областью Армении и Товузским районом Азербайджана. Через последний проложены трубопроводы, по которым через грузинскую территорию в Турцию идут поставки нефти и газа, главный источник экспортных доходов Азербайджана. Эти коммуникации оказались в зоне поражения армянской артиллерии. Под угрозой оказались жизненные интересы Азербайджана и Турции.

В свете этого становятся понятными резкие заявления турецких официальных лиц, сделанные 13 июля, на второй день военного конфликта. Президент Эрдоган решительно осудил "преднамеренные атаки против дружественного и братского Азербайджана", а министр обороны Хулуси Акар добавил: "Мы продолжим посильную помощь и поддержку вооруженным силам Азербайджана против Армении, которая долгие годы ведет политику агрессии". В воздухе запахло "большой войной", Москва оказалась в патовой ситуации. Бросить на произвол судьбы стратегического союзника, Армению, невозможно. Судорожные призывы российской дипломатии к прекращению огня остаются без последствий. Рассчитывать на союзников по ОДКБ не приходится. И Беларусь, и центральноазиатские государства ясно дали понять, что это не их война и участвовать в конфликте на Южном Кавказе они не будут. Очевидно, что втягиваться в войну с Турцией в одиночку крайне опасно.

Тем не менее российское руководство решило, как это часто бывает, поговорить с позиции силы: 17 июля была объявлена внезапная проверка боеготовности войск Западного и Южного военных округов, а также Воздушно-десантных войск. Министр обороны Сергей Шойгу, правда, позвонил своему азербайджанскому коллеге и заверил того, что к разгорающемуся конфликту эта проверка никакого отношения не имеет. В Баку, скорее всего, российскому министру обороны не поверили, что неудивительно: сразу после завершения проверки боеготовности были объявлены учения российско-армянской системы ПВО. Реакция Турции и Азербайджана на "бряцание оружием" оказалась совсем не той, что ожидали в Москве. 29 июля начались крупные турецко-азербайджанские учения с участием боевой авиации, предполагающие ввод турецких войск на территорию Азербайджана.

Капкан, в который российская политика на Южном Кавказе так старательно загоняла Кремль, грозит захлопнуться. Турецко-азербайджанские учения посылают ясный сигнал Москве, что и Баку, и Анкара готовы к военному столкновению не только с Арменией, но и с Россией. Если оно произойдет, то армянская армия, хотя сама по себе и неплохая, обречена на поражение, и эффективной помощи от российской 102-й базы ждать не приходится. Ведь эта военная база – всего лишь мотострелковая бригада численностью около 4000 человек и авиаэскадрилья с 18 боевыми самолетами. В то время как один только 9-й корпус турецкой армии, развернутый на границах с Арменией и Грузией, имеет в своем составе танковую, шесть механизированных и четыре пехотные бригады. На направлении Гюмри – Ереван может быть создана ударная группировка численностью 40–50 тысяч человек, имеющая около 370 танков и 700 орудий, пользующаяся поддержкой фронтовой авиации.

Иными словами, в течение нескольких дней 102-я военная база будет разгромлена. А перебросить подкрепление в Армению Россия может только кружным путем: по Каспийскому морю и затем через иранскую территорию. Пока они доберутся к месту назначения, война на Южном Кавказе будет закончена. Чтобы спасти Армению и находящиеся в ней российские части, у Москвы в складывающейся ситуации остается только одно действенное средство – пригрозить нанесением ядерного удара.

Будем надеяться, что самого опасного варианта развития событий удастся избежать. Но уже сейчас ясно, что наряду с Сирией и Ливией возник новый очаг противостояния Турции и России. Москва вынуждена отвлекать дипломатические и военные ресурсы с других направлений. Есть в этом, конечно, и определенные позитивные моменты: например, снижается вероятность военного обострения в Донбассе и на севере Крыма. Но в целом складывающаяся на Южном Кавказе ситуация оптимизма не вызывает. При этом вспоминается ставшая мемом характеристика, данная Сергеем Лавровым умственным способностям своих подчиненных. Только, похоже, она справедлива и для российского истеблишмента в целом.

Юрий Федоров, «Радио Свобода»