23 сентября 2020, среда, 15:44
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Даже гестаповцы относились нежнее»

31
«Даже гестаповцы относились нежнее»
Фото: Ирина КОМИК

О чем рассказали родственники задержанных возле СИЗО №6 в Барановичах.

Сайт Intex-press 14 августа с самого утра побывала возле следственного изолятора. Здесь уже собралось много людей. Все они ждали, когда выпустят их родных и друзей. Некоторые приходят под стены СИЗО уже четвертый день подряд.

«Ребенку сломали ногу»

В 9 часов утра возле входа в СИЗО на бордюрах и лавочках сидит группа мужчин, женщин, девушек и маленьких детей. Все они здесь с одним горем – ждут освобождения их родных.

Мужчина в спортивном костюме и шлепанцах уже третий день ждет внука, которого забрали 12 августа.

– Приезжали вчера, сказали, что внуку добавили еще сутки. Ну мы с женой и поехали в лес грибов собрать. Когда внук выйдет, супчика свежего поест. Вот сижу, жду его, пока жена готовит, – с оптимизмом рассказывает мужчина.

«А я картошки нажарю своему», «а я борща», добавляют сидящие рядом женщины.

Фото: Ирина КОМИК

Горожане говорят, что 13 августа из изолятора отпускали больше людей. По их словам, из СИЗО выходила «женщина в ночнушке, дедушка весь синий».

– О! Помните вчерашнего несовершеннолетнего мальчика?! Его выпустили первым, он был будто в прострации. Говорил как зомбированный «со мной все хорошо, меня кормили хорошо, я хочу домой, меня не били». А в итоге оказалось, что ребенку сломали ногу. Ведь он потом возвращался сюда за документами на костылях и в гипсе, – подхватила одна из женщин.

Люди рассказывают, что заключенных выпускают в зависимости от времени задержания. Им дают подписать бумажку о том, что задержанные не должны появляться в местах массового скопления людей, иначе второе задержание будет рассматриваться как уголовное дело.

Фото: Ирина КОМИК

«Кормят «озверином»

Девушка Рита сидит возле СИЗО с мамой своего парня с семи часов утра. Она рассказывает, что вечером 10 августа ее с парнем схватили силовики, когда они подошли помочь девушке, у которой был приступ. «Мы не успели отъехать, как подбежали люди в форме, начали бить стекла в машине».

– Нас вытащили и стали бить. Один военный отвел меня и сказал, чтобы я убегала. Я побежала куда глаза глядят. Моего парня избили и посадили в автозак. Больше я его не видела, – вспоминает тот вечер Рита.

У девушки в руках банка энергетика и подушка, чтобы было мягче сидеть на камнях. Она прикрывает руки в шрамах кофтой. Говорит, что они остались от осколков стекла. Мама парня нервно теребит сумку. Вскоре они узнают, что их родного везут в здание суда, и девушка с мамой уезжают на Пролетарскую.

Мимо проходят сотрудники СИЗО.

– Надо на них смотреть злыми глазами, чтобы у них потом руки не поднимались бить людей, – смотря вслед, говорит одна из ожидающих женщин.

Чтобы скрасить ожидание, горожане рассуждают о том, кто же все-таки так зверски издевается над мирными гражданами. Одни говорят, что это барановичские срочники, другие, что русские наемники, третьи, что белорусский ОМОН. Но все как один ожидающие говорят о том, что силовиков «кормят каким-то озверином». Женщина в белом пиджаке, которая ждет своего сына, рассказывает о том, что задержанным 9 августа достается больше всего, потому что это «идейные».

Фото: Ирина КОМИК

«Постельку» заправляют самым тяжелым»

Ближе к 11.00 часам к стенам СИЗО приходит женщина в белой футболке и красных штанах. Ожидающие говорят, что она уже несколько дней ходит под стенами, потому что о ее сыне ничего не известно. Женщину зовут Людмила. Она рассказывает, что ее сына забрали 10 августа в центре города, когда он шел встречать подругу с работы. С тех пор она каждый день сидит под стенами СИЗО с 5.30 утра и до тех пор, пока сотрудники СИЗО не прогонят ее домой.

Людмила вся дрожит и плачет. По ее словам, сын приехал в Барановичи, чтобы проголосовать и побыть в выходные дома. На следующий день, 10 августа, он пошел встретить подругу с работы, потому что «в городе были волнения». Когда же они возвращались обратно, то их остановили силовики и начали тащить в автозак. Позже Людмиле рассказали, что ее сын попросил силовиков отпустить девушку. Они так и сделали. И больше Борю никто не видел.

– Мне ничего не говорили о его состоянии здоровья два дня. На второй день фельдшер сказала, что у Бори сотрясение мозга, множественные ушибы спины, головы, рук, плеч. Я спросила, насколько сильное сотрясение, а мне ответили: «маленькое» и добавили: «не волнуйтесь, ему постелили постельку». Мне потом объяснили, что «постельку» заправляют только самым тяжелым, – сквозь слезы рассказывает Людмила. – Вчера, 12 августа, был суд и ему дали еще сутки, потому что он сам не выйдет и якобы за эти сутки оклемается. Вчера, когда выходил прокурор, я спросила у него, может ли мой сын сам стоять на ногах. Прокурор отвел взгляд, отвернул лицо и сказал: «завтра заберете». Я с самого утра тут сижу и жду, когда его выпустят. Пока я дежурю тут, соседи ходят и смотрят по кустам. Может, его где выкинули возле дома. Мне сказали, что после 23.00 я смогу его забрать. Что значить забрать? Он сам выйдет или я его заберу?

Фото: Ирина КОМИК

«Угрожали «опустить»

С 12.00 начинают выпускать заключенных. Все они отказываются что-либо говорить, хотят быстрее уйти домой. Ожидающие женщины раздают освобожденным талоны на автобус, некоторые предлагают подвезти домой на своей машине. Все вышедшие будто зомбированы, говорить не хотят. Отвечают только когда им показывают фотографии, чтобы сказать, видели ли других задержанных.

Фото: Ирина КОМИК

Женщина, которая пришла с дочкой за сыном, рассказывает, что его схватили, когда он пришел к другу в кафе, чтобы вместе после работы поехать к девчонкам.

– Я голосовала за Лукашенко, а теперь стою и жду своего сына из СИЗО. Все смотрите на меня, – говорит она.

Горожанка, которая также пришла узнать, когда выпустят ее мужа, рассказывает, что заключенных в СИЗО избивают чуть ли не каждый вечер, «бьют как мужчины, так и женщины». По ее словам, силовики угрожали «опустить» тех, кто будет что-нибудь просить, а «дедушка, которого отпустили 13 августа, мне сказал, что даже гестаповцы относились нежнее».

Фото: Ирина КОМИК

Из магазина, который находится в здании СИЗО, возвращается женщина и спрашивает, отпускали ли уже кого-нибудь. Она рассказывает, что «продавщица из продуктового будет увольняться, потому что не может больше выносить стонов заключенных».

– Она сказала «я не могу слышать, как они кричат», – всхлипывая, говорит горожанка. – Как можно быть такими жестокими? Сколько им за это платят? Неужели у них нет родных? Чтоб эти изверги почувствовали на своей шкуре всю ту боль, которую они причиняют мирным людям!

Послушав рассказы людей, горожанка Лилия со слезами идет к своему автомобилю. Она рассказывает, что ждет мужа, который, как и большинство горожан, попал под раздачу силовиков. Женщина переживает за его состояние.

– Мы готовились к операции. У него проблемы со спиной. И если его действительно дубасят так, как рассказывают люди, то он оттуда выйдет инвалидом. Вчера, когда отпускали людей, я все же нашла человека, который с ним сидел в одной камере. Парень рассказал, что у мужа вся байка пропитана кровью, лицо и колени побиты, но он держится бодряком и даже шутит, – говорит Лиля. – Я не думала, что у нас такие животные есть, которые так по-зверски издеваются над людьми.

Ближе к 14.00 машин становилось все больше. Люди подносили друг другу воду, предлагали любую помощь.

Фото: Ирина КОМИК