27 ноября 2020, пятница, 3:14
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Как день 23 августа перерос в многомиллионную акцию, изменившую ход истории

1
Как день 23 августа перерос в многомиллионную акцию, изменившую ход истории

Пример, которые сейчас актуален для Беларуси.

Борьба и восстановление независимости Литвы, Латвии и Эстонии — яркий пример того, что именно народ решает судьбу своей страны. В рамках цикла «Оккупация и Возрождение» сайт «Салідарнасць» рассказывает о вторжении СССР в страны Балтии. Уроки истории, которые сегодня актуальны для Беларуси как никогда.

В этом году исполняется 80 лет с момента захвата Советским Союзом Литвы, Латвии и Эстонии и 30 лет с момента восстановления их независимости.

В предыдущих статьях цикла «Салідарнасць» рассказала, как экономическая помощь от России в итоге вылилась в военные базы на территории этих стран, насколько легко потерять независимость, когда войска «союзника» уже стоят на твоей земле, и какими жертвами может обернуться «бескровная» аннексия.

Оглядываясь на события 30-летней давности, понимаешь, как много может изменить народ даже в самой, казалось бы, беспросветной ситуации. Не поднимись тогда страны Балтии за свою независимость, возможно, и не было бы сегодня независимой Беларуси.

Кажущееся «смирение»

К концу 80-х годов Литва, Латвия и Эстония были частью СССР почти 40 лет. Советизация этих аннексированных Союзом стран шла по плану. Советские школы, советские учебники, тотальная русификация, партия у руля. Ничто не говорило о том, что в один прекрасный день миллионы людей выстроятся в цепь, чтобы продемонстрировать всему миру свое стремление к независимости и свой «Балтийский путь».

Пожалуй, даже на Западе к тому времени уже смирились с тем, что Литва, Латвия и Эстония стали частью СССР окончательно и бесповоротно. Хотя, надо сказать, Европа долгое время всячески осуждала действия СССР по отношению к странам Балтии. В 1960 году Совет Европы в своих резолюциях характеризовал вхождение этих государств в состав СССР как оккупацию, насильственную инкорпорацию и аннексию.

А еще в начале войны Черчилль категорически не хотел иметь дело с Советским союзом, запятнавшим себя позорным сговором с Гитлером и вероломным захватом чужих территорий. Вот что он отмечал в письме министру иностранных дел Идену от 8 января 1942 года:

Мы никогда не признавали границы России 1941 года кроме как de facto. Они достигнуты путем актов агрессии в позорном сговоре с Гитлером. Сдача народов стран Балтии под власть Советской России против их воли будет противоречить всем принципам, за которые мы ведем эту войну, и будет позорить наше дело.

Но время шло. Очаги сопротивления давно подавлены, а репрессии сотен тысяч человек остались в прошлом. Казалось, даже сами литовцы, латыши и эстонцы смирились с той мыслью, что строить свою жизнь им придется в большой советской «семье».

Но это было только внешне кажущееся «смирение».

Песенная революция

Борьба не закончилось. Просто она перешла в более мягкую форму сопротивления, суть которого состояла в сохранении и отстаивании своей культуры, традиций и национальный идентичности.

Многие обращали внимание, что в Литве, Латвии и Эстонии люди живут как бы параллельно советскому строю. Да и сами эти страны были совсем не похожи на другие советские республики, этакая заграница. Тут люди ходили в костел, праздновали католические церковные праздники. По вечерам на хуторах можно было слышать партизанские песни борцов с советскими оккупантами.

Литовский историк Альгимантас Каспаравичюс как-то в интервью «Салідарнасці» рассказывал, что некоторые родители даже не разрешали своим детям вступать в пионеры и комсомол, в том числе и его – они «дважды рвали «торжественное заявление» сына на прием в пионерскую организацию.

Уже после хрущевской оттепели активно начали создаваться национальные кружки при школах, в университетах и институтах, при Академии наук. Казалось бы, ничего такого крамольного, что могло бы угрожать тоталитарному советскому строю в том не было: люди просто собирались вместе и пели народные песни, популяризировали национальную культуру. Кстати, позже этот этап народного движения за независимость назовут «Песенной (поющей) революцией».

Часто песни распевались во время массовых сходок на городских площадях. Так, 11 сентября 1988 года на Певческом поле Таллина в ходе музыкального фестиваля «Песня Эстонии» собралось около 300 000 эстонцев – это около трети граждан всей Эстонии.

В Литве движение возглавило общественно-политическая организация «Саюдис».

Естественно, собираясь вместе, представители творческой интеллигенции не могли не делиться своим мнением происходящего, вспоминая историю своей страны и события недавних лет.

Постепенно в середине восьмидесятых стали образовываться и различные диссидентские движения. Так, в 1974-1978 в подполье действовала Литовская Лига Свободы, члены которой по сути говорили о советской оккупации и поднимали вопрос о восстановлении государственной независимости.

Именно Лига, почувствовав новые веяния горбачевской перестройки, 23 августа 1987-го в Вильнюсе, в самом центре старого города, возле памятника поэту Адаму Мицкевичу впервые организовала митинг, посвященный пакту Молотова-Риббентропа, и громко заявила о советской оккупации.

Тогда на несанкционированный антисоветский митинг собралось только несколько сотен смельчаков. Но значение этой акции сложно переоценить. Тогда же всего на несколько минут был поднят литовский национальный триколор, запрещенный властями.

Никто и подумать не мог, что пример этих пары сотен человек скоро подхватят миллионы.

Это был большой шок для советской власти, как в Литве, так и в Москве, но большая надежда для патриотически настроенных литовцев. Естественно, вся советская пресса тут же кинулась поливать грязью организаторов этой акции, участниками занялся КГБ. Но процесс был уже запущен.

«Балтийский путь»

Сколько тогда, летом 1987-го, было реальных сторонников восстановления независимости Литвы, сказать сложно. По оценкам историков, вряд ли их число достигало более 20-25% от всего населения страны. Однако летом 1990-го их было уже более 75-80%. Тот случай, когда идеи меньшинства охватывают умы подавляющего большинства.

А буквально через два года, 23 августа 1989 года жители Литвы, Латвии и Эстонии выстроили живую цепь длиной около 670 км (до двух миллионов человек, то есть примерно 25% населения трех прибалтийских республик), таким образом соединив Таллин, Ригу и Вильнюс. Акция была приурочена к 50-летию со дня подписания пакта Молотова-Риббентропа и имела целью привлечь внимание мирового сообщества к историческим событиям, которые изменили статус стран Балтии.

Организаторами стали Народный фронт Эстонии, Народный фронт Латвии и «Саюдис» в Литве. «Балтийский путь» позволил продемонстрировать всему миру желание народов Балтии восстановить свою государственную независимость, их солидарность в этом стремлении.

Желающие участвовать в акции съезжались со всей страны. Кто на собственном транспорте, кто на автобусах, которые предоставляли государственные и общественные организации. Это было всеобщее единение граждан трех стран.

С самолетов Ан-2 над цепью людей разбрасывались цветы. Несмотря на запрет «Центра» на полеты в балтийском воздушном пространстве, самолеты сделали несколько рейсов.

— Я прекрасно помню то место в центре Вильнюса, рядом с мостом «Geležinio Vilko», где я тогда стоял в живой цепи с женой Астой и несколькими товарищами, — вспоминал историк Альгимантас Каспаравичюс. — Довольно хорошо помню и подготовку к этому событию, и особенно эмоциональную атмосферу «Балтийского пути».

Это было лето больших надежд и розовых социальных утопий. Люди уже верили и видели, что свобода совсем рядом и сразу же после объявления восстановления независимости все вдруг станет добрее, богаче и счастливее. Что навсегда исчезнет не только ненавистная система русского коммунизма и политическое давление, но и социальное неравенство, привилегии для части общества. Что восторжествует истинная демократия.

Правительство СССР отреагировало на акцию лишь обильной риторикой, не сделав особо никаких шагов для укрепления отношений. А через шесть месяцев после проведения «Балтийского пути» Литва 11 марта 1990 года первой из трех республик объявила о восстановлении государственной независимости.

Вслед за ней последовали и другие.

Кстати, в 2009 году ЮНЕСКО признала эту акцию феноменом ненасильственного сопротивления и приняла решение включить документальные материалы о ней в международный регистр программы «Память мира».

Цель революции была достигнута практически без крови и разрушений. Впрочем, некоторые жертвы все же были.

О том, что бывает, когда «любимую не отдают» и как страны Балтии отстаивали уже завоеванную независимость, читайте в нашем следующем материале.