18 сентября 2020, пятница, 16:48
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Наступило время окончательного выбора

9
Наступило время окончательного выбора
Леонид Незвлин

Свободному человеку «сталин» не нужен.

Утро родины нашей розово,

Позывные летят, попискивая,

Восвояси уходит бронзовый,

Но лежат, притаившись, гипсовые.

Пусть до времени покалечены,

Но и в прахе хранят обличие,

Им бы, гипсовым, человечины –

Они вновь обретут величие!

Александр Галич, "Ночной дозор"

Установив в 2009 году День памяти жертв сталинизма и нацизма 23 августа, Европейский парламент, по сути, провозгласил: процесс осуждающего вспоминания, в основе которого лежит моральное, центрированное на памяти жертв, отношение к трагическому и преступному прошлому, не может быть остановлен. Так должны воспитываться новые поколения европейцев.

Говоря "день памяти", мы исходим из того, что этот опыт в прошлом. Он проработан, осужден, преодолен. Иначе говоря, сталинизм и нацизм для европейских обществ – это история. В отношении нацизма это во многом так, хотя и эта память в сегодняшней Европе имеет актуальное политическое звучание и значение. А вот со сталинизмом дело обстоит совсем иначе. Он не ушел, наоборот – полностью восстановился.

Неосталинизм – одно из главных явлений сегодняшнего дня. У него есть новые жертвы, и число их множится. Беларусь и Россия – главные точки в восточноевропейском пространстве, где неосталинизм заявил о себе реваншистски, во весь голос. Неосталинизм – вот суть господствующих здесь режимов. В ловушке неосталинизма – миллионы людей; это чудовище угрожает их настоящему и будущему.

Совсем недавно, в конце 1980-х, в тех же пространствах происходили большие перемены. Европа их приветствовала, они работали на европейские свободу и единство. То, что творится теперь, столь же серьезно. Европа уже не может чувствовать себя в безопасности. А потому это не просто белорусские или российские – это европейские дела.

23 августа это еще и общеевропейский день борьбы с современными европейскими диктатурами. День памяти их жертв, день памяти борьбы за свободу узников этих режимов. В какие-то моменты нашей послесталинской истории казалось, что это внутреннее зло укрощено, потерпело поражение. Сталинизм был прямо и безоговорочно осужден государством, вставшим на путь демократии и законности. Многие тогда решили, что под XX веком подведена черта и Сталин остался в прошлом. Страна одержала над ним победу. Вышла из диктатуры, этот опыт пережит и преодолен. Сейчас тот оптимизм кажется легкомысленным.

В сегодняшней России "Ленин" – это только Мавзолей, музей – не более. "Сталин" же – наша повседневность. Принято считать, что нынешний режим в отношении Сталина не определился, не педалирует эту тему, она для него опасна. Но это не так. У путинского режима вполне определенное отношение к Сталину, сталинцам, сталинизму. Оно, во-первых, связано с истоками режима. КГБ/ГПУ/ВЧК не может быть против "cталина" как идеи и практики; Сталдин их патрон, их судьба, их биография. Во-вторых, Сталин, с точки зрения режима, – это Отечественная, а Отечественную никому не позволительно трогать руками. Сталин – победитель в войне, поэтому преступником он быть не может. Та война, где Сталин выдвигается на первый план, обеляется, очищается - это их, режимная, Отечественная.

Именно происхождением "режимных" обусловлен выбор властно-победного, завоевательного образа войны. Образа, безжалостно несочувственного к народу, ко всем "проклятым", убитым, выстоявшим, замученным, выжившим. Говорят, что историю пишут победители. Присваивают, приписывают, редактируют, фальсифицируют. Наследники Сталина победили, теперь у страны снова сталинская Отечественная, снова "правильный" Сталин. Прошлое, отформатировано по-сталински. По-сталински же используется, чтобы владеть, повелевать, подчинять и угнетать.

В рамках такого подхода порассуждать о преступном в сталинизме, конечно, можно. Но строить на этом образ Сталина (сталинского времени, сталинского государства и государственников) режим не будет, это против его интересов. Иногда произносятся осуждающие речи, еще есть памятники и музеи, посвященные жертвам репрессий. Но все это на периферии политики и политического образования. Не из этого создается история, полезная путинскому режиму. В нынешней России действует режим, исповедующий сталинизм. Логика его развития ведет его по пути сталинизации.

Конечная цель такого маршрута известна. Чем большую силу набирает в обществе неосталинизм, тем явственнее опасность появления нового сталина, то есть диктатуры. В новых формах, соответствующих современности, но со старыми задачами - монопольно распоряжаться властью и собственностью, владеть пространством и людьми, каленым железом выжигать инакомыслие, грозить соседям, претендовать на мировую гегемонию, наводить страх массовыми репрессиями. Сейчас мы видим результаты этого движения: в 2014 – 2020 годах неосталинизм вошел в свою решающую фазу.

Диктатура и диктатор – исторический факт. В интересах режима – чтобы по этому пути шла вся страна. Сталинизация общественного сознания – одна из коренных его задач. Чем больше "сталина" в сознательном и бессознательном народа, тем меньше шансов на рост общества – гражданского, политического, демократического. Таким образом, устраняется главная для подобных режимов угроза.

Сталинизация – это пропаганда Сталина. Как лобовая, открытая (через связь с Победой) так и не явная, ползучая - памятники, масса продукции о вожде и его подельниках в книжных магазинах, 1930-е годы как модернизация в школьной программе, кино и телесериалы, в которых фигурирует Сталин. Очевидно, что пропаганда сталинизма – именно государственная программа. Иначе сталинизация не имела бы такого эффекта, без поддержки на государственном уровне Сталин не занял бы такого места в публичном пространстве. И то, что государство не подчеркивает этой связи, даже как бы и дистанцируется от темы, говорит о его природе: все для него важное – не публично, осуществляется в режиме спецопераций.

"Сталин" – одна из спецопераций, в рамках которой население втягивается в процесс сталинизации, вербуется в неосталинисты. И здесь, надо с сожалением признать, пропаганда падает на благодатную почву. Торжество неосталинизма – результат общих усилий власти и народа. Миф о Сталине как герое-победителе и социальном устроителе, грозе "богатых" ("номенклатурной сволочи") и защитнике "трудящихся и угнетенных" (Александре Невском и Емельяне Пугачеве в одном лице) – один из народных мифов 1990-х. "Сталин" – глубокая внутренняя тяга, историческая склонность, характерные для разных социальных и культурных слоев народа.

Сталин был в нашей истории совсем недавно, мы отравлены этим ядом, в культурно-ментальном смысле мы все еще остаемся сталинским обществом. И то, что сталинизм не разоблачен как зло, не осужден как неприемлемый социальный опыт, а, напротив, нормализован пропагандой последних двух десятилетий, и сделало возможной массовую сталинизацию.

Но именно эти годы показали, что неосталинизм – тупиковый путь. В опоре на него режим существовать может, причем именно вождистский режим, построенный на жажде личной власти, войне (внутренней и внешней) и всеобщем оскудении. А вот страна – нет. Главное препятствие на пути ее развития – именно "сталин". "Сталин" аккумулирует всю бродящую в социальном организме муть – антидемократизм и антизападничество, ощущение себя "в кольце врагов", выводит на поверхность, придает определяющее значение. Тем самым деморализует, разлагает, лишает воли к жизни – обрекает на отсталость.

Мы – общество, зараженное "сталиным". Наша историческая задача – в поиске противоядия, адекватного лечения. Десталинизация (как и денацификация) – здоровая общественная реакция, путь к выздоровлению. Десталинизация – самый современный разговор для нынешней России, ее способ стать современной. Минск-2020, как и Москва-2019, – это не только сопротивление диктаторам и диктаторству. Это и борьба с их историческим фундаментом, и самоочищение, преодоление сталинизма как исторической травмы, отказ от него как от исторической судьбы. Свободному человеку "сталин" не нужен.

Видимо, именно сейчас для наших народов, попустительствовавших утверждению новых, постсоветских, диктатур, наступило время окончательного выбора. Неосталинизм или десталинизация, свободное общество или агрессивно-послушные массы под рукой диктатора – середины тут нет. Все, кто утверждает обратное, – попутчики нынешних режимов, вольные или невольные.

Леонид Невзлин, "Радио Свобода"

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».