29 октября 2020, четверг, 10:22
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Как белорусские педагоги поддержали протестующих студентов

Как белорусские педагоги поддержали протестующих студентов
Фото: tut.by

Две истории настоящих преподавателей МГЛУ.

Во время задержания студентов, которыми отметилась прошла неделя, сотрудники вузов вели себя по-разному. Были те, кто поддержал и заступился за парней и девушек, которые мирно протестовали. Видео c поддержкой нескольких преподавателей попали в сеть. С двумя из них, педагогами Лингвистического университета, поговорил tut.by.

Фото: tut.by

«Диалог с этим поколением с позиции силы может лишить больших возможностей будущее нашей страны»

Что случилось: 2 сентября во время акции солидарности в Лингвистическом университете задержали нескольких студентов. Преподаватель попытался уговорить ОМОН их отпустить. Попытка оказалась неуспешной, но этот поступок запомнился многим студентам. Педагога зовут Сергей Шафаренко, он старший преподаватель кафедры теории и практики перевода.

Фото: tut.by

Студенты, не скрывает Сергей Иванович, для него как дети, поэтому за них он вступился инстинктивно — как отец за своих детей.

— Это случилось во втором часу дня. По дороге в университет я встретил студентов, с которыми мы не виделись несколько месяцев. Мы разговорились и задержались на ступеньках, — возвращается в тот день Сергей Иванович. — Недалеко от нас стояли другие ребята. В какой-то момент я заметил, как к ним подошли омоновцы, взяли двух девушек и парня и направились к бусу. Я пошел за ними и просил отпустить студентов под мою ответственность. К сожалению, все мои доводы оказались напрасны.

Молодых людей увезли в РУВД. Тогда, как рассказала студентка Ольга, Сергей Иванович с коллегами-преподавателями вызвались помочь задержанным с оплатой штрафов. Однако финансовая помощь не понадобилась.

Как быть со штрафами, говорит Ольга, все понятно. А вот историю с задержаниями в МГЛУ, отмечает Сергей Иванович, понять сложно. «За что их увезли в милицию? — задается он вопросом во время интервью. — Никакого хаоса они не устраивали, никого не оскорбляли».

— Через два дня ко мне подошел парень, которого на моих глазах омоновцы вели в микроавтобус, и поблагодарил, — вспоминает тот момент педагог. — Я растерялся, спрашиваю: «За что?». Он ответил: «За то, что пытались меня защитить». Я поинтересовался, как девушки, которых вместе с ним задержали. Он ответил: «Их тоже отпустили». Это были хорошие новости.

Раньше хороших новостей на телефон Сергея Ивановича начали поступать добрые звонки. Появляться они стали сразу после того, как видео, где видно, как педагог пытается отстоять студентов, попало в интернет. Первым преподавателя набрал сын: от него Сергей Иванович и узнал о ролике.

— Сын спросил: «Папа, ты где?» — «Как где, — отвечаю, — в инязе», — вспоминает собеседник. — Затем набрала жена. Она очень беспокоилась, однако призналась, что на моем месте поступила бы также. Коллеги тоже поддержали.

В среду, 9 сентября, на YouTube появилось видеообращение преподавателей Лингвистического университета, в котором более 20 специалистов вуза выражают поддержку своим студентам. Выступил в ролике и Сергей Иванович.

— Это наши студенты, пока они находятся на территории университета, мы несем за них ответственность, — объясняет собеседник, почему он на стороне молодежи. — Нет правила, как действовать педагогу в такой ситуации. Это дело совести каждого.

Сергей Иванович не скрывает, он был шокирован, когда в прошлую пятницу после того, как в холле вуза студенты спели, в университете начались задержания.

— Кто и кому дает право так обращаться с детьми? — задается вопросом собеседник. — Если вы считаете, что студенты нарушили закон, задержите их корректно, зачем их укладывать на пол, поступать с ними так, словно они преступники? Когда натренированные, полностью экипированные парни выходят против мирных беззащитных студентов, это вызывает негативную реакцию. Ведь насилием не сделаешь ничего хорошего.

Нынешний студенческий протест, рассуждает педагог, это реакция молодых людей на насилие, которое происходило в Беларуси 9−11 августа.

— Как вы считаете, что ребята хотят донести своим протестом?

— Думаю, когда 1 сентября они шли к Министерству образования, они хотели, чтобы их выслушали. Мне кажется, кто-то из сотрудников министерства должен был выйти к ребятам и поговорить. Конечно, всех на беседу не пригласишь, но можно было предложить молодым людям выбрать своих представителей, которые бы озвучили их требования. Возможно, в министерстве не согласились бы с предложениями студентов, а может, к чему-то бы и прислушались. Важнее другое, чтобы у людей появилась возможность к диалогу. Уверен, это бы сняло напряжение.

Современная молодежь, продолжает преподаватель, — это поколение внутренне свободных людей. «Чарка, шкварка, иномарка — это не их идеал. У них своя шкала ценностей и морально-нравственные координаты, которые позволяют им свободно перемещаться во времени и пространстве».

— Посмотрите на их лица, какие они красивые, открытые, добрые, смелые. Молодежь ездит по миру, читает книги, пользуется интернетом. У это поколения высокий интеллектуальный и творческий потенциал, который способен принести пользу Беларуси. Диалог с этим поколением с позиции силы может лишить больших возможностей будущее нашей страны, — рассуждает Сергей Иванович. — У современных молодых ребят высокое чувство собственного достоинства, и они абсолютно правы, требуя к себе уважения и внимания. Чиновникам нужно это учитывать. Они (чиновники), как люди у которых больше жизненного опыта, должны быть более мудрыми и гуманными. Но создается впечатление, что некоторые из тех, кто работает с молодежью и несет за нее ответственность, забывают слова Бориса Пастернака: «Какое, милые, сегодня тысячелетие на дворе». Они продолжают жить по привычным шаблонам, и от этого грустно. Но дубинками людей к счастью не загонишь. Нужно понимать, что будущее не за насилием и жестокостью, а за нашей прекрасной, смелой, образованной, мыслящей молодежью.

«Полагаю, студенты, как и многие из нас, хотят, чтобы силовики не били мирных граждан»

Что случилось? Сергей Корчицкий — доцент кафедры итальянского языка МГЛУ. На многих мирных акциях, которые проходят в вузе, он стоял рядом со студентами. Так случилось и в субботу, 5 сентября. Тогда Сергей Александрович пришел не только поддержать ребят, но и выступил перед ними. Речь педагога быстро разошлась по различным телеграм-каналам.

Фото: tut.by

— Я никогда не скрывал своих политических взглядов и открыто высказывался, но это выступление получилось спонтанным. Акция подходила к концу, и коллеги попросили меня обратиться к студентам с заключительным словом, — возвращается в тот день Сергей Корчицкий. — То, что запись с моим участием попала в сеть, я понял примерно через 15 минут, после выступления. Мне сразу стали звонить со знакомых и незнакомых номеров.

Реакция ребят и коллег на его слова, говорит собеседник, была положительной. А вот на форумах люди распереживались, писали, что теперь педагога точно посадят. На что педагог с юмором отвечал: «Всех не посадят».

— Знаете, если бы ребята вышли на акцию по поводу повышения стипендии на 5 рублей, я бы им сказал: «Давайте вести себя спокойнее». Но в связи с тем, что произошло, я не имею морального права их останавливать, — объясняет собеседник, почему он на стороне молодежи. — Думаю, в этой ситуации лучший пример для педагогов — история Януша Корчака. До войны он уже был известным писателем и учителем. На пути в газовую камеру, один из нацистов его узнал и остановил: «Вам сюда не нужно», но Януш пошел внутрь со своими учениками. В нашей ситуации настоящий педагог тоже должен проявить солидарность.

Сергей Корчицкий не отрицает: педагогов, открыто поддерживающих студенческие акции, в их вузе «около 80 человек». Не все, говорит он, готовы озвучивать свою позицию: «Многие боятся потерять работу».

— Вообще же, иняз — это вуз, где через иностранные языки студенты знакомятся с мировыми культурами. Как и преподаватели, они бывают во многих странах, видят, как там живут люди, сравнивают с Беларусью и понимают, как должно быть, а как — нет, — рассуждает собеседник, почему именно МГЛУ стал «точкой кипения молодежного протеста». — К тому же, университет у нас в основном женский, а мы видим, что девушек меньше хватают, значит, у них больше шансов выразить свое недовольство. Да, женщин могут уволить, исключить, но их так сильно не избивали, как мужчин, поэтому еще 12 августа они подхватили знамя мирного протеста, а мужчины уже, зализывая раны, пошли следом за ними.

— В то же время, если взять общее количество студентов в вузе, то девушек, как и парней, на протесты выходит не так и много.

— Историю всегда делают 1−2 процента пассионариев, — шутит собеседник. — Думаю, здесь, как и с преподавателями: не все готовы открыто выражать свою позицию. К тому же, иногда акции проходят во время пар, и, выбирая между мирным протестом и занятием, студенты идут в аудитории. Все-таки в вуз они поступали, чтобы учиться. Но по обсуждениям в студенческих чатах, где-то 70 процентов ребят поддерживают мирный протест.

— Жесткие задержания, которые, например, были в МГЛУ в прошлую пятницу, тоже «намекают» ребятам, что, может, лучше сконцентрироваться на учебе.

— Думаю, белорусское общество никогда не смирится с методами силового устрашения. Если ребят будут разгонять на улицах, они начнут протестовать в стенах вуза. Станут хватать в университете, они перестанут ходить на пары. Для меня было показательно, как в субботу, на завтра после пятничных задержаний, студенты из разных университетов направились в МГЛУ, чтобы поддержать наших ребят. Это говорит о том, что нашу молодежь не напугать. Что у них есть четкий внутренний стержень.

— Как думаете, что хотят показать студенты своим протестом?

— Полагаю, как и многие из нас, они хотят, чтобы силовики не били мирных граждан. 1 сентября ребята планировали дойти до Министерства образования, но, думаю, прежде всего, они хотели показать свою гражданскую позицию, а не встретиться с министром. И их действительно услышали в разных уголках земного шара.

Фото: tut.by

— Почему вы так легко отказались от версии, что они планировали поговорить с министром образования?

— В этот день, например, к нам в вуз приезжал Владимир Макей. Студенты тогда попросили его подписать петицию. Да, ребята хотят, чтобы чиновники высказались о произошедших событиях, но этого не происходит. [Подписывать петицию Владимир Владимирович тоже отказался].

— Что, как вы считаете, должно случиться, чтобы студенты перестали протестовать?

— Не стоит рассматривать студентов отдельно от общества — это системные процессы. У студентов есть родители, друзья, знакомые, с которыми они обсуждают происходящее. Поэтому ответом на этот вопрос станет то, что в принципе сможет вернуть к привычной жизни всех белорусов. Когда наше общество добьется своих целей, тогда успокоятся и студенты.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».