22 января 2022, суббота, 8:35
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Анестезиолог-реаниматолог честно рассказала, что сейчас происходит в белорусских больницах

Анестезиолог-реаниматолог честно рассказала, что сейчас происходит в белорусских больницах

Медик подчеркнула недостаток в стране реабилитационных центров.

В день анестезиолога-реаниматолога «Белые халаты» получили сообщение о том, каково это — работать в этой сфере. Медик подняла очень важную тему:

«Не знаю какова ситуация в других областях, но я расскажу про Витебскую область.

Как часто нам приходится принимать пациентов после реанимации на дому, реанимировать пациентов в палатах — и вот, кажется, достигли желаемого результата, восстановление жизненных функций, ИВЛ и последующий переход на спонтанное дыхание…Но остается неврологический дефицит. Хорошо если он лёгкий или хотя бы если бы пациент смог глотать, узнавать родных, совершать осознанные движения.

Но если неврологический дефицит тяжёлый — человек без сознания, питание через зонд, отсутствие речевого контакта и осознанных движений. Тогда это боль и безнадёжность не только для родных пациента, но и для врачей и всего медперсонала, человека спасших. В реанимации нету условий для полноценной реабилитации, нету для этого ни оборудования, ни специалистов.

Максимум что может предложить наша система — это массажиста и элементарное базовое физиолечение, дополненное энтузиазмом врачей, медсестёр и санитарок, которые каждую свободную минуту выкраивают, чтобы позаниматься с такими тяжелыми больными.

Нет реабилитационных центров, куда можно перевести пациента для восстановления, по сути, у таких пациентов два пути: или домой на плечи родных, которые впервые в жизни сталкиваются с такой ситуацией, без знаний, без опыта, или оставаться в реанимации.

Представьте, если пациент с тяжелым неврологическим дефицитом едет домой, то мама/папа, жена/муж, дети должны пройти этот тяжелый путь сами. Самообучение уходу за пациентом, самопожертвование, тяжелейший труд, а единственная помощь от государства — это группа инвалидности пациенту. В случае, когда пациент уже начинает восстанавливаться, когда может хотя бы сидеть и адекватно воспринимать окружающий мир, тогда уже им предложат санаторное лечение и реабилитацию.

Но гораздо чаще у родных нет возможности ухаживать за больными дома, или есть страх что они не смогут обеспечить адекватный уход и реабилитацию своими силами. Тогда пациент остаётся в реанимации или, если в больнице есть неврологическое отделение, то переводиться в неврологию.

Пока по ТВ показывают и рассказывают какая наша медицина успешная, и как мы можем дать пациентам всё для восстановления, наши спасённые пациенты, в которых вложены все силы, которым отдаёшь кусочек своей жизни и души для спасения , вместо дальнейшей реабилитации и возвращения к полноценной жизни, продолжают свою жизнь в реанимации (или неврологии) пока родственники не найдут в себе моральные силы и не создадут условия, чтобы забрать пациента домой.

На всю Витебскую область нет ни одного отделения ранней реабилитации для пациентов после сердечно-легочной реанимации СЛР с тяжёлым неврологическим дефицитом, я уже не говорю про полноценный реабилитационный центр со всеми этапами реабилитации этих пациентов…»

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».