28 ноября 2021, воскресенье, 23:49
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Atlantic Council о ситуации вокруг Украины: Миру пора действовать

10
Atlantic Council о ситуации вокруг Украины: Миру пора действовать

Кремль наращивает агрессивную риторику против Киева.

Продолжая отрицать свою причастность к войне с Украиной, Россия исключает любые возможности мирного урегулирования. Одновременно Кремль наращивает агрессивную риторику против Киева и демонстрирует военную мощь, что недвусмысленно свидетельствует о его истинных целях.

Об этом пишет Питер Дикинсон, редактор тематического подраздела UkraineAlert в аналитическом центре Atlantic Council. Его новая статья называется Война Путина в Украине — худший в мире секрет, но он упорно это отрицает (Putin’s Ukraine war is world’s worst-kept secret but he remains in denial). В ней Дикинсон призывает мировое сообщество признать, что с такой риторикой Кремля мир в Украине недостижим, и отреагировать должным образом на истинную цель Путина — стремление покорить страну.

«Новое время» предлагает ознакомиться с полным переводом этой публикации.

***

Как можно заключить мир с тем, кто отказывается признать, что ведет войну? Это дилемма, с которой сталкивается Украина: она стремится положить конец семилетней войне с Россией, но упирается в кирпичную стену безоговорочных отрицаний Москвы.

С самого начала боевых действий в 2014 году настойчивое стремление России декларировать статус стороннего наблюдателя в конфликте, инициированном и организованном в Москве, резко снижает шансы на мирное урегулирование. На прошлой неделе это еще раз подчеркнул не кто иной, как личный пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков.

Объясняя, почему в настоящее время почти нет перспектив двусторонней встречи Путина с президентом Украины Владимиром Зеленским, Песков посетовал, что российскому лидеру «сложно говорить» с его украинским коллегой. «Господин Зеленский, например, упорно называет Россию участником конфликта на юго-востоке страны. Это не так», — заявил Песков.

Конечно, Зеленский далеко не единственный, кто настаивает на участии России в конфликте. С того момента, как едва замаскированные российские войска без опознавательных знаков начали захват Крыма в феврале 2014 года, немногие заслуживающие доверия наблюдатели за пределами самой России хоть сколько-нибудь сомневались в реальности российской агрессии против Украины. В сущности, война Путина — худший секрет в мире.

В первые месяцы конфликта, когда вторжение России в Крым распространилось и на материковую Украину, международное сообщество было убеждено в причастности Кремля достаточно твердо, чтобы ввести санкции против Москвы. Между тем Международный уголовный суд (МУС) в Гааге еще в 2016 году признал участие России в [конфликте] в восточной Украине, что привело к выходу России из МУС.

А совсем недавно министры иностранных дел стран Большой семерки (Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Великобритании и США) дали понять, что из-за бесконечного обмана России их терпение на исходе. В марте 2021 года они обнародовали совместное заявление, которое включало серьезное утверждение: «Россия является стороной конфликта на востоке Украины, а не посредником».

Такой консенсус неудивителен, учитывая огромное количество доказательств, указывающих на военное вмешательство России в восточной Украине. Российские солдаты попадают в плен в глубине территории Украины, а российскую военную технику видят весьма часто.

Многие из тех, кто выполнял роль подставных лиц в наступательной операции Кремля весной и летом 2014 года, озвучили с тех пор свидетельские показания, детализирующие роль российских вооруженных сил; в то время как международное расследование катастрофы рейса MH17, сбитого над восточной Украиной, представляет собой кладезь уличающих доказательств, которые ведут прямо к Вооруженным силам России.

Ничто из этого не убедило Путина признать участие России в конфликте — за исключением нескольких загадочных упоминаний в 2015 году «людей, которые решают определенные вопросы, в том числе и в военной сфере». Вместо этого он продолжает озвучивать неправдоподобные отрицания, которые не убеждают никого и, похоже, не служат никакой иной цели, кроме как сделать невозможным реальный прогресс на пути к миру.

Как недавно отметил сам Песков, даже базовый диалог между российскими и украинскими официальными лицами проблематичен, когда позиции сторон о самом характере конфликта в корне отличаются. Если на востоке Украины нет российских войск, как можно вести переговоры об их выводе? Аналогично, удастся ли когда-нибудь по-настоящему демонтировать всю сложную инфраструктуру российской оккупации, если Путин настаивает, что ее не существует? Есть ли надежда на долгосрочное примирение между российским и украинским народами, если Кремль продолжает обманывать свою внутреннюю аудиторию баснями о невиновности России?

Путин прекрасно понимает все это, но остается безразличным. Похоже, что он не заинтересован в компромиссном урегулировании отношений с Украиной и всецело привержен идее покорения страны. До боли очевидно это стало после недавних статей самого Путина, а также комментариев других официальных топ-лиц России.

Статья российского президента Об историческом единстве русских и украинцев, вышедшая в июле 2021 года, читалась как объявление войны украинской государственности. За ней последовала язвительная антиукраинская статья бывшего президента России Дмитрия Медведева, в которой Украина отвергалась как «вассальное государство» и утверждалось, что любые переговоры с нынешней украинской властью не только бессмысленны, но и вредны.

Настроения в Москве подытожил вице-спикер Госдумы Петр Толстой в своем выступлении 16 октября на российском телевидении. Толстой — который, к слову, является и вице-президентом ведущего европейского органа по правам человека, Парламентской ассамблеи Совета Европы — заявил, что Украина является «частью России», и подчеркнул: «Никакой Украины через 10 лет не будет».

Столь агрессивная риторика позволяет оценить перспективу постоянного отрицания Россией [ее участия в войне на Донбассе]. Это также сигнал тревоги для международного сообщества, которое часто грешило преуменьшением масштабов российских амбиций в Украине из-за опасения спровоцировать Кремль на дальнейшие акты агрессии. И хотя серьезных попыток принять абсурдные утверждения Москвы о ее непричастности к войне до сих пор не было, мы наблюдали печальную тенденцию потворствовать Кремлю дипломатическими эвфемизмами.

Это необходимо изменить. Россия уже обозначила свои намерения не только на словах, но и на деле. Ранее в этом году мир наблюдал, как Москва сосредоточила силы для вторжения вблизи восточных и южных границ Украины. Этот акт бряцания оружием был также генеральной репетицией нового крупного наступления, которое еще может развернуться. Теперь, когда трубопровод Северный поток — 2 завершен и, как ожидается, будет введен в эксплуатацию в ближайшие месяцы, Россию больше не ограничивает зависимость от газотранспортной сети Украины.

Для потенциально драматической эскалации не такой уж секретной войны Путина все готово, и пришло время послать недвусмысленный сигнал Москве. Мир знает, что Владимир Путин лжет о войне в Украине, но если международное сообщество не вложит соответствующие усилия сейчас, цена мира вскоре может стать значительно выше.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».