27 октября 2021, среда, 6:53
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Хотел вырубить табуреткой, а он даже не отреагировал»

«Хотел вырубить табуреткой, а он даже не отреагировал»

Пять лет назад на посетителей ТЦ в Минске напал маньяк с бензопилой.

Парень с бензопилой в торговом центре? Казалось, такая дичь могла произойти где угодно, но только не в Минске. Однако 8 октября 2016 года Владислав Казакевич зашел в ТЦ «Новая Европа» с бензопилой и топором и напал на людей. Позже на суде скажут, что это единичный случай в истории Беларуси. С тех пор прошло пять лет.

Журналисты onliner.by узнали, как сейчас живут люди, которые стали участниками этой истории.

Вечер субботы. Около 17:20 Владислав Казакевич в балаклаве заходит в торговый центр. Он подходит к сотруднице центра Анне Разентовой, пытается ударить ее бензопилой. «У меня были перцовые баллоны, планировал напасть на охрану и распилить. Заметил, что охраны не было. И я направился к тем, которые первыми попали на глаза», — позже скажет нападавший.

Этой девушке удастся убежать. Елене Александронец, которая тоже работала там, — нет. Возле нее Казакевич бросает бензопилу и идет по коридорам с топором, который принес в гитарном чехле. В пиццерии он нападет на Оксану Витвер, женщину заберут в реанимацию.

В коридорах он попытается замахнуться на еще одну сотрудницу ТЦ Ирину Баешко. Женщина попытается дать отпор, но топор все равно заденет ее. Ирина окажет первую помощь себе сама, а все детали случившегося узнает только в электричке по дороге домой из Минска.

Нападавшего задержат возле выхода из ТЦ. Дальше расследование, суд. Там рассказали о диагнозах, которые Казакевичу ставили в РНПЦ психического здоровья, попытках самоубийства и лечении в Новинках. Родители были уверены, что в последнее время все с Владиславом было хорошо, оставили его всего на неделю (Казакевич же говорил, что он жил один с 15 лет). Выяснилось, что он приходил с бензопилой в МИТСО, где учился, но инструмент не сработал.

Приговор — 15 лет с учетом того, что Казакевичу в момент нападения было 17. Его отец посчитал решение необъективным и был уверен, что его сына нужно лечить.

Казакевич полностью признал вину, но не раскаялся, а в последнем слове заявил: «К сожалению, я не выполнил всех своих планов по массовому убийству, так что я еще вернусь, чтобы закончить начатое».

Спустя некоторое время в МВД рассказали, что молодой человек снова совершил нападение — на этот раз на сотрудника колонии. Новое расследование, новый суд, новый приговор — в итоге суммарно 22 года лишения свободы. Из них 5 лет он проведет в тюрьме, остальные 17 — в колонии усиленного режима. На момент того происшествия Казакевич находился в шкловской колонии. Где он отбывает наказание сейчас, в Департаменте исполнения наказаний МВД не уточняют: эта информация предоставляется родственникам по запросу.

Мы связались с Валентином, отцом Владислава Казакевича. Говорить о случившемся и сегодняшней жизни он не хочет.

— Не даю никаких комментариев. Не вижу в этом сейчас смысла. Это наше с Владом решение.

Что говорят пострадавшие в той истории? Александр Александронец, чья жена Елена тогда погибла, признается, что не готов публично раскрывать подробности своей жизни:

— По поводу прошлого общаться желания нет. Между собой все общаются и дружны.

Связывался ли с ним кто-то после суда, на котором назывались суммы компенсации потерпевшим?

— Компенсации никакой нет. Никто не связывался после суда ни с кем и не выплачивал ничего. Из колонии около 12 рублей как-то пришло, и все…

Отвечать на другие вопросы Александр сейчас не готов:

— У всех нас жизнь. Где-то хорошо, где-то не очень.

«Это было просто немыслимо». Собирались на шашлыки, а угодили в погоню

На следующий день после трагедии, 9 октября, стало чуть больше верифицированной информации. На брифинге в СК восстановили картину основных событий и рассказали о задержании: «Продавцы и посетители оказывали сопротивление подручными средствами: кто-то урну в него бросал, кто-то стул. Когда он двигался по коридорам, его преследовало от 5 до 15 человек, пытаясь остановить и оказывая активное сопротивление».

Эти события вспоминают те, кто участвовал в задержании.

— Еще накануне созвонились с ребятами, нас было четверо: Святослав, Даниил, Алексей и я. Договорились вместе встретиться и закрыть шашлычный сезон. За день до этого я продал машину, — так Михаил рассказывает о событиях, которые происходили с ним и его друзьями в тот самый день.

Почему они вообще оказались именно в этом торговом центре 8 октября 2016 года?

— Стечение обстоятельств, не более того. Так сложилось. Оказались в таком месте в такое время, — говорит Алексей из этой четверки друзей.

— Взяли с собой барбекюшницу, встретились неподалеку, — продолжает Михаил. — У меня было $300, пошли в обменник на цокольном этаже, чтобы купить там мясо и так далее. Девушка молоденькая такая была, долго рассматривала купюры. Ну я и пошутил, а она вернула деньги и закрыла окошко.

С неоцененной шуткой и деньгами пришлось ехать на эскалаторе к другому обменнику — у входа в ТЦ. Там творилось что-то странное: люди бросали в холле сумки, какие-то другие вещи, одежду и выбегали из здания.

— Мы вообще не понимали, в чем дело, что происходит. Люди обсуждали, что зарезали женщину бензопилой. Мы сами этого не видели и как-то не поверили.

В это время выяснилось, что и второй обменник быстро закрылся.

— Мы в тот момент были за дверями торгового центра. Всех нюансов не помню, пять лет прошло, но, кажется, Алексей подошел и сказал что-то вроде «Пойдем, давай разберемся». Я ему: «Леш, да зачем тебе это надо, ты хочешь встрять? Хочешь проблем?» Но он все равно: давай, давай… Ну, мне стало интересно, хотел снять видео. Заходим, торговый центр пустой. Никого нет вообще, ни охранников, ни людей.

Единственное, что в ювелирке на углу работали две девочки. Я такой думаю: «Блин, где вообще этот человек? Никого же нет, что за бред». Две симпатичные девушки находились вот там, беленькие, я их запомнил.

Здесь охранники обычно ходят, а всех как сбрило, никого нет. И вижу, что выходит парень. Я подумал, что он в каске и каком-то жилете, в руках что-то типа топора с такой длинной ручкой.

Я не понимаю, нападавший — он или нет? Он подходит и как-то неуверенно начинает бить по этой ювелирке, но не разбил ничего. Девушки вообще ничего не поняли, внутрь он не заходил. Я начинаю понимать, что действительно что-то серьезное произошло, иду и снимаю.

Весь на адреналине, понимаю всю серьезность того, что происходит. Я просто шел, на автомате взял этот стул и начал его преследовать. Иду, снимаю. Возле него проходит какая-то семья (это есть и на видео), он к ним не подходит, просто идет, как нормальный обычный человек, который гуляет по торговому центру, если бы не топор с длинной ручкой.

На подходе к лестнице Казакевича пытались остановить.

— Кидаю телефон в карман. Уже забыл в тот момент, что я снимаю. Когда он подходил к ступенькам, чтобы подняться на второй этаж, я подбегаю к нему и этим стулом просто ему по голове — пабам! — со спины. Хотел его вырубить, короче.

Он как-то даже не отреагировал, то есть стул от него отскочил, как от резинового. Я как-то не совсем понял, что-то крикнул, рядом бежал Святослав.

Казакевич поднимается на второй этаж, его продолжают преследовать. Брошенный в него стул так и остается на полу. Но позже в ход пойдут и другие стулья.

— Режим самосохранения у всех работает, никто не хочет, чтобы его разрубили пополам. На втором этаже кто-то маникюр делал, еще сидели какие-то мужчины. Я к ним, ну и потом вместе бежим, нас уже целая толпа, человек десять было.

Говорю: «Давайте все его завалим». Мы стали полукругом, хотим подойти, но никто не может, потому что длинный топорище, ручка вот такая — не знаю, метровая? — поясняет Михаил. — Понимаю, что надо воздействовать психологически, что по-другому ничего не получается, он никого не боится. Он начинает убегать, я кричу на него. Ребята, кто был с нами на втором этаже, взяли какие-то стулья и начали кидать в него (в дальнейшем нам хотели выставить счет за то, что поломали эти стулья).

На этой лестнице все и происходило.

Тем временем Казакевич спускается к лестнице и оказывается у выхода. Михаил вспоминает, что там оказались он с друзьями и охранник. Алексей запомнил, что кто-то заходил в дверь и атаковал Казакевича со спины — благодаря этому его смогли остановить.

— Мне показалось, что охранник на выходе прижал топор своей рукой, — так запомнил события Михаил. — И мы его (Казакевича. — Прим. Onlíner) начали гасить — все, кто там был. Он лежит, милиция начинает его принимать, там на видео слышны звуки рации. Закрутили его и посадили в уазик, который уже стоял на улице. Куча народа собралась. Было жестко и очень быстро, но как-то мы среагировали. И тот охранник молодец, да.

На том же видео, снятом на мобильный телефон, во время задержания слышен голос и самого Казакевича: «Все, меня посадят».

После всего этого парни вернулись в торговый центр и у одного из островков увидели лежавшую на полу женщину. Рядом с ней была бензопила.

— Конечно, все в шоке, никто такого не ожидал. Это просто немыслимо, такого вообще никогда в Беларуси не было.

«Ручку барбекюшницы приняли за топор»

На месте происшествия работала милиция. Парни дали пояснения и собирались уходить. Кто-то снял их втроем: в красной куртке был Алексей, справа Даниил, а слева Михаил.

Святослава не было.

— Набираю, а Слава чего-то трубку не берет. Леша или Даниил звонят, но им тоже не отвечает. Начинаем искать его. Тут какие-то люди проходят и говорят: там второй. Как второй, там же был один?

Возвращаясь к тому, что брали барбекюшницу. Из пакета торчала ручка. Думали, что это топор, подлетели к нему какие-то ребята. В итоге Славу посадили в тот же уазик, сидел вместе с преступником, хотя изначально сам помогал его задерживать.

Мы сразу к милиции — они говорят: сейчас привезем всех в РУВД на Якуба Коласа и там разберемся. Мы пешком идем в сторону Якуба Коласа, позвонили тогда еще на какую-то горячую линию, кажется, в СМИ, не помню, куда именно. Говорим: нашего друга забрали, не пускают. В итоге пришли в РУВД, там посмотрели по камерам, что это не он нападал, он принимал участие в задержании данного персонажа.

Судя по всему, еще одним участником этой погони и последующих событий был сотрудник ТЦ, который позже в суде рассказывал об этом так: «Мы кричали ему: „Что мы тебе сделали?“ Он посмотрел на нас и пошел. Мы взяли стулья из нашего бара и пошли за ним. Поднялась паника, сначала думали, что их двое. Потом стало понятно, что он один».

Когда все произошло, желания рассказывать об этом СМИ не было: «не хотели дурной славы», говорят сейчас мужчины. Позже выяснилось, что погибшая была в родственных отношениях с мужем сестры Михаила.

Потом следили за ситуацией по новостям. Иногда бывали в самом торговом центре.

— Такое может произойти в любом месте, поэтому не было такого, что все, больше сюда никогда не придем. Когда-то случился взрыв в метро, но все равно люди ездят. Какой-то негативный отпечаток тогда эта ситуация оставила на торговом центре. Люди знали, что тут произошло, наверное, боялись. Но все потом забывается.

Если не знать о тех событиях, сегодня «Новая Европа» выглядит обычным торговым центром. Спустя пять лет какие-то магазины закрылись, на их место пришли новые.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».