9 декабря 2021, четверг, 10:49
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

День сослагательного наклонения

15
День сослагательного наклонения
ИРИНА ХАЛИП

В годовщину убийства Романа Бондаренко вспомним павших.

В последнее время я все чаще думаю о том, что Роман Бондаренко и Андрей Зельцер вполне могли бы стать друзьями. Например, они могли оказаться рядом в сцепке на одном из маршей. Или вместе спасаться от ОМОНа и укрыться в одном подъезде. Или встретиться по дороге на марш и опознать друг друга по белорусской системе распознавания «свой-чужой» - по флагу в руке, или значку, или одежде.

Нет, давайте лучше про мирную жизнь. Например, они могли познакомиться на концерте Лявона Вольского. Случайно толкнуть друг друга где-нибудь на танцполе, посмеяться, подпеть Лявону, а потом, после концерта, зайти в ближайший бар. И выяснить, что вообще-то у них так много общего, будто с детского сада дружат, и странно, что до сих пор не были даже знакомы в нашей, казалось бы, такой маленькой стране.

Или нет, все могло быть совсем по-другому. Например, однажды их жены рожали бы в одном роддоме, а Зельцер и Бондаренко топтались бы под окнами, как в кино. Был бы мороз, они подпрыгивали бы от холода, а потом один из них пошел бы в автомат за кофе и взял два стаканчика. Они бы познакомились, а потом Андрей подвез Романа домой. Это должна была быть непременно поздняя ночь, и лучше метель, а по пути они остановились бы подобрать одинокого пешехода, и это оказался бы Александр Тарайковский. Его брат рассказывал, что Александр очень любил ходить пешком, и если возвращался откуда-нибудь ночью, когда перестает ходить общественный транспорт, то спокойно шел - хоть через весь город. Вот так они бы все познакомились и подружились.

А потом, летом, через полгода после той ночной метели, они решили бы проехаться вместе по Беларуси. Например, по Неману. Заехали бы в Березовку и познакомились там с Витольдом Ашурком. А после Березовки решили бы немного свернуть с речного маршрута, чтобы зайти в волковысский музей. Там их встретил бы директор музея Константин Шишмаков и лично провел экскурсию. И столько интересного рассказал бы о Гродненщине, что путешественникам очень захотелось бы проехаться дальше.

А потом у них заглохла бы машина. Прямо на дороге. Вскоре остановилась бы фура, оттуда вышел бы дальнобойщик и спросил, что случилось и чем помочь. Они разговорились бы и познакомились. Дальнобойщика звали бы Геннадий Шутов.

Осенью все обязательно встретились бы на футболе. На товарищеском матче «Беларусь-Украина», например. И на соседних местах оказались бы Артем Поруков, Денис Кузнецов, Никита Кривцов – как же без Никиты, он ведь был настоящим футбольным фанатом. И, конечно, ломкий, немного нескладный подросток Дима Стаховский. В той жизни, в которой все они встретились бы и подружились, он ни за что на свете не прыгнул бы с крыши, чтобы не сесть в тюрьму. В той стране, где они стали бы друзьями, никого не сажали бы в тюрьму за дыхание и слово. Там все они были бы свободны и счастливы. А главное – живы.

Знаю, что история не терпит сослагательного наклонения. Но именно в сослагательном наклонении все они по-прежнему остаются живыми, полными сил, строящими планы, сидящими рядом с нами в метро. Я бы очень хотела, чтобы все написанное оказалось не сказкой, не фантазией, не мечтой, которой уже никогда не сбыться, а близким будущим. Еще больше я бы хотела, чтобы мы никогда не забывали о погибших героях и вспоминали их хотя бы в этот день, который уже навсегда станет днем памяти павших. И уж совсем до предела, без возможности все изменить в сослагательном наклонении, я бы хотела, чтобы мы вспомнили их всех в день нашей победы. С минутой молчания и приспущенными бело-красно-белыми флагами.

Скоро. Очень скоро. Я верю.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».