19 января 2022, среда, 1:40
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Нелюбовь и голуби

9
Нелюбовь и голуби
Ирина Халип

Всенародно избранные космонавты, летите в космос.

И все-таки серебряную свадьбу Лукашенко и Ермошина сыграли. Она-то была готова к тому, что будет изгнана из ЦИКовской опочивальни, еще в прошлом году. Чудес не ждала: говорила, что это ее последние выборы, а потом пенсия и ожидание ухода из жизни. Но чудо случилось.

Лукашенко пришел добрым дедушкой Морозом и позволил Ермошиной дотянуть до двадцать пятой годовщины. 14 ноября 1996 года он назначил ее на должность Виктора Гончара. И только через месяц после ее двадцатипятилетнего безвылазного сидения в кресле махнул рукой и трижды сказал «талак». А на серебряную годовщину, возможно, была и вечеринка. Где-нибудь в Цал Дир Бие, подальше от глаз людских. А то и в Дроздах. Много водки и ржачки. В качестве гостей – множество стертых безглазых лиц, которые и сама Ермошина за четверть века запомнить не смогла. И, конечно, Караев, Карпенков и Кубраков. Их наверняка пригласили в качестве массовиков-затейников, чтобы развлекали народ охотничьими рассказами о том, как выламывают двери в квартиры белорусов. В перерыве между блюдами – киносеанс с просмотром Азаренка. Причем любого – хоть старшего, хоть младшего. И, конечно, тосты за процветание союза Лукашенко и Ермошиной. И его клятвы, будто все навеки, никогда не бросит и не предаст. А еще через месяц – извини, подруга, но тебе пора на пенсию: Карпенко-то помоложе будет.

Все в прошлом. Теперь Ермошина будет покупать газету с телепрограммой и обводить кружочком сериалы для просмотра. А больше ей и заняться нечем. Обратите внимание: всякий раз, когда она давала интервью государственным медиа, а те пытались спрашивать про частную жизнь и близких людей, все всегда сводилось к упоминанию двух мифических подруг в Калининграде. И вот представьте себе: человек прожил в Беларуси больше тридцати лет и не нажил здесь ни единого друга. Тридцать лет в одной стране, двадцать пять – в одном городе. И – пустота вокруг. Только две далекие подруги, которые, похоже, остались в этом качестве исключительно в воображении самой Лидии Ермошиной – просто больше ей и упомянуть некого. Вот и вспоминает, что когда-то в студенчестве были и у нее подруги. А здесь, в Беларуси, нет вообще никого. И не обвинишь в этом ни судьбу-злодейку, ни роковое стечение обстоятельств, ни мор или эпидемию. Все сама, все своими руками, по кирпичику построила такую жизнь.

Возможно, когда-то она была просто хорошая девочка Лида. Родилась в год смерти Сталина. Видела, как возвращаются люди из лагерей. А когда училась в первом классе, в космос полетел Юрий Гагарин. И все тогдашние дети мечтали быть космонавтами. Девочки, правда, еще иногда балеринами хотели стать. И если школьница Лида, когда подружки мечтали то ли о космосе, то ли о сцене Большого театра, говорила: «А я мечтаю прожить свою жизнь так, чтобы на пенсии бояться выйти на улицу и чтобы со мной никто не здоровался», - то была она очень глупой, но и очень целеустремленной девочкой. Потому что мечту эту воплотила с блеском. Даже голубей – и тех на пенсии не покормишь в парке: обдадут презрением, нагадят на голову и улетят. Да еще попробуй дойди до того парка – никакие голуби не понадобятся.

Когда встречаешь на улице Станислава Шушкевича, с ним невозможно постоять-поговорить: каждую минуту подходят люди, чтобы просто пожать ему руку. И если он захочет покормить голубей, то соберется толпа с батонами, голуби обожрутся и заснут, а тихая прогулка пенсионера Шушкевича обернется импровизированной пресс-конференцией. И будет Станислав Станиславович отвечать на вопросы и рассказывать истории, а другие гуляющие будут останавливаться, потому что интересно. И, конечно, жать руку и делать селфи «я и первый глава независимой Беларуси».

А всего-то и надо было, что любить страну и жить, руководствуясь совестью и разумом, а не примитивными безусловными рефлексами вроде «пожрать, пострелять и спрятаться в домик». И детские мечты тут совершенно ни при чем. В конце концов, Лукашенко с Ермошиной – ровесники. Он тоже наверняка в детстве мечтал стать Гагариным. А в итоге – вон что получилось. И Гагарин в этом не виноват. Хотя если бы Лукашенко захотел стать всенародно избранным космонавтом и улететь в далекую галактику, белорусы бы наверняка не возражали. На выборах космонавта он бы точно победил.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».