22 января 2022, суббота, 20:33
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Белорусские силовики посадили нас в автомобильные шины»

14
«Белорусские силовики посадили нас в автомобильные шины»

Семь историй вернувшихся мигрантов о том, что случилось с ними в Минске и на границе.

Из Минска в Ирак вернулись уже около 2300 мигрантов. Большинство из них сделало несколько безуспешных попыток попасть в ЕС через белорусско-польскую или литовскую границу, некоторые встретились там с жестокостью, как европейских, так и белорусских силовиков.

Вернувшись домой мигранты рассказали, что они пережили на границе. The Village Беларусь собрал истории, которые дают в том числе понять, кто эти люди и почему они решились на опасное путешествие.

«Белорусы заперли нас в аэропорту»

19-летний Дидар Вахаб в конце октября вылетел из Хаджиавы, небольшого городка недалеко от иранской границы, из Сулеймании в Тегеран, оттуда в Стамбул, а затем в Минск, где он и группа из 18 других курдов отправились в путь. Лесу на пограничном переходе Брузги напоминал, по их словам, «джунгли». Поскольку они не могли пройти дальше, то попытались пересечь границу между Беларусью и Литвой.

Группа литовских пограничников разворачивала их в Беларусь 20 раз, говорит Вахаб.

В итоге эта группа мигрантов вернулась в Минск, где ее задержала беларуская милиция. «Они забрали у нас паспорта и поместили в номер в аэропорту. Они держали нас там, пока мы не сели в самолет до Эрбиля», — говорит Вахаб.

«Белорусские силовики посадили нас в автомобильные шины»

Хасан Хусейн из Калара, небольшого городка к югу от Сулеймании, в конце октября через Тегеран и Стамбул направился в Беларусь. 8 ноября он достиг «джунглей». В течение двух недель он и большая группа курдов совершили несколько безуспешных попыток пересечь границу. Во время одной из них раздались выстрелы и группу задержали беларусы.

«Ждали пару часов. Потом нас окружили силовики», — говорит Хусейн. «Давай, вставай, мы везем тебя в Польшу», — сказали силовики и посадила группу женщин, мужчин и детей в фургон. Ехали часа два-три. «Мы подошли к ручью шириной около трех-четырех метров. Нас посадили в автомобильные шины и переправили через ручей . Группа до утра пряталась возле берега, затем побежала через подлесок. Было очень, очень холодно».

В итоге людей обнаружили и задержали польские пограничники. «Они открыли нам забор и отправили обратно». Как только курды достигли территории Беларуси, их задержали уже белорусские силовики и доставили в аэропорт. «Неважно, хотели мы этого или нет. Я не хотел».

«Пытался сбежать из аэропорта, но вернули обратно и заперли на 6 дней»

Похожий опыт с насильным возвращением в аэропорт пережил Серкан Бекир. С помощью контрабандиста Бекир и еще 21 курд почти добрались до польско-немецкой границы, когда их остановила польская полиция. «Нас сразу вернули на границу с Беларусью». А оттуда уже беларусы увезли их в аэропорт Минска. «Я не хотел, но сопротивляться было бессмысленно».

Бекир вместе с другими курдами пытался сбежать из аэропорта, но его задержали и вернули туда обратно. «Они заперли нас в комнате на шесть дней. Шесть дней!» — говорит 24-летний мужчина.

«Я возмутился, но приехала белорусская милиция и заставила меня сесть в самолет»

Ребину Сирвану 29 лет, до октября он работал журналистом на телеканале в Эрбиле. Его историю рассказало издание Zeit:

«Моя жизнь в Ираке небезопасна. Я журналист и пишу о правительстве, о том, сколько власти заработали на нефтяных сделках. Система не годится для людей. Например, сейчас студенты протестуют в городе Сулеймания. Им нужна финансовая поддержка в размере 40 долларов в месяц. Но вместо того, чтобы помогать им, правительство действует агрессивно по отношению к ним. Мои тексты привели к угрозам в мой адрес. Я получал звонки и сообщения с просьбой заткнуться. Я не знаю, кто эти люди, но подозреваю, что они имеют отношение к правительству.

Поэтому 12 октября я прилетел в Беларусь через Сирию. Я нашел контрабандиста в Минске, который организовал поездку к границе с Польшей. Четыре раза пытался пересечь границу с Польшей, но ничего не вышло. Я провел в лесу семь дней, пока не понял, что в Польшу пути нет.

Я думал: если не смогу поехать в Польшу, то останусь в Беларуси. Я хотел подать заявление о предоставлении убежища, независимо от страны. Итак, я вернулся в Минск и пошел в офис Агентства ООН по делам беженцев (УВКБ ООН). УВКБ ООН дало мне адрес офиса, в котором работали три женщины. Одна сказал мне, что я не могу подать заявление о предоставлении убежища и что, если я останусь, я буду заключен в тюрьму на шесть месяцев, потому что моя виза больше не действительна. Она попросила мой паспорт. Я должен был вернуться на следующий день, а пока она хотела продлить мою визу. Я ей не доверял, но все равно сделал это.

Она организовала для меня отель рядом с офисом. На следующее утро она позвонила мне. Мы вместе поехали в аэропорт, где мне нужно было получить визу. В аэропорту она сказала мне, что я вернусь в Ирак. Я возмутился, но приехала беларуская милиция и они заставили меня сесть в самолет.

Я был вынужден лететь обратно (в Сирию — The Village Беларусь). Мы беженцы в разгар войны между Европейским Союзом и Россией. Мне все это сложно. Я продал свой дом перед поездкой в Беларусь. Я продал все свои вещи. На данный момент я живу в доме сестры. Я постараюсь скоро встать на ноги. Я хочу поехать в Ливан и поехать в УВКБ ООН. Может быть, я смогу начать новую жизнь в Канаде или в другой стране.

«Ради этой поездки я продала свой дом. Теперь мы арендаторы»

45-летняя Хеара Шукр живет в Сулеймании, куда тоже была вынуждена вернуться после поездки в Беларусь.

«Я ездила в Беларусь из-за дочки. Она тяжело больна, у нее септический гранулематоз. Она плохо спала с пяти месяцев. Она кашляет, у нее часто поднимается температура. Врач сказал, что здесь нет никакой помощи.

Я никогда не хотела ехать в Германию. Я просто хотела, чтобы моя дочь лечилась там. Я отправилась с ней и моим сыном. Я мало что знала об этом, но это был единственный способ, который казался возможным. Мой муж остался, чтобы не потерять работу.

Мы покинули Сулейманию 14 октября и вылетели в Стамбул, а затем в Минск. Мы дважды ходили в приграничный лес, но оба раза не смогли пересечь границу. В общей сложности мы провели в лесу пять дней. Сын начал кашлять, дочери становилось все хуже и хуже. Польские солдаты нас не пропустили. Они сказали: «Возвращайся в свою страну». Белорусские солдаты сначала не хотели отпускать нас в Минск. Они напали на нас со слезоточивым газом.

Вернувшись в Минск, мы поехали в аэропорт добровольно. Мы попросили обратный рейс. У меня не было другого выхода, денег на проживание в Беларуси не хватило бы.

Я очень расстроена. Ради этой поездки я продала свой дом. Теперь мы арендаторы. Мы потеряли 20 000 долларов, это такие большие деньги. Мой муж работает водителем в Министерстве внутренних дел. Мы потратили все его деньги на нашу дочь. Не знаю, открыт ли другой маршрут в Европу, но если да, то попробуем еще раз», — рассказала Хеара.

«Сказал, что если мы не ответим, он отрежет голову»

Начало истории 40-летнего Биджана Азиза из Эрбиля похоже на другие: услышал, что люди из Ирака едут в Беларусь, а оттуда в ЕС, купил тур, получил белорусскую визу, в Минске нашел контрабандиста. Но вот что было, по его словам, потом:

«Мы шли к границе часа четыре. У одного из них был с собой болторез. Он прорезал забор на белорусской границе. Приехали белорусские милиционеры с собаками. Они были в черных масках. Они открыли наши сумки. У меня было с собой 16 пачек сигарет, они взяли 14. Еще с собой было 1000 евро, они взяли 600. Спрашивали, кто резал забор. У одного из них был длинный нож. Он приложил его к горлу одного из мужчин. Он сказал, что если мы не ответим, он отрежет ему голову. Мужчина заплакал. Они пинали и били нас.

Это продолжалось два часа. Мы были благодарны за то, что они не убили нас. Подвели нас ближе к польской границе, показали вдалеке башни. Мы должны двигаться в этом направлении. Мы бежали к башням, пока не оказались у польского пограничного забора. Там нас обнаружила польская полиция. Они относились к нам как к людям. Они бросили нам свои бутылки с водой и дали нам поесть. Мы просили их разрешить пересечь границу. Они сказали, что это запрещено. Пришлось развернуться.

После пяти дней в лесу мы все захотели вернуться в Минск. По дороге мы наткнулись на белорусских мужчин в форме. Они сказали, что есть только один путь — в Польшу. Нас били. Они били меня ногой в грудь и приказали нам ехать в Польшу. Мы снова побежали к границе.

Всего я 13 раз пытался перейти границу с Польшей. Потом я потерял надежду. Я решил вернуться в Ирак, хотя у меня там нет работы и я больше не вижу там будущего. В Минске я зашел в офис Международной организации по миграции (МОМ) и внес себя в список репатриантов. Другого выхода не было. У меня не осталось ни одного иракского динара, за мой билет на самолет заплатили. В Ираке я получаю угрозы от правительственных чиновников. Я не хочу здесь оставаться. Я хочу подать заявление о предоставлении убежища в любой стране, будь то Польша, Болгария или Греция», — рассказал Биджан.

«Либо ты доберешься до Европы, либо умрешь здесь, на границе»

Мужчина по имени Карар в отличие от других героев нашего текста смог добраться до Германии. Но рассказанная им подробная история помогает хорошо представить, что происходило (и, скорее всего, происходит) на границе.

Карару 27 лет, хоть он и добрался до цели — Германии — говорит: «Я не могу спать спокойно. Мне снятся кошмары. То, что я испытал, теперь сопровождает меня все время».

Карар заплатил контрабандисту из Минска 3 тысячи долларов после того, как прочитал в социальных сетях о маршруте побега через Беларусь. На границе с Польшей белорусский пограничник пропустил его, он добрался до Польши — но там польские солдаты отправили его обратно.

Затем началась одиссея Карара с белорусскими военными. Карар и его семья хотели вернуться в Минск, но белорусские силовики не позволили, говорит он: «Ночью нас посадили в большой военный грузовик и привезли обратно к польской границе. На нас кричали, били — и с силой толкали в сторону Польши. Они сказали: вам, беженцам, дороги нет. Либо ты доберешься до Европы, либо умрешь здесь, на границе. Тот, кто не подчиняется их приказам, замерзнет до смерти или его до смерти забьют. Но остаться в Беларуси невозможно».

Белорусские пограничники прорезали для Карара заграждение с помощью болтореза. Он добрался до Германии. «После того, как мы приехали сюда, в Германию, мы поняли, что были для Беларуси своего рода оружием, чтобы оказывать давление на ЕС. Но у нас не было выбора. Мы были в их власти», — рассказал он.

«Мы были вынуждены бросать в пограничников камни»

Немецкое издание Tagesschau рассказало историю 18-летней Зани Дишад Юсиф, которая проясняет, что случилось 16 ноября, когда мигранты пошли атаковать польский погранпереход силой. В тексте не сказано, где сейчас эта девушка — в Германии или вернулась домой.

«Из-за того, что мигрантам было холодно, они не хотели возвращаться в Минск. Они сказали нам: мы оставим вас, только если вы нападете на них!. В первую очередь они заставляли молодых мигрантов нападать на польских пограничников. Мир теперь думает, что мы преступники, потому что мы атаковали, но на самом деле атаковали не мы. Мы были вынуждены», — рассказала Зани Дишад.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».