13 апреля 2021, вторник, 9:39
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Лукашенковских коллаборантов ждет незавидная судьба

51
Лукашенковских коллаборантов ждет незавидная судьба
Фото: ctv.by

Не забудем, не простим!

Гигантская проблема всего нашего гражданского общества не только и прежде всего не в сосуществовании с жестоким авторитарным государством, а еще в том, что мы до недавнего времени не имели памяти, гражданское общество не помнило своих врагов, палачей, легко простило, забывало. Наше гражданское общество к 2020 году было попросту хорошим, пишет Владислав Горбатский в статье на сайте «Новы час».

Все изменилось вдруг в конце лета 2020 года, когда в очередной раз диктатура попыталась одурачить общество. Но она не учла, что прошли времена, когда белорусы были слишком доверчивыми, и что стоило давно подумать о своем исходе – еще после событий 2010 года, когда диктатура реанимировала такое явление, как новая коллаборация. Сейчас это понятие больше не зарезервировано исключительно за военной эпохой. Коллаборация также подразумевает любое сотрудничество с насильственным, кровавым и нелегитимным режимом. Так, после войны в Восточной и Центральной Европе наряду с классическим пониманием коллаборации как сотрудничества с оккупантскими властями возник альтернативное понятие: сотрудничество местных чиновников, партийных деятелей с советскими властями. И снова всем известна судьба тех коллаборантов. Никто не удивляется публичному порицанию этих лиц: в обществе принимаются люстрационные законы, бывшие палачи, убийцы, пассивные заговорщики осуждаются.

В белорусской истории 21-го века рядом с военной коллаборацией в 20-м веке возникла новая нынешняя коллаборация с диктатурой, когда тысячи чиновников, служащих, военных коллаборационируют с нелегитимной системой, режимом. Санкции и список невъездных, введенные Брюсселем, — это не только демарш символический, который частично все же ограничивает авторитарную систему, но перед всем это реальный знак и определение этой самой новой коллаборации. Это помощь белорусскому гражданскому обществу увидеть ориентиры, выработать определенную стратегию действия. Чему же удивляются депутаты, правительственные чиновники, председатель ЦИК Беларуси введению этих списков? Они же не удивляются порицанию военных коллаборационистов? Они осуждают их. А тут они и сами вдруг или вполне естественно оказались на месте коллаборационистов. Параллели на виду, хотя и имеют они другой идеологический разрез. За сотрудничество с нелегитимным режимом нужно платить, за замалчивание, халатность, за неисполнение профессиональных обязанностей, которые нарушаются идеологическим фактором, за не уход с работы, за лишение свободы, деньги нужно платить. Нужно будет заплатить.

Врач, который не лечит, а передает, списывает реально больного спецслужбам; председатель ЦИК, которая рисует цифры, которые нужны диктатору; судья, выносящий политическое решение; ректор или декан, отсчитывающий студента по политическим мотивам; милиционер, который криво свидетельствует в суде и еще скрывается за шлемом; священник, который закрывает глаза на насилие; журналист, который пишет не объективную статью, а вырезанную брошюру или заказанную властями статью; депутаты, которые за одну минуту голосуют без рассуждений и по указке за определенный закон и молча наблюдают за насилием силовиков — все это представители новой коллаборации.

В брюссельском и отдельном балтийском списках записаны основные, но далеко не все представители коллаборационизма. Белорусскому гражданскому обществу еще следует уточнять и существенно расширять этот список: следует записывать имена, фамилии всех активных и пассивных коллаборантов, по возможности фотографировать их и создавать своеобразные альбомы, каталоги коллаборационистов, размещать их в сети, сохранять. Благо, в цифровую эпоху записывать, собирать доказательства коллаборации – дело легкое, коллаборационисты и коллаборационисты отбиты на миллионах снимков, которые извечно хранятся сейчас в сети. Гражданскому обществу следует становиться иногда злопамятной и быть идеально подготовленной к судам в скором будущем.

Если на первый взгляд тактика гражданского общества по созданию каталогов коллаборационистов кажется слабой, то она может очень помочь в будущем. При этом такая попытка может иметь психологическое влияние на некоторых коллаборантов и остановить их в будущем, так как они понимают, что сотрудничество и замешательство в нечистых делах, во-первых, будут когда-то доказаны обществу и демократическим судам, а, во-вторых, это ложится тенью на их родных, близких.

Таким порядком, новая коллаборация не имеет будущего – как всегда испытывала поражение и старая коллаборация. Примеры любой коллаборации учат одному: диктатуры уничтожаются, и даже если диктаторы умирают сами, десятки тысяч диктаторских прислужников жестоко преследуются, осуждаются на пожизненные сроки, лишаются гражданства, прав и просто попадают в забвение (выбрасываются из памяти, книг, энциклопедий и под.). Десятки тысяч пассивных коллаборантов или родственников коллаборационистов, которые знали и молчали, лишаются привилегий, пенсий и людного отношения. При этом длительная коллаборация может привести в будущем к еще одному явлению, которому не остановить даже будущему демократическому режиму — индивидуальной мести. Насилие диктатуры уже породило физическую, а еще более психологическую травму большой части населения. Явление мести никак не предугадать, но примеры бывших диктатур и коллабораций демонстрируют частые индивидуальные расправы с бывшими коллаборационистами или их семьями. И это тоже все породил и запустил в мир режим диктатуры. История коллаборации богата на различные примеры расправы людей с коллаборационистами: от простого рисования буквы «К» на дверях квартиры до обливания коллаборационистов краской или кислотой, принудительного бритья наголо и иного психологического и физического насилия.

Вспомним современный пример Туниса. Слаженная авторитарная система ринулась, и весь мир наблюдал, какая судьба постигла коллаборационистов режима Бена Али. И хотя сам Бен Али убежал и умер в изгнании, тысячи «Бен-Алят» сидят в тюрьмах, выплачивают штрафы, лишены лицензий и права выполнять профессию адвоката, преподавателя или любую другую публичную профессию.

Нигде коллаборационисты не имеют будущего, в том числе и в Беларуси, а пока свирепствует их реакция на то, что гражданское общество Беларуси все же существует, новая, продемократическая Беларусь в очередной раз приняла боевое крещение во время последних президентских сфальсифицированных выборов.

Правда, есть принципиальное положительное нынешнее различие в реакции общества на очередную фальсификацию диктатора: наконец гражданское общество солидаризировалось и научилось быть принципиальным и злопамятным. Лозунг, который витал в воздухе во время августовских манифестаций в 2020 году, — «не забудем — не простим!» – это начало важных, хотя, возможно, и невидимых пока трансформаций.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».