21 июня 2021, понедельник, 19:44
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Мастерица-кукольница из Беларуси: Шью и чувствую, что участвую в партизанском движении

Мастерица-кукольница из Беларуси: Шью и чувствую, что участвую в партизанском движении
Ханна и ее куклы
Фото из личного архива Ханны

Ханна Заброцка шьет кукол-белорусок.

В Вильнюсе живет одна девочка из Беларуси, которая ждет куклу из польского Щецина, свою портретную копию — блондинка в джинсах, в белой майке, а на плечах огромный бело-красно-белый флаг. Девочку зовут Альбина Евилина, ей 15 лет и она уже почти полгода ходит в 10-ый класс русско-польской школы, пишет lrt.lt.

А в Щецине живет молодая женщина, белоруска, которая эту куклу шьет. Ее зовут Ханна Заброцка. Она вышьет ей крестиком маечку и ленточку, которой обвяжет вокруг головы куклы, вложит ей в руки белые полевые цветы и отправит почтой в Вильнюс. На посылке она напишет: «Жыве Беларусь!».

«И она стала моей героиней!»

Куклу заказала мама девочки, Алеся Евелина, на 16-летие дочери, которое будет в мае. Из-за этого неожиданного интервью сюрприз ей пришлось раскрыть раньше времени, но девочка только обрадовалась и теперь, видимо, чаще будет проверять почту. Если б не карантин, понесла бы свою куклу-двойника в школу, показать учителям и одноклассникам. Но пока может взять ее на акции в поддержку белорусов в Вильнюсе, в которых она с семьей активно участвует. А дома поставит ее на самое видное место.

Алеся хирургическая медсестра с 20-летним стажем, покинула Беларусь вместе с мужем, двумя дочерьми и сыном в декабре. Накануне к ним домой заходил участковый для профилактической беседы и их семью внесли в милицейскую «тетрадочку» для неблагонадежных.

— Моя Альбина была одной из первых девочек, которые вышли на протест в нашем городе. Мы жили в Марьиной горке, в 60 километрах от Минска. Было опасно выходить с открытым лицом и выражать свой протест, потому что «на районе» все друг друга знают... И она стала моей героиней! Я даже не знала, что она идет, потому что я это время была на работе. Увидела по телевизору, что милиция хватает людей, позвонила ей и говорю: «Ты лучше в город не ходи». Она ответила: «Хорошо, мама, я буду дома». А на следующий день оказалось, что она вышла на ту акцию с белыми цветами. И поэтому, когда я увидела куклы наших знаменитых женщин, которые делает Ханна, то решила, что и моя дочь, наверное, заслуживает этого, потому что не оставалась в стороне. Она и учителям в школе высказывала свое мнение, а они требовали его изменить.

Ханна и ее куклы
Фото из личного архива Ханны

— Почему вы покинули Беларусь?

— У нас в городе находится печально известная 5-ая бригада, которая участвовала в разгоне мирных митингов в Минске. Служащие этой бригады подозреваются в убийстве Геннадия Шутова, которого застрелили в упор. Утром 9-10 августа, в день выборов, над нами летали вертолеты, на которых солдат перебрасывали в Минск. Служащий из этой бригады писал мне лично на телефон, что «мы тебя встретим...», и я боялась за своих девочек, мало ли что. Я думаю, если бы мы остались в Беларуси, нас бы задержали. Кстати, возле нашего дома был вывешен большой бело-красно-белый флаг. И очень высоко вывесили, чтобы с вертолетов было видно. Однажды Лукашенко летел в часть, и я думаю, что и видел. Мы как раз жили возле военной части.

— Как вы здесь устроились?

— Детям очень нравится в школе. В белорусской школе ребенок не имеет права высказать свое мнение. Только сел, руки сложил и молчишь. И если ты задаешь вопрос, то учитель может сказать: «Закрой свой рот, ты ничего не понимаешь и не лезь в эти дела».

Здесь учителя очень рады девочкам. Дети зовут и гулять и дружатся. Никто не обижает. Стали спокойно спать, выходить на улицу, не пугаться полицейской машины. Когда дома мы выходили на улицу, младшая дочка боялась, что мы можем не вернуться, и просила: «Мама, не ходите туда, потому что вас арестуют».

Мы уже получили вид на жительство. Муж и сын даже нашли работу, а я еще нет. Хоть и требуются медработники, но без знания языка я не могу устроиться.

Алеся и Альбина Евилины / Фото: Артурас Морозовас, LRT.lt

«Мы можем быть знакомы через 6 рукопожатий»

Ханна Заброцка уехала в Польшу 10 лет назад, когда ей было 17, где закончила польскую филологию и планировала стать учительницей польского языка, но стала мастерицей-кукольницей. «За все 10 лет здесь, за границей, у меня практически не было знакомых белорусов, — рассказывает Ханна. А сейчас проявляются столько необычных и активных людей. Восхищаюсь тем, что меня стали окружать такие люди».

В августе прошлого года ее до слез потрясли увиденные в интернете цепи солидарности белорусских женщин в белых одеждах, босиком и с цветами в руках. И она в своем воображении нарисовала такую куклу-белоруску.

На платформе «Голос» она прочитала обращение, в котором всех белорусов, независимо от того, где они и чем занимаются, призывали сделать любой жест, который поможет как-то вовлечь в протест других людей. И Ханна решила, что, во-первых, может шить, а, во-вторых, об этом писать. Сейчас, когда протестная повестка Беларуси поутихла, то и за границей, по ее словам, тоже нужно искать новые способы, как об этом напоминать. Ханна уже сшила около 50-ти портретных кукол известных деятелей.

— С лета прошлого года я начала шить кукол-белорусок. Таким образом я выражаю восхищение белорусами и белорусками, которые протестуют открыто. Создание кукол вовлекло меня в очень интересную историю — в историю активного участия в белорусском протесте. Поскольку я живу в Польше, то главным образом действую здесь, пишу об этом, рассказываю польской аудитории. Все больше знакомлюсь с диаспорами разных стран и городов. Все очень тепло отреагировали на такое необычное проявление солидарности. Меня тронуло, что многие вместо плакатов брали с собой на протесты мои куклы, когда протесты были еще в активной фазе.

Ханна и ее куклы
Фото из личного архива Ханны

Позже мне захотелось шить не просто абстрактные куклы, а портретные, известных белорусов. Я давно шью портретные куклы людей и не только известных. Я могу «пошить» любого человека. И ко мне начали обращаться разные белорусы, особенно здесь, за границей. Он присылали мне свою фотографию и я их шила. Но шила в необычной стилизации, они выглядели так, как они есть, но были с транспарантами, плакатами и бело-красно-белыми флагами. Они хотели запечатлеть себя на долгое время в кукольном образе, и именно в протестном.

— Перед интервью вы говорили, что куклы передаются адресатам по принципу эстафеты, и что у кажлой есть свои маршрут и история путешествия, и что вы могли бы написать об этом даже книгу. Расскажите самые яркие истории.

— На самом деле, если между странами, то все просто. Достаточно выслать курьером или почтой и ты уверен, что кукла дойдет. Но проблемы начались, когда Беларусь закрыла границы и оказалось, что не так-то и просто ее выслать. Были и такие случаи, когда куклы терялись. Я их выслала, а они не дошли. То ли лежат где-то на границе, то ли их кто-то выкинул. И я поняла, что все, я в Беларусь больше не смогу ничего высылать, потому что просто жалко своего труда. Меня также предупреждали, что я могу навлечь беду на тех, кто получит такую куклу. Не дай бог, кто-нибудь увидит, что эта кукла с бело-красно-белым флагом.

Ханна и ее куклы
Фото из личного архива Ханны

Но потом белорусская диаспора в Щецине предложила мне поучаствовать в их инициативе. Они захотели выслать портретную куклу Нине Багинской. Я очень обрадовалась. Я создала не только куклу Нины, но также и куклу Светланы Тихановской и Марии Колесниковой. Эти куклы передавались из рук в руки и так доходили до адресатов. Если говорить про куклу Нины, то организатор этой инициативы рассказал мне, что кукла Нина перешла через 6 рук пока дошла до адресата. Разные люди перевозили ее на каких-то отрезках пути. Это просто невероятно, каким образом мы все друг с другом связаны. Мы можем быть знакомы через 6 рукопожатий.

Первым куклу получил папа Марии Колесниковой. Он прислал фотографию, что кукла у него. Я больше всего сомневалась именно в ней. Вряд ли ее смогут передать ей в тюрьму, но я надеюсь, что она все-таки ее ждет.

Каждая кукла прошла свой чудесный путь. И все люди, которые передавали посылку, знали, что внутри. На самом деле я чувствую, что участвую в партизанском движении. И все наши действия получаются каким-то образом.

— Как путешествовала кукла Светланы Тихановской?

— Если все героини находятся в Минске и их каким-то образом можно найти, но кому-кому, а выслать куклу Президенту — это практически невозможно, мне так казалось. В голове не укладывалось, как это можно сделать. Но так получилось, что среди знакомых активистов был человек, который ехал на встречу Координационного совета и сказал, что там точно будет кто-то, кто в ближайшее время увидится со Светланой и сможет передать.

— А вы получили ответную фотографию Светланы Тихановской с куклой?

— Если честно, я получила ответные фотографии от всех, кроме Светланы Тихановской. Но она зашла на мой профиль в «Инстаграме» и отреагировала на фотографию со своей куклой. Это для меня тоже знак внимания и благодарности. Я даже и не ждала от нее ничего конкретно, потому что представляю, какой у нее плотный график. То есть я ждала любой ее реакции и она была.

— Когда пишешь портрет, пейзаж или натюрморт, то, по сути, исследуешь натуру, начинаешь обращать внимание на детали, которых никогда до этого не замечал. То же самое, наверное, можно, сказать и про создание куклы. Делая куклу, вы узнали что-то новое о конкретном человеке?

— Очень сложный вопрос. Я не знаю лично людей, для которых шью кукол, и могу только представлять, что это за человек и чем он занимается. Но я создаю куклу с самыми теплыми мыслями о нем. Я стараюсь отобразить и как одет человек, и какие у него интересы. Если он любит читать, то у куклы будет книжка, вязать — будет в вязаной кофте, но кроме этого хочу чтоб он прочувствовал то, что он белорус, что он необычный человек, что все не зря.

Например, кукла Багинской уже давно сформировалась у меня в голове: в длинной юбке, белой блузке, в жилетке с вышивкой, в шляпке, в очках, с плакатом «Я гуляю» и большим бело-красно-белым флагом. Мария, понятное дело, в джинсах, белой майке, кожаной куртке с красным шарфом, блондинка и с плакатом «Белорусы — невероятные».

А вот про Тихановскую я начала сомневаться. Думала-думала и не придумала. Спросила у своих знакомых белорусов, если какие-то такие слова для Тихановской. Они сказали, что у Светланы скорее всего не будет никакого плаката: она наш лидер, но она не была во всем этом. Потому в руках куклы Светланы просто цветы в знак солидарности со всеми белорусскими женщинами, что она и сама всегда подчеркивает.

Ее образ достаточно строгий, элегантный. Мне она очень понравилась на фотографии, кажется, в Берлине, на основе той фотографии я и создала ее образ. Она в черных брюках, в элегантном белом пальто и с красным шарфом.

— А кукол-мужчин вы делали?

— Кукол мужчин-белорусов я еще не делала. И хоть меня иногда спрашивают с юморком, могу ли я сшить куклу вуду одного известного белоруса, так называемого... Но я не хочу этого делать, хоть его образ достаточно характерный, было бы легко. Но я не хочу этого делать, потому что мои куклы должны служить исключительно добру.

Ханна и ее куклы
Фото из личного архива Ханны

Я просто вдохновляюсь женской силой. От мужчин мы ждем таких поступков. Нас не так сильно удивляет, когда мужчина борется или даже сидит в тюрьме. В Беларуси такая практика давно существует. А то, что сейчас происходит именно с женщинами, такого, мне кажется, никогда еще не было, чтобы женщины так активно и мощно боролись.

— А вы удивились тому, что белорусские женщины способны на такое мощное движение, такую солидарность? Вы удивились себе, вашим поступкам и поступкам других женщин, самому явлению, которое родилось? Или вы понимали, что эта сила где-то есть и она когда-то освободится?

— Я выбираю второе. Когда я впервые увидела женщин, то я расплакалась, так расчувствовалась, что у меня пошли мурашки по телу. Мне казалось, невероятно, что так происходит. Но с другой стороны чувствовала, что это естественно. Если бы я в тот момент была в Минске, то я бы тоже, не задумываясь, вышла. Я почувствовала, что эта сила в нас есть. Где-то внутри себя я чувствовала тоже самое, что и все эти женщины. Вообще все белорусски, где бы они не были, в Америке, Польше, в Литве или где-то еще, глядя на это, чувствовали тоже самое. Значит, во всех нас это было. Сейчас Беларусь в моей жизни появилась совсем с новой стороны.

Что-то особенное сейчас происходит для белорусов, которые за границей, — мы начинаем любить Беларусь, хотеть говорить по-белорусски, понимать, слушать, читать на белорусской мове. Это идет из души.

— Вы следите за новостями, и наверняка слышали, что в Беларуси сейчас преследуют некоторых поляков?

— Да, конечно. Я воспринимаю это, как какой-то абсолютный фанатизм, что режиму нужен какой-то внешний враг. Я думаю, и литовцы, и поляки похожим образом реагируют на все это, очень поддерживают белорусов в их борьбе за свободу и для них это не пустой звук.

Ханна и ее куклы
Фото из личного архива Ханны

— Вы живете в Польше, а вы там ходили на протесты, например, против запрета на аборты? Или ваша политическая жизнь завязана только на Беларуси?

— Не ходила, потому что у меня на тот момент был еще грудной ребенок, только родила. Но это не значит, что я этого не поддерживаю. В любом случае права женщин для меня превыше всего и здесь тоже. Если в стране происходят какие-то изменения и люди не будут на них реагировать, то эти изменения приводят еще к чему-то, и еще к чему-то, и еще к чему-то. Это немое согласие, которое приводит к ужасным последствиям, даже к диктатуре. Польше, я думаю, это не грозит.

— Вы уже 10 лет живете в Польше, какую разницу вы увидели между Беларусью и Польшей?

— В Польше все, что только придет мне в голову, я могу осуществить. В Беларуси, конечно, же нет. Я была бы учительницей труда, это максимум, что меня бы там ожидало. Или учительницей белорусского языка, которая была бы немного со странностями.

— А как давно вы занимаетесь куклами?

— Уже 5 лет. И преподаю. Недавно написала свою книгу «Пора создать свою куклу», свою рукодельническую автобиографию. Это не так, что я вдруг начала заниматься рукоделием. Я, как настоящая белоруска, занимаюсь рукоделием всю жизнь. Меня учила и моя мама, и бабушка, и в школе, поэтому разные техники мне близки. Я многое делаю своими руками и в повседневной жизни. А кукла для меня что-то особенное, в чем я специализируюсь, то, что мне приносит особенную радость. Меня все знают как Ханну, которая шьет куклы.

— А сейчас вы что-нибудь шьете?

— Я всегда шью какую-нибудь куклу. Например, одна женщина, которая живет в Берлине, попросила себе белорусского ангела, бело-красного. Хочет, чтоб в ее доме была такая частичка Беларуси. Вообще многие люди, которые узнают обо мне, часто пишут мне в комментариях или в личном сообщении: «Вот, где он, этот западный кукловод!».

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».