20 апреля 2021, вторник, 13:39
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Бывший спецназовец: Среди моих знакомых многие за перемены

7
Бывший спецназовец: Среди моих знакомых многие за перемены
Евгений Пацкевич

Евгений Пацкевич сам участвовал в протестных акциях и стоял в цепях солидарности.

33-летний житель Осиповичей Евгений Пацкевич рассказывает, как изменилась его жизнь после срочной службы в милицейском спецназе, сообщает «Радыё Свабода».

Более двух месяцев он безработный. После активного участия в протестных акциях осени 2020 года его уволили из Осиповичского ЖКХ. Сейчас Евгений постоянно посещает организации, в которых появляются вакансии, но брать его побаиваются — опасаются «политического прошлого». Однажды сослались на то, что он не соответствует «моральным качествам».

«В милицию не пошел, так как воспитан иначе»

Евгений Пацкевич говорит, что «политикой интересовался всегда, но не активничал». В 2006 году голосовал за Александра Милинкевича. Вспоминает, как старшеклассников администрация гимназии предупреждала, чтобы не ездили в Минск, где тогда молодежь развернула палаточный городок.

Выборы президента – 2010 застали Евгения в милицейском спецназе. К службе в нем парень готовился и даже настаивал, чтобы его туда забрали.

По тому, как происходило голосование в воинской части, вспоминает он, «любой вдумчивый человек мог сделать вывод, свободны ли в Беларуси выборы и насколько реальной была всенародная поддержка главного претендента». В основной день выборов 19 декабря Евгений со своим подразделением охранял одну из резиденций. Из армии демобилизовался старшим сержантом.

Евгений говорит, что думал о военной карьере и хотел быть полезным обществу, но реалии службы во внутренних войсках не соответствовали его взглядам, поэтому на контракт не остался. На «гражданке» также предлагали идти в органы, но он отказался.

«Во внутренних войсках идейных людей немного, – объясняет Евгений. – Этот социальный инструмент не выполняет функций, возложенных на него обществом, и требует реформирования. В милицию же не пошел, так как, видимо, воспитан иначе...»

После спецназа Пацкевич поступил в Институт правоведения, но слишком много задавал вопросов преподавателям, что приводило иногда к конфликтам. Говорит, что убедился – выучиться на юриста ему не дадут, и ушел.

«Странный товарищ…»

В 2020 году политическая ситуация в стране кардинально изменилась, продолжает Евгений. Экономический кризис, которому власть не может справиться до сих пор, и игнорирование проблем с коронавирусом привели к тому, что люди перестали надеяться на поддержку государства. Стримы Сергея Тихановского показали, что с трудностями сталкиваются «в каждом поселке и система сама себя съедает».

«На момент выборов, – вспоминает он – я понимал, что среди моих знакомых многие за перемены, но было немного смельчаков, готовых защищать свой голос, добиваться честных и открытых выборов».

За то, что искал соратников, Евгения стали называть «странным товарищем». Он тогда возмущался, как равнодушно относятся земляки к важным вещам, определяющим будущее. Позже понял, что эта бездействие держится на нехватке политической просвещения.

Активист говорит: 9 августа немногие знакомые решили надеть белый браслет или составить при голосовании бюллетень гармошкой.

«Мы шутили: вдруг откроются двери, на пороге появятся люди с улыбками и скажут «выходите»

Евгений считает, что Беларусь оказалась в собственности одного человека, который не остановится ни перед чем, чтобы остаться у власти.

«Невозможно назвать выборами то действо, которое произошло в 2020 году», – говорит он. На его взгляд, Избирательный кодекс написан под конкретного политика, закон трактуется, как ему выгодно, а опасных конкурентов снимают с выборов на надуманных основаниях и бросают за решетку.

Самого Евгения Пацкевича задержали 9 августа. Он долго определялся, за кого отдать свой голос перед закрытием избирательного участка. Наконец к избирателю подошел милиционер, потребовал покинуть кабинку, а затем экипированные сотрудники департамента охраны вывели его с применением силы.

За неподчинение Пацкевича осудили на 15 суток административного ареста. В знак протеста он объявил голодовку, но, как он говорит, в осиповичском изоляторе ему не дали бумаги, чтобы письменно сообщить о ней.

В изоляторе Евгений делил четырехместную камеру с 15 невольниками. Заполнять ее начали с 10 августа. Шестеро сокамерников были «политические». В неволю они попали за участие в послевыборных протестах. В тюрьме Евгений увидел, что в Осиповичах он «не одинокий борец».

«В тюремных подземельях мы были в информационном вакууме. О том, что происходило на свободе, не знали, но ждали оттуда действий, — вспоминает он. – Мы шутили: вдруг откроются двери, на пороге появятся люди с улыбками и скажут: «выходите», а тем, кто охранял нас, прикажут занять наши места».

Часть сокамерников отбывала наказание за бытовые проступки. В небольшой камере люди спали на полу. Условия содержания в изоляторе активист считает бесчеловечными и удивляется, как это учреждение проходит проверки санэпидемстанции.

На работу не берут, потому что «политический»

Отсидев «сутки», Евгений был шокирован насилием силовиков и впечатлен количеством людей, выступивших против результатов выборов. Тогда у него появилась «вера в скорые перемены». Как и тысячи соотечественников, он участвовал в протестных акциях, стоял в цепях солидарности. На провластный митинг пришел с фотографиями разбитых людей. Писал жалобы в прокуратуру и исполком.

В разгар протестов Евгений активизировал свой YouTube-канал, из которого до сих пор повествует о проблемах, на которые не обращает внимания власть, и о способах их решения, а также объясняет, как защищаться в милиции и судах.

В октябре Евгению сообщили, что трудовой контракт с ним продлевать не собираются, а в феврале уволили. Он убежден: начальству приказали так сделать. Незадолго до прекращения трудовых отношений, говорит Евгений, он беседовал с руководством, и то претензий к исполнению им обязанностей не высказывала, хотя и знала о его активной оппозиционной деятельности. Собеседник замечает, что его уволили, не обратив внимания на то, что в семье двое малолетних детей, в том числе один с инвалидностью.

Евгений надеялся на политические изменения и положительное решение вопроса с работой. Рассчитывал, что его опыт в различных профессиональных сферах будет востребован, однако в течение двух последних месяцев найти занятие себе не может. В большинстве организаций, куда обращался, место «политическому» не находится.

Евгений впервые так долго без работы и этим «немного сконфужен». Вместе с тем он считает, что проблемы с трудоустройством временные, и рассматривает их как новые возможности. Ему предлагали уехать из Беларуси, но он отказался. По словам собеседника, немало соотечественников поддержали его семью в непростое для нее время. На своем примере он увидел, что белорусы учатся помогать друг другу.

«Перемены скоро не наступают…»

По мнению Пацкевича, есть два варианта развития ситуации. Первый – преобразование страны в аналог «Северной Кореи» с тотальным контролем государства над жизнью граждан. Второй путь, по мнению Евгения, требует от белорусов осознания того, что улучшение жизни зависит от конкретных действий каждого. Он считает, что перемены скоро не наступают.

По его словам, напрасно ждать лидера, который всех спасет, так как «многие достойные люди, которые говорили правду и доносили знания, уже за решеткой»

«Если народ, добиваясь перемен мирным путем, увидит, что это не дает результата, то произойдет радикализация действий, что усугубит ситуацию, так как насилие порождает насилие, и унять его непросто», — рассуждает Евгений Пацкевич.

Об изменениях в своей жизни Евгений не жалеет и считает, что многому за прошедшие полгода научился. Не исключает, что может стать жертвой провокации и «попасть за решетку», поэтому старается быть осмотрительным, чтобы жена не осталась с детьми одна.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».