16 июня 2021, среда, 17:52
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Убить дракона

31
Убить дракона
Наталья Радина

Стратегия, которая позволит победить режим Лукашенко.

28 мая в Вильнюсе начал свою работу X Форум свободной России.

Главный редактор Charter97.org Наталья Радина приняла участие в панельной дискуссии «Убить дракона: стратегии оппозиции в условиях диктатуры», во время которой рассказала о ситуации в Беларуси и стратегии, которая может привести к победе над режимом Лукашенко.

Сайт Charter97.org публикует текст выступления:

— Я подчеркну, что выступаю как журналист и анализирую ситуацию со второй половины 1990-х годов, когда пришла в профессию.

Мне кажется, что, когда мы оцениваем ситуацию в Беларуси, то ее нельзя сравнивать с ситуацией в Украине, России, Грузии, Кыргызстане, Молдове или Сербии, где произошли революции (в России, конечно, еще не произошла) и где изначально были более мягкие режимы.

Стартовые условия в той же Беларуси и Украине изначально были разными, потому что Беларусь была более советизированной, русифицированной и денационализированной республикой. И это очень важно понимать.

Режим, который установил Лукашенко с первых дней своего правления, изначально был диктаторским. Захват медиа, уничтожение парламентской и судебной ветвей власти, узурпация полномочий, фальсификация всех выборов и референдумов, создание эскадронов смерти, которые убивали и похищали лидеров оппозиции… Все это началось еще в 1990-е годы и достигло своего пика в 2020-2021 годах. Все это время режим Лукашенко пользовался всесторонней экономической и политической поддержкой Москвы. За годы его правления режим получил порядка 100 миллиардов долларов поддержки.

Тем не менее, я должна сказать, что все эти годы в Беларуси была достаточно активная и сильная оппозиция. Да, она исходила из концепции Джина Шарпа, да, оппозиция придерживалась ненасильственного сопротивления, но в своих действиях она исходила в том числе из состояния белорусского общества, о котором я говорила ранее.

Но у нас проходили масштабные акции протестов, которых не было в той же Украине до 2004 года, проходили массовые акции против фальсификации выборов. В движение Сопротивления входило на самом деле огромное количество людей. И революция как таковая в Беларуси началась не в 2020 году — она началась в 2017 году, когда по всей стране прошли массовые акции протестов против налога для безработных — «Марши нетунеядев». Они прошли в десятках городов. И Лукашенко 25 марта 2017 года пришлось вводить войска в город для того, чтобы остановить эти протесты, которые могли действительно привести к изменениям в стране.

В 2019 году часть оппозиции — Белорусский национальный конгресс, гражданская кампания «Европейская Беларусь», социал-демократическая партия Николая Статкевича — участвовали в парламентских выборах, хотя до этого оппозиция всегда бойкотировала любые фальшивые избирательные кампании в Беларуси. Воспользовавшись возможностью легально проводить агитационную кампанию, они смогли доносить до людей информацию о том, что происходит в стране и призывать к открытому сопротивлению диктатуре.

Тогда же произошел замер общественного мнения, и лидеры оппозиции говорили, что Лукашенко на самом деле не пользуется никакой поддержкой населения, и действительный его рейтинг в стране составляет около 3-5%.

К 2020 году режим окончательно деградировал. Конечно же, и отсталая экономика и эпидемия COVID-19, которую игнорировал Лукашенко, из-за чего погибли десятки тысяч человек в стране — все это возымело свой эффект.

Сами массовые протесты не были для нас неожиданностью. Другое дело, что когда говорят об ошибках, которые были допущены, то надо учитывать, что во главе протестов не было реальных лидеров оппозиции. Реальные лидеры были арестованы еще накануне самой избирательной кампании. А реальные и сильные кандидаты даже не были допущены до участия в этих выборах, часть из них тоже попали в тюрьмы.

Во главе протестов оказались люди некомпетентные, и эта их некомпетентность привела к снижению уровня протестов. Сюда же надо добавить масштабные репрессии, которые Лукашенко развернул в стране и которые продолжаются по сей день. Все это, конечно, сыграло свою роль, но я бы не говорила, что в Беларуси больше невозможны какие-либо изменения. Я не соглашусь с пессимизмом и Геннадия Гудкова и Аркадия Бабченко (выступившими в дискуссии ранее — ред.). Я все-таки считаю, что потенциал для протестов в Беларуси никуда не делся, он остался.

Если говорить о стратегии, которая может быть в сегодняшней ситуации в Беларуси, то, в первую очередь, это три вещи: санкции, забастовки и протесты. Ситуация с самолетом, которая сегодня возникла, этот террористический акт, привела к тому, что Европа наконец-то обратила внимание на происходящее в Беларуси.

Потому что, в силу нежелания Евросоюза реагировать на ситуацию в Беларуси, в силу слабости так называемых «новых лидеров», которые встречались все это время с мировыми политиками и не призывали к серьезным санкциям против режима Лукашенко, мы на сегодняшний день имеем санкции меньше, чем были, например, после событий 2010 года, когда Лукашенко арестовал кандидатов в президенты и разогнал акцию протеста против фальсификации выборов.

Сегодня наконец-то до Запада дошло, что режим Лукашенко представляет угрозу не только для собственного населения, но и для безопасности для всего мира. Меня радует, что наконец-то из Европы сегодня звучат голоса, что необходимо вводить секторальные санкции против поставок нефтепродуктов и калийных удобрений из Беларуси. Это говорят уже многие, в том числе и представители Германии. В этом направлении и нужно продолжать действовать.

Потому что персональных санкций на самом деле недостаточно, и необходимо требовать именно экономических санкций. Это может серьезно ударить по режиму Лукашенко, это может сократить срок его правления, это может разрушить диктатуру в максимально короткие сроки и самое главное — освободить политических заключенных, которых сегодня в Беларуси тысячи.

И люди сегодня в белорусских тюрьмах умирают. Последний случай убийства заключенного в тюрьме Витольда Ашурка показывает, что нужно как можно быстрее максимально активно действовать и давить на этот режим. Поэтому нужны экономические санкции: нефтепродукты, калийные удобрения, предприятия, где подавляется рабочие движения, плюс банки — вплоть до отключения системы SWIFT.

Второй момент — забастовки. В сегодняшней ситуации они возможны, потому что я разговаривала с рабочими лидерами, с представителями стачкомов разных предприятий. Эти стачкомы возникли еще в 2020 году, когда начались протесты, в том числе и на предприятиях в Беларуси. Лидеры рабочих говорят о том, что в принципе, это сегодня возможно, и забастовки — это относительно безопасный способ протестов в Беларуси.

За это время, с августа 2020 года, в разы, даже в десятки раз, выросло количество рабочих, которые вошли в независимые профсоюзы и вышли из официальных «профсоюзов». Экономическая ситуация в Беларуси продолжает ухудшаться, потому что даже Россия сегодня не поддерживает белорусский режим в том объеме, в котором раньше поддерживала в силу разных причин.

На самом деле, сегодня идут массовые сокращения на всех предприятиях и зарплаты, конечно же, тоже падают. Я напомню, что Лукашенко так и не выполнил свое обещание, которые давал лет 15 назад, что средняя зарплата будет составлять 500 долларов. До сих пор этой средней зарплаты в стране нет.

Также готовы бастовать представители частного бизнеса, потому что идет его постоянное удушение, условия работы очень тяжелые, и они понимают, что забастовка может повлиять на изменение ситуации.

Третий момент этой стратегии — это, конечно же, протесты, которые, я убеждена, будут продолжаться в Беларуси. Сейчас уже возобновляются марши протестов в разных городах и районах Минска. Это уникальное белорусское явление — дворовая активность, когда люди продолжают протестовать даже своими дворами и микрорайонами в городах, то есть, создаются такие сообщества и достаточно активно работают.

Как таковые партизанские акции в Беларуси все это время не прекращались. Они как начались в августе, так до сих пор и проходят. Все равно люди и распространяют листовки, и вывешивают бело-красно-белые флаги. На борьбу против этого тратится огромное количество денег, потому что милиция, и ОМОН вынуждены патрулировать улицы, вызывать технику и МЧС, чтобы снять флаги, все это тоже изматывает режим, в том числе и финансово.

Я знаю, что Лукашенко сегодня зашел в такую вот «зону ошибок». И любая его ошибка приведет на самом деле к протестам на новом уровне.

Поэтому я считаю, что если мы будем следовать этой стратегии — санкции, забастовки, протесты — то, в принципе, у нас есть шанс победить в этом году.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».