15 июня 2021, вторник, 1:05
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Лучше быть рядовым в хорошей компании, чем генералом в той, которая сейчас существует»

14
«Лучше быть рядовым в хорошей компании, чем генералом в той, которая сейчас существует»
Фото: depositphotos.com

Что говорят герои Беларуси, лишенные Тараканом званий?

4 мая Таракан подписал указ о лишении 86 человек воинских и специальных званий, а 6 мая их список был опубликован на Национальном правовом интернет-портале. На данный момент все эти люди уже уволены.

Tut.by поговорил с некоторыми из тех, кто был лишен воинского звания, о том, как они отреагировали на эту новость и каким образом это изменит их жизнь.

«Я получил официальное предупреждение из-за участия в акциях протеста, но это не основание для лишения меня звания»

В список лишенных воинского звания попал бывший подполковник в отставке Валерий Костко. Его выслуга составляет 21 год, из них 12 лет — в КГБ. У Валерия Костко четыре высших образования: Военная академия ракетных войск стратегического назначения, два высших учебных заведения по линии военной контрразведки и внешней разведки КГБ, юридический факультет БГУ. Он оставил службу в 1993 году, после этого работал управляющим делами Молодечненского горисполкома и помощником зампредседателя Верховного Совета 13-го созыва Геннадия Карпенко. Последние 20 лет Валерий Костко занимается садоводством и пчеловодством и активного участия в политической жизни не принимает.

— Меня жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Я говорю: «Какое счастье! На 29 году военной пенсии быть обыкновенным солдатом Родины!». Я не расстроен, потом все приведем в соответствие, — комментирует ситуацию Валерий Костко.

За что конкретно он был лишен звания, собеседник сказать не может.

— Я уже даже разговаривал с правозащитниками, они говорят: причины не указаны. Что же такое было совершено, чтобы это дискредитировало честь и достоинство офицера? Я в основном безвылазно нахожусь у себя на хозяйстве, но иногда даю комментарии, пишу статьи, по мере сил и возможностей протестую, потому что я как гражданин не согласен с происходящим в стране. Меня не задерживали, но я получал официальное предупреждение из-за того, что участвовал в акциях протеста в Смолевичах в августе и сентябре прошлого года. Но ведь это не является основанием для лишения меня воинского звания. Это моя позиция, моя точка зрения. Я реализую свое конституционное право: высказать мирным образом свое несогласие с политикой, которая проводится в стране. Я законопослушный гражданин и действую всегда в рамках Конституции. Как юрист не вижу оснований, почему Александр Лукашенко лишил меня звания офицера. Может быть, моя активная позиция кого-то раздражает.

Валерий Костко ушел на пенсию с воинской службы в 1993 году.

— Пенсия по сравнению с остальными военными у меня не очень большая. Сейчас это 800 рублей, а некоторые и по 1200–1500 получают. Теперь, видимо, у меня будет пенсия рядового Минобороны, поскольку меня еще в 2011 году исключили из списков КГБ. Из других «плюшек» у меня было право на посещение поликлиники КГБ, но за 28 лет я туда ни разу не пришел, — говорит Валерий Костко. — Я пока не знаю, какая теперь у меня будет пенсия. Дело в том, что я по жизни оптимист.

Валерий не исключает, что в будущем через суд можно будет все восстановить.

«Пенсии меня не лишат, но она значительно уменьшится»

— Когда я прочитал в интернете, что 80 человек лишают воинского звания, то предположил, что, скорее всего, я там буду. И потом мои подозрения подтвердились, — говорит глава Объединенной гражданской партии (ОГП), уже бывший подполковник милиции запаса Николай Козлов.

Он окончил Новосибирское высшее военное общевойсковое училище, служил в Закавказье и Средней Азии, участвовал в разведении воюющих сторон в Карабахском конфликте. После распада СССР Николай Козлов вернулся в Беларусь и 17 лет проработал в уголовном розыске. По его словам, узнать о лишении воинского звания было «не очень приятно».

— В конце концов, я и в армии отслужил, и с преступностью боролся, получил это звание. Если я каким-то образом его дискредитировал, наверное, надо было мне сообщить об этом, а дальше этим делом должен был заниматься суд. А так мне просто сказали: «Слушай, а мы тебя звания лишили». Но учитывая все обстоятельства, это уже стало нашей обыденностью. Поэтому я не особенно удивился. Сказать, что мне это было приятно, — нет; что я как-то особенно огорчился — тоже нет. Конечно, с одной стороны, потери будут, а с другой — я оказался в компании хороших людей, чувствую поддержку. Все понимают, что это несправедливо, и меня это греет.

Под потерями Николай Козлов подразумевает в первую очередь уменьшение военной пенсии (ее нынешний размер собеседник не озвучивает).

— Меня ее не лишат, но она значительно уменьшится. Значит, мне будет труднее. У меня из пенсии и так высчитывают штрафы, это приличная сумма в месяц, так теперь еще и эта напасть. Я раньше не жировал, а сейчас придется жить еще скромнее. Ну будем жить скромнее. Лучше быть рядовым в хорошей компании, чем генералом в той, которая сейчас существует, — комментирует Николай Козлов. — Точный размер новой пенсии я не подсчитывал, наверное в следующем месяце узнаю.

Среди других «плюшек», положенных военнослужащим, Николай Козлов может назвать только медобслуживание.

— Когда меня травили хлоркой в ЦИПе, меня возили в госпиталь МВД как бывшего сотрудника МВД. Сейчас, наверное, повезут в какое-то другое место.

«Я воспринял это известие с улыбкой»

В списке тех, кого лишили воинского звания, есть экс-подполковник милиции Александр Ахремчик. Он около 14 лет проработал в Академии МВД, в последние годы на руководящей должности. В августе 2020 года Александр решил оставить службу после жесткого подавления мирных протестов. О том, что он лишен звания, он тоже узнал из новостей.

— Сложно оценить свою реакцию на это известие. Но я воспринял его с улыбкой. По большому счету для меня ничего не меняется. Прав на военную пенсию у меня нет, каких-то других бонусов за звание тоже, так что особых переживаний по этому поводу тоже нет, — говорит Александр. — Наверное, если меня захотят призвать на какие-нибудь сборы, то будет учитываться то, что у меня нет звания. В запасе я стоял в том специальном звании, которое у меня было, но теперь его нет. Значит, при возможном вызове на сборы будут исходить из этого. Других изменений для себя я не вижу.

По мнению собеседника, ощутимо лишение звания повлияет только на тех, кто получает военную пенсию, поскольку ее размер рассчитывается исходя из званий.

— Пенсия силовиков складывается из оклада по должности, оклада по званию и надбавки. В зависимости от выслуги лет ты получаешь от 50 до 75% от этих трех показателей. Например, мой оклад по должности был 682 рубля, по званию — 330. А у рядового, наверное, рублей 50. По грубым подсчетам, подполковник может потерять 200−250 рублей из пенсии.

Сам Александр, как и планировал в августе, прошел переобучение и перешел на работу в сферу IT.

— Получил предложение, работаю сейчас в одной из наших IT-компаний на должности джуниор-разработчика (младший разработчик. — Прим. ред.). Все нравится, все хорошо. Сейчас я получаю примерно столько же, сколько на моей предыдущей должности начальника отдела, подполковника с выслугой 14 лет. Но перспективы куда более радужные, — подытоживает Александр.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».