24 сентября 2021, пятница, 5:07
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Трансатлантическая связь восстановлена

1
Трансатлантическая связь восстановлена
Джо Байден

Во время встреч с европейскими союзниками Байден получил мандат коллективного Запада.

Шум взлетающих самолетов то и дело прерывал «дорстепы» (мини-пресс-конференции на ногах) глав государств и правительств, прибывавших в штаб-квартиру НАТО. Совсем рядом — брюссельский международный аэропорт Завентем, воздушное движение в котором возвращается к норме после полутора лет паралича.

Европа проснулась от ковидной спячки, и первое большое международное событие, организованное в этой связи, — «возвращение Америки». После собрания «Большой семерки» в Великобритании президент США Джо Байден в Брюсселе принял участие в саммите НАТО и провел встречу в верхах США — ЕС. Тем самым нарушенная при Трампе «трансатлантическая связь» вроде бы восстанавливается.

Ясно, кто хозяин

Кортежи лидеров 30 стран НАТО медленно въезжали с бульвара Леопольда III на территорию штаб-квартиры альянса и на аллее, ведущей к центральному входу в главный корпус, приостанавливались, чтобы высадить своего главного пассажира. Тот (или та) пешком проходили пару сотен метров по синей ковровой дорожке до парадного подъезда, где их ждала группа журналистов. Таков общий протокол. Кортеж Байдена проследовал без остановки и завернул за угол к противоположному входу в здание.

Потом было торжественное приветствие участников саммита генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом. Он объявлял имя и титул каждого, а те выходили, чтобы на пару минут остановиться для официального фото с генсеком.

За кулисами должна была скопиться очередь, в которой выстроились Джонсон, Макрон, Меркель и другие национальные лидеры. Очевидно, они не тяготились этим, и обстановка церемонии была даже какой-то несерьезной. Как только очередь иссякла, сцена опустела. Но спустя много минут генсек, сияя улыбкой, неожиданно вернулся на подиум и объявил Байдена, который выполнил тот же ритуал.

Ясно, кто здесь хозяин. Начальство не опаздывает, а задерживается.

Эту истину журналистам пришлось вспомнить и когда они почти до ночи ожидали объявленную на шесть вечера пресс-конференцию американского президента.

Байден был на саммите НАТО объектом всеобщего внимания и особого расположения. Европейская политическая элита в целом рада возвращению отношений с Америкой в привычную колею, напуганная четырьмя годами президентства Дональда Трампа с его экспериментами из области «здравого смысла» во внешней политике и торговле. Даже европейские киты Макрон и Меркель, лидирующие в стремлении к автономии Европы и повышении собственной роли в ЕС. Кажется, даже Эрдоган, перессорившийся со всеми, в том числе и с Вашингтоном, ради особых интересов Турции в регионе и в Европе. Возобладало мнение, что с Америкой надежнее, чем без нее.

По прибытии в штаб-квартиру НАТО Байден на встрече с генсеком Столтенбергом принялся хвалить военный альянс и его руководителя. Даже прервал Столтенберга на словах о необходимости сильной НАТО. Словно спешил заставить забыть как страшный сон отношение своего предшественника. Тот называл НАТО «устаревшей» организацией и грозился вывести из нее США, оставив европейцев самих заботиться о своей безопасности.

«НАТО — это очень хорошо для Америки, она необходима Америке, НАТО критически важна для интересов США», — сказал Байден, назвав взаимные гарантии коллективной обороны «священным долгом». — Я просто хочу, чтобы вся Европа знала, что Соединенные Штаты есть. Соединенные Штаты здесь».

Войдя в зал заседаний, Байден прошелся вдоль овального стола, кому-то кивнул, ударился кулаками в ковидном приветствии с президентом Румынии Клаусом Йоханнисом и переговорил с Борисом Джонсоном. Вокруг них собралось еще человек пять, и американец долго беседовал с турком Тайипом Эрдоганом. Потом занял свое место рядом с председательствующим Столтенбергом. Пока тот не открыл заседание, к Байдену подошел и, наклонившись, что-то говорил Макрон.

«Ни одна нация и ни один континент не могут справиться с этими проблемами в одиночку, — сказал глава НАТО в публичной части выступления на саммите, перечислив вызовы, перед которыми оказался условный Запад в начале XXIвека. — Но Европа и Северная Америка не одиноки. Мы вместе в НАТО».

Круговая оборона от авторитаризма

Перед саммитом подготовлена программа модернизации альянса «НАТО-2030», нацеленная на будущее. Как заверил на пресс-конференции Байден, она будет «полностью профинансирована». То есть он проявил себя щедрее к европейским союзникам, чем Трамп. Созданный после Второй мировой войны для сдерживания «советской угрозы» Североатлантический союз — это развивающийся организм, который адаптируется к изменяющимся условиям и задачам, объяснил журналистам генсек Столтенберг. Поэтому бессмысленны вопросы о том, почему он не самораспустился вместе с Варшавским пактом. Или о его географической зоне ответственности.

Вопрос о «зоне ответственности» обсуждался в начале 90-х. А потом в силу обстоятельств альянс вышел за пределы первоначальной зоны ответственности, чтобы положить конец кровавой войне в Боснии и Герцеговине. Потом он ударами по режиму Милошевича в Югославии прекратил зверства, этнические чистки и боевые действия в Косово. Потом после терактов 11 сентября 2001 года он стал бороться с терроризмом и зашел в Афганистан, чуть ли не на китайской границе. И так далее. Альянс — это не против кого-то, а для защиты подобных друг другу. В условиях возвышения авторитарных систем он будет защищать западные ценности и интересы, где бы это ни потребовалось. Круговая оборона на 360 градусов.

На 44 страницах итогового документа, принятого 14 июня первыми лицами стран НАТО, среди внешних угроз безопасности западного мира Китай упоминается 10 раз, Россия — 62 раза. Лидеры заверяют, что они будут решать эти проблемы «вместе, как союз».

Саммит поручил структурам НАТО подготовить новую стратегическую концепцию альянса в будущем году и принять ее на Мадридском саммите. Мадридская концепция будет посвящена 40-летнему юбилею приема в НАТО Испании, которая провела демократические реформы за семь лет после почти сорока лет авторитарного фашистского режима Франко. Это будет новая концепция, учитывающая современные реалии. Нынешняя принята в Лиссабоне в 2010 году, когда Россия еще считалась важнейшим партнером НАТО, а Китай вообще не упоминался.

Отношения стран НАТО с Россией, считают участники саммита, находятся на самой низкой точке после холодной войны.

Страны альянса констатируют, что «агрессивные действия Москвы» угрожают их безопасности. НАТО сохраняет двуединый подход к России: отпор и диалог. Альянс стремится излагать свою позицию ясно, делать все возможное, чтобы избежать недоразумений, предотвратить эскалацию.

Что делать с Китаем

Образ Китая впервые так объемно возник в качестве главного оппонента западной цивилизации с ее индивидуальными свободами и демократическими институтами, свободой торговли и открытостью. С ним можно взаимодействовать в области контроля вооружений или изменения климата. Но Запад встревожен присущей Китаю политикой силового принуждения — как внутри страны, так и вне. Она противоречит фундаментальным ценностям, закрепленным в Вашингтонском договоре НАТО.

Столтенберг отметил, что Китай быстро расширяет свой ядерный арсенал, увеличивает число сложных систем доставки, сотрудничает в военной области с Россией, традиционным противником НАТО, проводит совместные учения, использует дезинформацию.

Но достичь консенсуса по Китаю в НАТО будет сложно. Не все согласны в том, как вести себя с Пекином, который для некоторых стран — важный торговый партнер и инвестор.

Байден активно продвигал новую линию НАТО в отношении Китая. Он видит в азиатском гиганте единственного конкурента, способного бросить устойчивый вызов стабильной и открытой международной системе. Генсек Столтенберг сказал, что НАТО не вступает в новую холодную войну и не считает Китай своим противником. Пока удалось установить хрупкий баланс между такими странами, как США, которые хотели бы более мощного отпора Китаю, и теми, что отдают предпочтение диалогу из-за прибыльных экономических связей. Меркель и Макрон были среди тех, кто призывал держать открытой дверь с Китаем, подходить к нему «сбалансированно». В то же время в итоговом документе гораздо больше жестких слов о Китае, чем в заявлении Лондонского саммита 2019 года.

Новый расклад

Для России самой болезненной проблемой в отношениях с НАТО является расширение альянса на восток. Потому что ей всегда дорого завоеванное во Второй мировой войне ялтинско-потсдамское мироустройство, закреплявшее за ней географическую сферу влияния. Но после развала СССР взоры бывших союзников по социалистическому лагерю, как известно, устремились на запад.

Взрывной конфликт вокруг Югославии и Косово оказался недолгим, и саммит с Путиным в 2002 году на натовской базе Пратика-ди-Маре под Римом сулил новую страницу нормальных отношений, несмотря на шедший полным ходом процесс расширения НАТО. Премьер-министр нового члена НАТО, Венгрии, Петер Медьеши в знак расположения к Путину произнес свою речь по-русски. Всем нам, журналистам, подарили куртки «болонья» с натовским и российским флагами на груди. Джордж Буш оценил слова Путина «мы с вами», которые он сказал, первым позвонив в Белый дом 11 сентября 2001 года. Тогда в повестке дня была общая борьба с терроризмом. В газетах появилась юридически обязательная приписка «организация, запрещенная в РФ». Сегодня в Чечне войны нет, и метро в Москве не взрывают, а у редакторов российских СМИ голова кружится от обязательных приписок к названиям других запрещенных или нежелательных в РФ организаций.

После 2014-го расширение НАТО вновь стало горячей темой. На этот раз «красные линии» прочерчены по границам постсоветских стран. А это означает смену политического строя и передел «сфер влияния». Но с глобализацией, новыми технологиями, императивом свободы передвижения капиталов, товаров, рабочих рук и мозгов, свободы конкуренции и мореплавания, универсальности прав человека — это анахронизм. С другой стороны, экономическое, технологическое и военное возвышение Китая опять разделило мир на две разные системы. Возник новый расклад.

В том, что касается обороны Украины (и Грузии), в России, на мой взгляд, придают гипертрофиванное значение вопросу о членстве в НАТО. Мол, есть 5-я статья «один за всех — все за одного» или нет ее. Но эти вещи не совпадают. Ведь НАТО можно представить себе как договор о защите безопасности между США и каждой из 29 остальных стран альянса. Конечно, и между всеми ими. Правда, мало кого волнуют взаимные оборонные обязательства, скажем, между Люксембургом и Черногорией. В то же время у США есть договоры о безопасности с Японией и Южной Кореей. Они предусматривают и размещение войск, и военный ответ в случае чего. И никакого членства в НАТО им не нужно. Да и Южная Корея при президенте Пак Чжон Хи вряд ли соответствовала критериям членства в НАТО.

В конце предполуночной пресс-конференции Байдена просили ответить «да» или «нет» на вопрос, примут ли в НАТО Украину. Он сказал, что не может, потому что на данный момент Украина не отвечает критериям. Но дал понять, что независимо от членства в альянсе США придут ей на помощь. А вступление — дело нелегкое.

«Во-первых, ей надо избавиться от коррупции и соответствовать другим предъявляемым требованиям, выполнить план действий [по подготовке к членству]…

А пока мы будем делать все возможное для того, чтобы Украина могла сопротивляться физической агрессии России»,

— сказал он, добавив, что США «не могут оставить Украину одну и не дать ей возможность укрепить свою безопасность».

Прием в члены НАТО сложнее и зависит не только от Вашингтона. Для этого надо убедить всех союзников, что сделать нелегко (как показала практика).

«У Украины есть шанс совершить то, чего еще никогда не было в ее истории: произвести на свет демократически сфомированное, некоррумпированное, не возглавляемое олигархами государство…»

С этим словами Байден ушел, сказав, что уже поздно. В его возрасте нелегко было после «семерки» и лондонского дворцового протокола провести в Брюсселе за день такой переговорный марафон (участие в заседании саммита, двусторонние встречи с генсеком НАТО, с лидерами стран Балтии и «Бухарестской девятки», плюс два часа с упертым Эрдоганом).

Спор с ЕС закончен

На следующий день состоялся саммит ЕС — США, на котором визави Байдена были председатель Евросовета Шарль Мишель и глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен. Опубликованы совместное политическое заявление и сообщения о разблокировании некоторых торгово-экономических споров, возникших между ЕС и США при администрации Трампа. На пять лет заморожено повышение тарифов на некоторые товары на общую сумму 11,5 млрд долларов, наметилось перемирие в торговом споре между компаниями Airbus и Boeing. Заявлено о совместной борьбе против нерыночных приемов торговли таких стран, как Китай. Этим займутся эксперты и ведомства, но политический сигнал дан.

Из Брюсселя в Женеву на встречу с Путиным Джо Байден вылетел не просто как президент США, но как полномочный представитель коллективного Запада, обладая мандатом более чем трех десятков европейских союзников.

Александр Минеев, «Новая газета»

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».