24 сентября 2021, пятница, 11:38
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Режим Лукашенко поддерживают только дураки

23
Режим Лукашенко поддерживают только дураки

Александра Герасименя против Синепала.

Знаменитая белорусская спортсменка, двухкратная чемпионка мира, многократный призер олимпийских игр, директор Фонда спортивной солидарности Александра Герасименя в интервью программе Charter97.org Studio X97 прокомментировала скандалы с участием белорусов на Олимпиаде, попытку принудительного возвращения в страну Кристины Тимановской, а также политическую ситуацию в Беларуси и возможность скорого краха режима Лукашенко. Ведущий программы — Евгений Климакин.

Подписывайтесь на Youtube канал «Хартии-97» - charter97video. Поделитесь видео с друзьями. Ставьте лайки и пишите комментарии.

— Здравствуйте! Александра, я думаю, вы следите за Олимпийскими играми?

— Да. Я стараюсь наблюдать, по максимуму следить за тем, что происходит. Но я не могу следить за всеми видами, естественно.

— Но я думаю, за своим видом следите. Потому что помнятся времена, когда не без вашего участия Беларусь возвращалась и, особенно пловцы, с медалями. Что в этот раз пошло не так?

— Опять мне сложно сказать, что не так, почему нашим спортсменам не удалось взять медали. Но я скажу, наверное, что в целом медаль планировалась у Ильи Шимановича и у него вполне был реальный шанс ее получить. Что не получилось, что пошло не так, думаю, тут уже вопросы непосредственно к Илье и его тренеру. Что касается предположения медали Анастасии Шкурдай — это была такая медаль 50/50. Она еще молодая, у нее нет такого опыта в международной среде, в международных стартах, эти олимпийские игры для нее первые. Безусловно, это очень волнительно. И я считаю ее выступление в целом вполне успешным. Медаль, вероятно, могла быть, но для этого должны были сойтись все звезды и был показан результат, чтобы он соответствовал медальному зачету.

— Александра, мы еще обязательно вернемся к олимпийской теме и к спортивной. Но есть одна новость, которая всех потрясла. Мы записываем с вами интервью в день, когда появились публикации о смерти Виталия Шишова, которого нашли в Киеве повешенным, главу Белорусского дома. Вы мне скажите, пожалуйста, у вас от таких вот новостей опускаются руки или наоборот сжимаются кулаки и приходит понимание в еще большей степени, что с этим режимом надо бороться и нужно дожимать, идти до конца?

— Такие новости — печальные. Но, безусловно, это не дает возможности, не дает направления опустить руки. Ты понимаешь, что нельзя опускать руки, потому что таких новостей будет еще больше. И так как многие моменты зависят от тебя самой, безусловно, нельзя сдаваться, нужно дальше бороться и мотивировать людей тоже не сдаваться и продолжать свою борьбу.

— Возвращаясь к олимпийским играм. История, о которой сейчас все мировые СМИ говорят: Кристина Тимановская и попытка вернуть спортсменку насильственно в Беларусь. Что вообще вы об этом всем думаете?

— Я бы хотела сказать, что это результат той прогнившей системы, которая сейчас функционирует в Беларуси: на руководящих должностях находятся не профессионалы своего дела, соответственно, работа делается просто на тяп-ляп, как получится. Нельзя сказать, что это маленькая оплошность, но оплошность руководства федерации в том, что они не следили за допинг-пробами своих спортсменов, все вылилось в такой международный скандал, что спортсменка выразила негодование, почему ее, спортсменку, выступающую на определенном виде программы, как спринтера поставили в совершенно другой вид программы, притом даже не уведомили.

Суть была даже не в том, что ее поставили. Если бы к ней подошли, объяснили ситуацию, рассказали что, как, почему, я не думаю, что была бы такая бурная реакция и она все это так бы открыто высказывала в своем телеграм-канале. Я думаю, что все можно было бы решить мирно. Но, как обычно, наши власти решили по-другому — они решили замазать свою вину и сбросить все это на спортсменов, которые готовились к олимпийским играм как минимум пять последних лет, целенаправлено шли к своему старту, к своей дистанции, к решающему забегу, и вот так просто вытереть ноги и сделать ее виноватой в этой ситуации. Хотя я считаю, что она абсолютно права.

— Тимановская правильно сделала, что решила не возвращаться в Беларусь, как требовало начальство?

— Я думаю, после всей той ситуации, которая с ней случилась, после того, как она обратилась в полицию, обратилась в консульство, возвращаться ей, безусловно, уже не безопасно. Мы понимаем, какая цена слов режима и что ее может ждать сейчас в Беларуси.

— Юрий Моисеевич - главный тренер сборной по легкой атлетике. Как вы считаете, он виновник того, что раздута так была ситуация и доведена до абсурда или он в этой игре пешка?

— Я считаю, что решения принимались, безусловно, выше, так как никто не будет ничего делать без указания сверху. Потому что понимают, что если сделают что-то не так — получат по шапке. Безусловно, их решение было абсолютно неверным, их решение было абсолютно нелогичным. Все можно было решить за неделю и исчерпать весь конфликт и об этом бы все забыли. Раздули международный скандал только по вине, собственно, руководителей белорусской команды. И мы понимаем, что мало того, они замазали свое имя, выполняя тот приказ, абсолютно не нужный, но привело все к такой ситуации, что, вероятнее всего, это не даст им продолжить свою профессиональную карьеру.

— Я думаю, Александра, вы наверняка слышали эту запись пленки беседы начальства с Тимановской, вот эти намеки на самоубийство. В принципе, весь этот кейс показал отношение к спортсменам как к подданным, как к рабам. В то время, когда вы были активно в спорте, на соревнованиях тоже такое было отношение?

— Я скажу, что в Беларуси, в принципе, такое отношение считается нормой. Ты обязан, ты должен, ты обязан выполнить то и то. Даже смотря на то, кто управляет спортом. Человек, который раньше был в госбезопасности, в военной структуре — он руководит спортом. Соответсвенно, он также и руководит им: есть режим, есть приказ, обязаны выполнить. Все! Никаких шагов вправо-влево. Если у тебя есть медаль, если у тебя есть успехи, то тебе дают возможность какого-то креатива, возможность выбора что-то менять. Если у тебя нет или пока нет каких-либо успехов — то ты должен жить в строгом режиме, тебя должны контролировать.

«Ты должен» — основное слово, которые и сейчас используется в пропаганде. Ты должен стране все. Как еще не говорят, что должна жизнь стане отдать? Я же там родилась. Это тоже самое, если родители будут говорить своим детям: «Я тебя родил — ты мне теперь должен». Простите, для кого вы рожали?

А теперь вернемся к ситуации со спортсменами. А для кого вы их растили? Для кого это все? Для страны же, для имиджа страны. Ведь мы выступаем не столько для себя, а мы выступаем на самом деле за страну, за ее имидж, мы представляем лицо Беларуси. И это в большей степени нужно самой Беларуси, чем для каждого из нас. Поэтому вот эта логика, что спортсмен должен — он все, что должен, отдает на дорожках, на заплывах, на прыжках, он отдает себя полностью, свое здоровье. Поэтому говорить, что он должен, совершенно непрофессионально и такой подход приводит к тому, что спорт в Беларуси, к сожалению, умирает.

— Я вот, собственно, и хотел спросить, как ситуация на спорте отражается?

— Мы видим эту ситуацию от того, как у нас было по 20 медалей на олимпийских играх и как мы скатываемся, скатываемся — на данный момент у нас есть только две медали, возможно, еще будет несколько, а может, и не будет, никто не знает. Мы понимаем, на какой уровень мы скатились за последние 16 лет. О чем это говорит? О том, что развития спорта в стране нет. Те, кто еще каким-то образом выкарабкался наружу — они есть. Командных видов спорта практически нет, потому что содержать их очень дорого. А те спортсмены, которых точечно поддерживают, еще, вполне возможно, и реальны. Вот и результат.

Эти олимпийские игры показали, что спорта в стране нет и он будет умирать дальше. И те, кто сейчас пытаются еще поддержать режим, уверены в том, что их будут поддерживать, что они дальше будут продолжать свою спортивную карьеру — забудьте, через год денег не будет ни на кого, ни на какого спортсмена, даже которые имеют медали. Вас просто выгонят и вышвырнут из национальных команд. Почему-то все в глубоком заблуждении о том, что они кому-то нужны. Да никому не нужны спортсмены, да вообще никто не нужен. Нужно только собственное достоинство и удержание власти в стране. Я не знаю для чего, это уже другой вопрос.

— По вашим ощущениям, режим все больше и больше шатается или нет?

— Шатается он уже со всех сторон, во всех отраслях нет никакого контроля, даже в той среде, которая, казалась бы, вполне надежная: военные, силовики — там такой разброд происходит, что понимаешь: еще чуть-чуть и стена будет полностью пробита. Именно из-за этого происходят еще более жесткие репрессии ко всем жителям страны, ко всем, кто не согласен, ко всем тем, кто каким-то образом могли бы быть. У нас сейчас уже идут посадки не за то, что человек что-то совершил, хотя бы минимально, а за то, что он мог бы совершить. Мы понимаем уровень.

Настолько власть боится людей, которые имеют свое мнение, что они уже сажают их за предполагаемое возможное преступление. Поэтому как мы можем говорить, что все хорошо, все стабильно сейчас в Беларуси, когда власть боится всего? И те санкции, которые сейчас по отношении к Беларуси применяются — они работают, они работают по полной, просто эффект от них не такой быстрый, как нам бы хотелось. Поэтому нужно долбить-долбить-долбить, дабы мы наконец увидели свободной Беларусь и вернулись домой.

— Главный вопрос. А каким образом долбить? Потому что те методы открытой борьбы, нормально воспринимаемой в цивилизованном мире, когда люди выходят на мирные акции протеста, что мы видели в прошлом году в Беларуси во многих городах, не только в Минске - сейчас это свернулось. Каким образом долбить? Какие возможные методы борьбы вы видите в ближайшее время? Какой инструментарий остался?

— В любом случае, понятное дело, открыто сейчас никто протестовать не будет, это небезопасно, если ты находишься в стране. Опять-таки поддерживать инициативы, писать письма, писать обращения, поддерживать фонды, отдельных каких-то людей, политических заключенных, требовать их освобождения в каких-то международных структурах. Это же никому не мешает, это вполне безопасно, если обезопасить свои электронные приборы. Поэтому вот это все помогает, а уже те, кто находятся за границей — естественно, работать по международным санкциям, уже работать конкретно, точечно по каким-то вопросам и, я уверена, что это все сработает обязательно.

— Есть такое мнение среди спортсменов, которые не так известны, как вы. Они говорят: «Хорошо Герасимене, Левченко, Снытиной, увешанным медалями, мир знает их фамилии, они много могли и могут зарабатывать, а мы простые спортсмены, особых достижений на нашем счету нет». Что бы вы сказали таким людям?

— Тут интересный момент. Почему они рискуют больше, чем мы? Мы лишаемся всех тех преимуществ, которые имеем в Беларуси. Мы лишаемся всего того, что заработали. Я не говорю только про финансовые, я говорю и про какие-то общие блага. Мы лишаемся всего, что имеем в Беларуси. И в первую очередь — это возможность жить в своей стране, открыто выражая свою позицию и открыто борясь с режимом. Вот эти все слова о том, что кто-то может, а у нас семья, кредиты, квартиры, этот список может продолжаться — это все отговорки.

Я считаю, что это отговорка. Какой бы ты ни был спортсмен, на каком бы ты уровне ни находился, да и не важно, спортсмен ты или не спортсмен — важно то, что ты человек и какой ты человек. Мы сейчас прекрасно видим эту ситуацию на тех же олимпийских играх. Мы видели спортсменов, которые подписывались под письмом свободных спортсменов. Даже если они не выступали на какой-то медальный зачет, даже если у них были какие-то неудачи — мы видели поддержку людей. Ведь им не столь важно было уже, как они выступят, для них важно было, что они остались людьми, что они остались с народом, который их поддерживает. А те, кто завоевывает медали... Да, у них медали — это здорово, это их успех и никто не отменяет этого, но это никого не касается и никого не волнует, потому что их не волнует то, что волнует народ. Вот в чем суть. Поэтому я считаю, что это отговорка больше для себя. А поводов можно придумать очень много.

— Некоторые придерживаются такого мнения, что все-таки спортсменам сейчас негоже выступать под красно-зеленым флагом, потому что ты отстаиваешь не столько страну Беларусь, сколько режим. Как вы считаете, стоит спортсменам на международных соревнованиях выступать сейчас?

— Давайте пока остановимся на олимпийских играх и выступлении под красно-зеленым флагом. Смотрите. Безусловно, ситуация в Беларуси сейчас очень тяжелая, очень нестабильная и то, что происходит очень волнует спортсменов и в общем-то всех людей. Но спортсмены готовились к олимпийским играм 5-10-15 лет. Для того чтобы выступить и проплыть, пробежать, прыгнуть, побороться за место в финале, за призы, вообще просто за результат.

Выступление сейчас под другим флагом на олимпийских играх невозможно. Невозможно, потому что он не зарегистрирован и его не пропустят на олимпийские игры. Соответсвенно, спортсмен должен был или отказаться от своей мечты, возможности выступить, отказаться от реальной своей работы, которую он проделывал много-много лет, или выступать под красно-зеленым флагом, но при этом четко выражая свою позицию. Ведь, по сути, неважно под каким флагом ты выступаешь, я имею ввиду чисто визуально, неважно это будет зеленый, красный, белый, желтый, голубой. Главное, какую позицию ты имеешь внутри, чего ты придерживаешься и для чего ты это делаешь. Вот и все.

— Как вы относитесь к тем спортсменам, которые активно поддерживают, отстаивают режим Лукашенко?

— Я разделяю вообще таких людей, не только спортсменов, но в целом всех, кто поддерживает режим, разделяю на две категории. Или они просто дураки и не понимают той ситуации, которая происходит в стране, или они имеют определенные выгоды от этой поддержки: стипендии, бонусы, пенсии, должности, что угодно, именно поэтому они и поддерживают режим.

— И как вам кажется, кого больше: дураков или проходимцев, которые получают свои профиты?

— По крайней мере, как я это вижу, конечно, больше, как вы выразились, проходимцев, которые хотят получить определенные плюшки. Но, безусловно, есть те, кто абсолютно не разбирается в ситуации, которые: «Ай, мне все равно, буду придерживаться вот этой позиции». Почему? Как? Они даже не смогут объяснить.

— Как вообще уголовное дело? На каком этапе все? Мы услышали обвинения в этом году против вас.

— Пока никто не дает никакой информации. У нас нет даже просто постановления на наш арест, адвокатов наших не допускают. Поэтому пока дело так и не сдвинулось с точки.

— Вы себя в будущем в свободной Беларуси видите политиком?

— Ой, нет. На самом деле, что подразумевает политика? У нас сейчас происходит подмена понятий, что спорт вне политики, а мы сейчас в политике. Безусловно, сейчас все в политике. Каждый белорус сейчас в политике, абсолютно каждый. Хочет он этого или не хочет — он находится сейчас в процессе, который происходит в Беларуси. Может быть, я буду в каком-нибудь секторе, который будет отстаивать какие-то права спортсменов, вносить предложения. Я не отрицаю. Но говорить о том, что я буду участвовать в какой-нибудь избирательной кампании, какие-нибудь такие процессы — нет, у меня есть своя деятельность, свое направление, я хочу развивать свой клуб, свой вид спорта, работать с детьми. И меня это больше интересует, поэтому я здесь борюсь за свои права и за права белорусов для того, чтобы иметь возможность развиваться в своей стране.

— А сейчас непосредственно Фонд спортивной солидарности чем занимается?

— Всем тем же, чем и занимались до этого — отстаиванием прав спортсменов. На данном этапе мы занимаемся делом Кристины Тимановской, ее выступлением на олимпийских играх и нарушением ее прав соответственно. Плюс у нас сейчас идет активная подготовка к Марафону свободы, который стартует 7 августа и мы призываем каждого в нем поучаствовать, каждого белоруса и не только быть солидарным, ведь мы бежим друг за друга. Это своего рода перекличках сколько нас, где мы. А нас на самом деле много и мы победим.

— Есть такая точка зрения, что спортсмены и силовики — это самые осторожные люди, потому что они наиболее зависимы от государственного финансирования. Белорусская революция показала, что спортсмены очень массово выступили против режима. В рядах военных, в рядах силовиков тоже были случаи, их немало. Но все же мы не увидели массовости. Почему?

— Хороший вопрос. Я даже не знаю, честно говоря, как на него ответить. Но опять-таки, может быть, в силу того, что мы спортсмены — мы понимаем суть борьбы, мы понимаем, что дает результат, мы понимаем, что один в поле не воин. Для того, чтобы достигнуть результата, у тебя должна быть команда, у тебя должен быть тренер, доктор, психолог, массажист и еще много-много людей, которые помогают и сопутствуют твоему результату. Поэтому мы понимали, что, объединяясь, мы - большая сила, чем поодиночке. Возможно, в силовой структуре они боялись, они не знали мнения другого человека. Элементарно, у них не было изначально письма, как у нас, которое сразу тебя определяло, что ты с нами, что ты требуешь того же, что и мы. Это помогало нам объединяться и сделать массовый протест именно от спортивной части.

— Я хочу процитировать вас же. В прошлом году в своем Инстаграмме вы написали: «В августе 2020 события разделились на до и после, мир на черное и белое. Каждому из нас пришлось сделать выбор по какому пути идти». На дворе уже 2021 год. Вы не пожалели ни разу, что пошли именно по этому пути, что выступили против этого режима?

— Нет. Безусловно, нет. Я тогда еще говорила о том, что как только я приняла решение высказать свою позицию, свое мнение против режима — мне стало легко на душе. Ведь эта легкость и определяет, что ты сделал правильный выбор. И меня эта легкость не отпускает. Если бы я промолчала, если бы не высказала свою позицию, я бы до сих пор себя бы загоняла в такую яму и депрессии точно мне было бы не избежать. Поэтому каких бы сейчас ситуаций ни было, какие бы печальные новости ни происходили — я понимаю, что путь был выбран верный.

— И совесть чиста.

— И совесть чиста, безусловно.

— Вы — спортсмен. Вы умеете побеждать. Поделитесь с нами рецептом победы. Что необходимо? Какие шаги предпринимать? Ведь механика победы одинакова и в спорте, и в жизни. Что необходимо предпринять белорусам, чтобы победить?

— Я всегда говорила, что вера в успех — это 90% успеха. Если ты не веришь, как бы ты ни готовился, как бы тебя ни подготовили и как бы звезды ни сложились, всегда найдется что-то, что тебе помешает победить. Поэтому главное — это верить в свою победу. Второе — это команда, которая тебя окружает и помогает добиться твоей победы. Нужно верить в свою команду, безусловно. Ну и третье — это работа, это работа по максимуму. По максимуму, на грани своих возможностей. Без этого результата не будет. Эти компоненты, если объединить — и пожалуйста, результат налицо.

— Если вера исчезает, если люди приходят в уныние, если они сомневаются?

— Опять же приходить в уныние в какой-то момент, где-то сомневаться — это нормально, в плане того, что каждый с этим сталкивается. Ведь даже великие спортсмены, которые достигают успехов, сколько раз они сталкивались с неудачами? Тот же Майкл Джордан говорил: «Я косячил, косячил, косячил и наконец дошел до пика своей карьеры». То есть не за счет побед, не за счет каких-то своих выигрышей, а за счет своих неудач он вышел на более высокий уровень. Соответственно, печалиться, расстраиваться в какой-то момент — это нормально. Главное - не давать себе возможности впадать в это уныние, не давать себе отчаиваться, а понимать, что это такой этап, его нужно перешагнуть и дальше все будет хорошо.

— Победа будет за нами?

— Обязательно. Победа будет за нами.

— Спасибо огромное.

— Спасибо вам.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».