2 декабря 2021, четверг, 3:12
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Что ждет Германию: «большая коалиция», «светофор» или «Ямайка»?

3
Что ждет Германию: «большая коалиция», «светофор» или «Ямайка»?

Парламентские выборы не принесли полной победы ни одной из партий.

26 сентября в Германии прошли очередные выборы в федеральный парламент – бундестаг. Впервые за последние 16 лет в них в качестве действующего политика не принимала участие лидер Христианско-демократического союза Ангела Меркель. Ранее она объявила, что уйдет с поста федерального канцлера после формирования новой правительственной коалиции.

Когда именно это произойдет, пока неясно. Напомним, что партия Меркель показала на этих выборах худший результат в своей истории, набрав, согласно предварительным данным, 24,1% голосов. Для сравнения: четыре года назад этот показатель составлял 32,9%, а в 2013-м – 41,5%.

Партнер блока ХДС/ХСС по «большой коалиции» – Социал-демократическая партия Германии) – напротив, улучшила свой показатель, набрав 25,7% голосов (в 2017 году за социал-демократов проголосовали 20,5%) и вернулась к рейтингу восьмилетней давности.

Что касается возможных партнеров этих двух сил в возможной правящей коалиции, то «Союз 90/Зеленые» заручился на этот раз наибольшей поддержкой за всю свою историю: за него проголосовали 14,9% избирателей. (Полгода назад соцопросы сулили им даже первое место по количеству депутатских мандатов).

На четвертом месте – либеральная партия Свободных демократов. Они также несколько улучшили свой результат по сравнению с прошлыми выборами, заручившись поддержкой 11,5% немцев, имеющих право голоса.

Право-популистская партия «Альтернатива для Германии», AfD), напротив, будет иметь меньше мандатов, чем в бундестаге прошлого созыва, получив 10,3% голосов, т.е. на 2,3% меньше, чем четыре года назад.

Левые (наследники Социалистической единой партии Германии, когда-то – правящей партии ГДР) сумели провести в бундестаг лишь трех депутатов в результате прямого голосования, но с учетом бюллетеней, поданных за партийные списки, у них будет 39 кресел в новом составе парламента.

Своими прогнозами по поводу возможных вариантов правящей коалиции с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» поделились политологи и экономисты.

Виктор Агаев: народ хочет изменений, хотя не очень понятно – каких

Живущий в Германии независимый журналист Виктор Агаев прежде всего отметил, что в результате голосования и по партийным спискам, и за того или иного конкретного политика, будущий состав бундестага увеличится с 578 депутатов до 735. «Из них – самая большая фракция в размере 206 человек будет у социал-демократов, чуть поменьше – 196 человек – будет у ХДС/ХСС. И если кто всерьез проиграл на этих выборах, то именно они. У "Зеленых" будет 118 своих людей, т.е., по своей мощности они выросли почти на треть. А либералы, или "свободные демократы", которые были почти во всех правительствах, получают 94 мандата», – поясняет Агаев.

По его словам, в Германии Партия свободных демократов укрепила свой имидж партии богатых людей. «Если вы увидите на улице хорошо одетых господ, которые разъезжают на дорогих авто, то почти наверняка, это избиратели "свободных демократов". Но в прошлом они дали Германии одного из самых известных министров иностранных дел – Ганса Дитриха Геншера. А также – федеральных президентов», – рассказывает журналист.

Что же касается возможных вариантов правящей коалиции, то собеседник «Голоса Америки» подчеркивает, что ни «Левые», ни «Альтернатива для Германии» в нее приняты не будут. И это, возможно, главная печаль для Кремля, поскольку «Альтернатива для Германии» были единственной политической партией ФРГ, пославшей своих представителей наблюдать за недавними выборами в Госдуму РФ. Вице-спикер Совета федерации РФ Константин Косачев, комментируя выборы в бундестаг, с сожалением подчеркнул: «Ослабли позиции "Альтернативы для Германии", в проигрыше "Левые". Обе партии выступают за нормализацию отношений с нашей страной, хотя и с разных позиций».

В этой связи, констатирует Виктор Агаев, существует три варианта коалиции: «большая», или «право-левая», с участием ХДС/ХСС и социал-демократов, а также коалиции, называемые по партийным цветам: «светофор» и «Ямайка». (Дело в том, что традиционный цвет социал-демократов – красный, христианских демократов – черный, либералов – желтый, а защитников окружающей среды – зеленый).

Самой мощной и представительной, по мнению Агаева, была бы первая коалиция, но пока против ее создания выступают лидеры обеих крупнейших партий – Олаф Шольц (социал-демократы) и и Армин Лашет (глава партии ХДС и общий кандидат от блока ХДС/ХСС). Консерваторов не устраивает переход на позиции «младшего партнера», а социал-демократы хотят взять реванш за три предыдущих кабинета, где «младшими» были они. «Народ же, судя по социологическим опросам, хочет изменений в политической жизни страны, хотя пока не очень понятно – каких именно», – констатирует эксперт.

В этой связи, по его мнению, более вероятна «красно-желто-зеленая» коалиция («светофор»). Правда, в этом случае предстоит пойти на компромиссы двум младшим партнерам – «зеленым» и либералам. А в том случае, если социал-демократы устанут уговаривать обе партии снизить амбиции и, махнув рукой, заявит, что уходят в оппозицию, их место займут, воспрянувшие духом христианские демократы, считает Агаев.

Игорь Эйдман: «Не думаю, что политика Германии сильно изменится»

О том, какие противоречия существуют между либералами и «зелеными», корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» рассказал председатель Форума русскоязычных европейцев социолог Игорь Эйдман.

«Приоритет для Свободной демократической партии – интересы экономики и бизнеса. А для “зеленых" главное – экология и борьба с глобальным потеплением, даже в ущерб текущей экономической конъюнктуре, в том числе – интересам крупного бизнеса. Поэтому либералы не могут принять те меры, которые предлагают "зеленые", потому что они могут больно ударить по немецкой индустрии, включая энергетику и автомобильную промышленность», – поясняет социолог.

Эйдман напоминает, что о возможности коалиции «Ямайка» с участием ХДС/ХСС, «зеленых» и либералов всерьез говорили четыре года назад. Но тогда именно из-за несговорчивости потенциальных партнеров пришлось возобновить совместную работу консервативной коалиции и социал-демократов.

В свою очередь, обе большие партии могут найти общий язык и с «желтыми», и с «зелеными». «Здесь я не вижу больших проблем: обе партии смогут договорится и с теми, и с другими, но логичнее им (малым партиям – А.П) договариваться с социал-демократами, потому что они получили больше мест в Бундестаге, и, скорее всего, президент в первую очередь поручит им формировать правительство», – говорит председатель Форума русскоязычных европейцев.

Отвечая на вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки», кто из двух главных претендентов на пост федерального канцлера будет более удобным партнером для российских властей, Игорь Эйдман подчеркивает: «С одной стороны, у христианских демократов – имидж более последовательных противников Кремля, чем у социал-демократов. А за социал-демократами, благодаря таким политикам, как бывший канцлер Герхард Шредер, или Маттиас Платцек (бывший премьер-министр Бранденбурга, председатель правления Германо-российского форума – А.П.) закрепилась слава, что они больше готовы к сотрудничеству с Кремлем. Хотя нынешний министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас продемонстрировал жесткую позицию, ничем не отличающуюся от того, что говорила Ангела Меркель в отношении Кремля. И у нынешнего кандидата в канцлеры от социал-демократов Олафа Шольца тоже нет имиджа "путинферштеера"».

С другой стороны, продолжает Эйдман, «Армин Лашет, несмотря на принадлежность к более антипутинской партии, на посту премьер-министра земля Северный Рейн-Вестфалия продвигал российский бизнес – правда, ссылаясь на интересы экономики. Но в общем, я думаю, что большой разницы между ними нет: и тот, и другой в любом случае не будут откровенными "путинферштеерами", однако ни тот, ни другой не будут и "пламенными борцами с путинизмом". Они будут, прежде всего, выражать интересы немецкой экономики. И я не думаю, что политика Германии при том или другом канцлере сильно изменится по сравнению с тем, что есть сейчас».

«Но хочу подчеркнуть, – напоминает при этом Игорь Эйдман, – что их потенциальные партнеры по коалиции – "зеленые" – гораздо более последовательные антипутинисты. И если они получат пост министра иностранных дел, то это будет хорошим сдвигом в сторону более принципиального отстаивания европейских интересов против кремлевской гибридной агрессии».

Эксперт говорит и о критическом отношении либералов к политике Кремля, хотя они и не выступают против нее так решительно, как "зеленые".

Дмитрий Некрасов: где есть экономические интересы, все будет реализовываться прагматично

Экономист и политический аналитик Дмитрий Некрасов считает, что в Германии при возникновении дилеммы «политические идеалы или экономические интересы» в отношениях с Россией верх всегда одерживают интересы. И когда политики находятся в оппозиции, они могут критиковать внешнюю и внутреннюю политику Кремля, но придя к власти в результате выборов, склонны проявлять больший прагматизм.

«Понятно, что "зеленые" будут критиковать Москву именно с позиций "европейских ценностей", если они войдут в коалицию, что совершенно не очевидно. А "желтые", на мой взгляд, будут с большей вероятностью договариваться с Москвой из экономических соображений», – полагает Некрасов.

Эксперт отмечает и то, что никакие политические разногласия между Берлином и Москвой не помешали завершению строительства газопровода «Северный поток - 2», в запуске которого Германия всегда была очень заинтересована. И напоминает: «Даже во времена жесткого блокового противостояния, когда объемы экспорта из Советского Союза не были столь диверсифицированы, ФРГ покупала энергоносители из СССР. Хотя, если бы этого не было, это могло бы приблизить крах советского режима».

«А теперь просто очевидно, что все проекты, как связанные с экспортом углеводородов из России, так и с технологическим импортом в Россию, будут так или иначе реализовываться. Даже Советский Союз ("враг № 1") умудрялся покупать все нужные ему вещи, какие бы санкции, на него ни были наложены. И Российская Федерация тоже будет их покупать», – убежден Дмитрий Некрасов.

В этой связи он вспоминает о том, что даже после введения санкцийпосле российской аннексии Крыма многие западные компании продолжили экспортировать в Россию свою продукцию через подставные фирмы из Панамы, Южной Кореи и других стран.

«Там, где есть экономические интересы, все будет реализовываться максимально прагматично», – резюмирует Некрасов.

А Виктор Агаев упоминает и о такой заслуживающей внимания детали: «Пока же в Германии очень распространено мнение, что рождественское поздравление жителям страны, а может быть, даже и пасхальное будет зачитывать Ангела Меркель».

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».