18 января 2022, вторник, 15:50
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Задыхающиеся от газа люди ели снег»

2
«Задыхающиеся от газа люди ели снег»

Как проходили протесты в Актобе.

Протесты в казахстанском Актобе, участники которых выступили в поддержку митинговавших в Жанаозене и против роста цен в стране, начались 3 января и продолжались вплоть до утра 7-го.

Репортер «Азаттыка» описывает увиденное, услышанное и пережитое за это время.

Ночь на 7 января. Сон все не идет. В 4:30 утра звонит телефон. Поднимаю трубку, в нем плачущий голос: «Они стреляют вовсю. Сейчас людей на площади заталкивают в автозаки. Скорая помощь тоже здесь». Это местная жительница, ее окна выходят на площадь, где проходят митинги.

О сне уже не может быть и речи. «Я должна увидеть все своими глазами», — говорю я себе, собираюсь и выхожу в сумрак ночи, чтобы вернуться на площадь, где уже провела несколько дней.

На улице льет как из ведра. В Актобе, где обычно суровые зимы, ливень в январе — это нонсенс.

Так для меня наступило утро последнего дня протеста.

«СТАЛО ОЧЕНЬ ТРУДНО ЖИТЬ»

Акции протеста в Актобе не редкость, но за четверть века работы в журналистике такое количество вышедших на улицы, чтобы выразить свое недовольство, я видела впервые.

Заприметив мой жилет с надписью: «Пресса» — они тянули меня за рукав, чтобы рассказать свои нехитрые истории.

«Никто сюда не пришел бы, будь у нас хорошая ситуация. Нас привела нищета, стало очень трудно жить. При зарплате 50–70 тысяч тенге месяц невозможно прокормить детей. Как проезд в автобусах может быть 150 тенге?! Только на проезд до работы и обратно я трачу 600–700 тенге в день, на работу добираюсь из пригородного Акжара, — говорил мне один из стоявших на площади Жомарт Картбаев.

Таких коротких рассказов на моем диктофоне десятки.

Журналистика делает человека скептиком. Иногда собеседник говорит одно, но невольно подмечаешь, как проскальзывает фальшь: нотки в голосе, выражение глаз, жесты, брошенные мимолетно фразы.

В слова стоявших на площади верилось. О трудностях они говорили просто и без утайки. Я вглядывалась в их лица, пытаясь поймать на неискренности. Но в глазах видела только страх с примесью надежды.

Здесь были и те, кто пришел с политическими лозунгами. Протест против цен перерос в нечто большее. Люди требовали отставки президента Токаева, правительства и акима Актюбинской области Ондасына Оразалина. Настаивали на том, что экс-президент Нурсултан Назарбаев должен окончательно уйти из политики.

Ни аким области, ни его заместители за эти дни к митингующим ни разу не вышли. Время от времени появлялся только аким Актобе Асхат Шахаров.

ЗАДЫХАЮЩИЕСЯ ОТ ГАЗА ЛЮДИ ЕЛИ СНЕГ

Протесты в Актобе усилились днем 5 января. Около 12:30 по местному времени от митингующих отделилась группа молодых людей и начала выламывать двери и бить окна областного акимата. Они также разгромили заграждения по краям лестницы.

Во время атаки ее участники начали наносить удары сотрудникам полиции, которые стояли около дверей акимата, и спустили их по лестнице высотой около метра. Позднее в акимате сообщили, что ущерб зданию составил 300 миллионов тенге.

Члены агрессивно настроенной группы, напавшие на акимат, были в приспущенных головных уборах, лица были частично прикрыты. Других демонстрантов, которые кричали им: «Не глупите! Вернитесь! Это не правильно!» — они не слушали.

Около 12:40 со стороны акимата по протестующим начали стрелять резиновыми пулями. Затем применили слезоточивый газ. Люди не расходились. Около 14:20 все повторилось. Вновь в ход были пущены резиновые пули и газ.

В истории Актобе такой силовой метод разгона митингующих никогда раньше не применялся.

Люди кашляли, ловили ртом воздух, по щекам катились слезы. Они хватали и ели снег.

После изучения разбросанных по площади остатков спецсредств мы узнаем, что силовики применяли Condor non-lental technologies и Anti-riot cartridges PKK-12.

Силовой разгон не снизил накал протестности. На следующий день, 6 января, люди вновь были на площади. В руках у некоторых можно было заметить универсальные фильтры. Несшие их, наверное, полагали, что силовики вновь будут распылять газ.

Но 6 января силовиков на площади не оказалось. Акимат охраняла группа людей, называвших себя «членами инициативной группы».

7 января в городе началась «спецоперация». Против людей в третий раз за несколько дней применили резиновые пули и газ.

СТРАХ ОДНОГО ГОРОДА

В начавшемся хаосе один из демонстрантов бежал с места митинга на своей машине и сбил человека. Этот эпизод попал на камеру. По данным актюбинской полиции, пострадавший — сотрудник полиции. В настоящее время он находится в больнице скорой медицинской помощи.

По официальным данным, в ходе январских событий в Актобе пострадали 14 сотрудников правоохранительных органов. Общее количество людей, которых увезли с площади на машинах скорой помощи, — 62. После протеста полиция Актобе возбудила 11 уголовных дел. Сотни протестующих были привлечены к административной ответственности. В полицейские участки доставлено около тысячи человек.

По официальным данным, в Актобе не зарегистрировано ни одного летального исхода. Тем не менее трудно описать те переживания и страхи, которыми были охвачены сотни семей. Моя несовершеннолетняя дочь была в ужасе после просмотра видео в Сети и все эти дни отказывалась спать одна. Она боялась, что я могу не вернуться с работы, и засыпала, только крепко обняв меня за шею.

«Мама, не ходи на площадь! Если не пойдешь на площадь, я целый месяц буду мыть посуду сама, все заботы о кошке возьму на себя. Во что бы то ни стало исправлю четверки в прошлой четверти на пятерки», — умоляла она.

Моя 70-летняя мама, страдающая сердечным заболеванием, в эти дни горстями пила таблетки и время от времени вызывала скорую помощь.

Схожие страдания, думаю, испытывали близкие всех, кто в те дни был на площади — по обе стороны баррикад.

Независимые журналисты, исполнявшие свои профессиональные обязанности в этот непростой период, оказались между двумя не понимающими друг друга «мирами».

Я провела на площади четыре дня. За это время ко мне подходили разные люди.

«Ты точно журналист? Покажи мне свой документ!» — говорили одни. Но были и те, кто, проявляя заботу, предлагал погреться в их машинах.

Во время протестов среди госорганов от предоставления информации не уклонялось только управление здравоохранения Актюбинской области. Пресс-служба полиции возобновила активность только после завершения митингов 7 января.

Сейчас Актобе постепенно возвращается к нормальной жизни. Над нами не летают военные вертолеты, открыты супермаркеты и банки, дети вернулись в кружки. Город становится прежним и узнаваемым.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».