7 декабря 2022, среда, 20:46
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Ольга Лаутман: Спецслужбы могут устранить Путина

23
Ольга Лаутман: Спецслужбы могут устранить Путина
Ольга Лаутман

Окружение главы Кремля понимает, что он ведет их под откос.

Старший научный сотрудник Центра анализа европейской политики (CEPA) Ольга Лаутман в интервью сайту Charter97.org высказала мнение, что объявленная Путиным мобилизация запустила обратный счет его правления.

— В чем причина создания совместной российско-белорусской группировке войск? Какова предполагаемая цель?

— Думаю, что цель Лукашенко — публично показать свою лояльность Путину, потому что на данный момент у главы Кремля все меньше друзей и очень мало людей на его стороне (посмотрите, что происходит в Казахстане, Таджикистане). Это что-то вроде заявления Западу о том, что Лукашенко и его режим на стороне Путина.

Будет ли у этого практический результат? Точно нет. Возможно, они создадут публично несколько небольших подразделений, чтобы продемонстрировать поддержку, но этом все. Я думаю, это просто для шоу. Не думаю, что тут есть какая-то логистическая ценность. Это не изменит траекторию войны и не поможет России воевать.

Убеждена, если бы Лукашенко отдал приказ о полномасштабном вторжении белорусской армии (а я не думаю, что это когда-нибудь произойдет), то ему пришел бы конец: белорусы просто перешли бы на другую сторону, они пересекли бы границу и помогали бы украинцам.

Белорусы ничего не имеют против Украины. Они не хотят воевать с Украиной. Это им совершенно незачем. У них нулевая мотивация. Между белорусским народом и украинским народом нет вражды. Во время акций протеста в Беларуси Украина с радостью открыла свои двери, помогла приехать белорусским активистам и журналистам.

— Итак, для чего нужна совместная российско-белорусская военная группировка? Для отвлечения украинцев?

— Думаю, чтобы отвлечь украинцев. Украина прекрасно осознает, что на границе с Беларусью с лета велась подготовка и что Путин давил на Лукашенко, чтобы тот ввел войска. Если начнется создание реальной угрозы на белорусско-украинской границе, то это временно отвлечет украинцев на наблюдение за этой границей и потенциально на ее защиту.

Думаю, на данный момент 90% того, что они делают, не имеет смысла: все для показухи и отвлечения внимания, чтобы мы терялись в догадках.

Если посмотреть на пропаганду, исходящую из Кремля: их кремлевские шоу, социальные сети — в ней нет смысла. Это для того, чтобы отвести внимание от того, что происходит, чтобы россияне не думали о потерях, о том, что обнаруживается, что их армия — не армия (когда начинают выдергивать людей из тюрем, то это не армия). А также для того, чтобы отвести внимание от хаоса внутри России — во времена Советского Союза невозможно было себе представить, чтобы что-то подобное происходило публично: военные спорят с Пригожиным, а Госдума подвергает сомнению действия военных.

В отношениях правительства, военных, спецслужб такой хаос, что они предпочли бы, чтобы мы говорили о какой-то странной объединенной группировке войск, а не о том, что происходит. А происходит то, что Украина ведет отличное контрнаступление, каждый день отвоевывая все больше своей территории, а также имеет возможность и будет продолжать отвоевывать и остальную территорию, оккупированную Россией с 2014 года, включая Крым.

— Какая самая большая непосредственная угроза со стороны России на сегодняшний день?

— Думаю, что по-прежнему самая большая угроза со стороны России (это не изменилось) — использование тактического ядерного оружия на территории Украины, потому что это должно вынудить Запад каким-то образом действовать. Они просто не смогут проигнорировать нечто подобное на европейской земле.

Так что, думаю, в этом есть самая большая угроза. Путин стар, ему нечего терять. Он может легко отдать приказ. И тогда все сводится к исполнителям: исполнят ли они приказ или скажут: «Знаете что, нет». На данный момент, никто не сможет предсказать, что будет из-за всех этих внутренних трений между госструктурами.

Помимо этого, они могут совершать диверсии, чтобы подорвать инфраструктуру в Европе, где они могут создать правдоподобное алиби.

Очень сомневаюсь, что русские хотят идти воевать с НАТО (с Польшей или с кем-то еще) — они даже не могут справиться с армией Украины.

— Как вы думаете, почему Путин не объявил полную мобилизацию на защиту «России-матушки»? Почему он выбрал частичную мобилизацию?

— Думаю, на него оказывалось большое давление изнутри, потому что контрнаступление со стороны Украины было таким быстрым и таким сильным. На самом деле, у него нет вариантов, кроме мобилизации или тактического ядерного удара. Оба эти варианта ничего не изменят на поле боя. Если Украина, например, подвергнется ограниченному ядерному удару на востоке или юге, украинцы не собираются сдавать свою страну. Если уж на то пошло, это придаст им больше решимости продолжать, говоря: «Видите, вот почему мы сражаемся, это угроза, с которой мы сталкиваемся».

Тоже самое и с мобилизацией. Я никогда не видела ничего подобного. Я говорила ранее: «В ту минуту, когда Путин подпишет приказ о мобилизации, вы можете начать обратный отсчет до его конца», — и это то, что происходит. Он создает в стране такую панику и такие условия, подобные на террор, что люди боятся пользоваться московским метро, откуда их могут выдернуть на мобилизацию.

У них абсолютно нет подготовки. Не хватает снаряжения, не хватает оружия, не хватает еды. На одном известном видео (я проверила, оно оказалось правдой) недавно мобилизованным людям рассказывают, что они должны попросить у своих матерей и жен тампоны, чтобы затыкать пулевые отверстия, потому что у них нет никакого оборудования для оказания первой медицинской помощи.

Таким образом, он просто вывозит людей из России в Украину на убой.

— Вы считаете, что, объявив мобилизацию, Путин начал обратный отсчет до своего конца?

— Да, конечно. Россиян не особенно волнует, что их армия или страна делает за границей. Россия устраивала зверства в Чечне, Грузии, Сирии, Украине, и, как правило, есть горстка неравнодушных, но по большей части остальная часть страны занята собой. Но как только стучатся в их двери, они начинают действовать. Наблюдается хаос в каждом регионе: горят военкоматы, в Усть-Илимске человек зашел в военкомат и застрелил комиссара, в Санкт-Петербурге хаос, в Москве хаос — мобилизация так выглядеть не должна.

Я видела, как мобилизованный айтишник из «Сбербанка», который никогда не держал в руках оружия, сказал: «Ну, пожалуй, пойду». Какая от этого польза? Отправка большого числа необученных людей, у которых нет надлежащего оборудования, не поможет. Это не стратегия.

Не вижу, что бы это как-то изменило ситуацию, кроме приведения в ярость русских внутри страны.

— Как выглядит вероятный конец Путина? Полный уход из Украины и временное удержание власти? Трагический, драматический конец в стиле Каддафи? К чему все это идет?

— Для Украины конец — это когда российская армия, все до единого, покинут оккупированную территорию. Украинцы не остановятся, пока не обезопасят Крым, Донбасс и всю свою территорию. Вот какой будет конец. Несмотря на то, что многие на Западе в последние несколько недель все громче призывают к переговорам, украинцы отвоевывают все больше территорий и не собираются садиться за стол переговоров.

С другой стороны, в конечном итоге контролируют Россию спецслужбы. В какой-то момент они могут устать от Путина, потому что он ведет их под откос. Устранение может прийти изнутри. И если это произойдет, то — несмотря на то, что многие говорят, что есть много людей хуже, чем Путин — уверена, что с такими тяжелыми потерями, которые имеют место быть, если путинский режим завтра рухнет, война прекратится.

Исчезнет ли долгосрочная угроза? Нет. Но временно война прекратится, потому что им нужно будет продумать всю краткосрочную логистику и, возможно, даже попытаться снова завоевать благосклонность Запада, отступив, пойдя на уступки и сваливая все на путинский режим.

— Путин годами отбирал силовиков, очень лояльных, и вероятность переворота изнутри кажется довольно низкой?

— И да, и нет, потому что, если посмотреть на советскую и российскую историю, все лояльны до того момента, пока не перестают быть лояльными. Это очень жестокая страна. Многое там основано на выживании. В одну минуту олигарх пользуется благосклонностью Путина, в следующую минуту его сажают в тюрьму, а его активы конфискуют по обвинению в каком-то убийстве 1990-х годов.

Это такое параноидальное общество, оно родом из Советского Союза — ничего не изменилось. Думаете, Шойгу, Герасимов и все остальное высшее руководство не понимают, что Путин может устранить их так же быстро, как и всех остальных, несмотря на их лояльность, только за провал этой операции?

В стране нет настоящей лояльности. Когда у кого-то власть и полный контроль, люди к нему стремятся, но тогда он проигрывает и делает много ошибок (невозможно нанести России больший ущерб, чем нанес он, даже для своего ближайшего окружения) — люди склонны к изменению точки зрения.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».