1 февраля 2023, среда, 12:44
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Операция по принуждению к «спецоперации»

5
Операция по принуждению к «спецоперации»
Ирина Халип

ФСБ орудует в белорусских городах.

Раньше они кучковались преимущественно в Гомельской области, вокруг своей границы. Теперь дошли до Гродно. Подозреваю, впрочем, что они уже повсюду, только мы этого не замечаем, ведь у них тоже одна голова, две руки и две ноги – самая что ни на есть удачная маскировка.

Я не про зеленых человечков, я про ФСБ.

В среду в Гродно сотрудники ФСБ задержали активиста и поэта из Санкт-Петербурга Даниила Кринари. Судя по всему, из Гродно Даниил собирался добираться до Польши или Литвы. В России он уже был подозреваемым по уголовному делу. 6 марта, накануне антивоенной акции, в одно из отделений полиции Санкт-Петербурга поступил анонимный звонок о минировании. Тогда полицейские прошлись с обысками и задержаниями по адресам местных оппозиционеров, успевших высказаться против войны. Потом они использовали этот метод перед каждой акцией протеста. 24 сентября, накануне большой акции против мобилизации, задержали Даниила Кринари, журналистку Викторию Арефьеву (ей выломали дверь) и еще девять питерских активистов и правозащитников – якобы по делу о телефонном терроризме. 11 задержанных отправили на 48 часов в ИВС. Спустя двое суток их выпустили в статусе подозреваемых под обязательство о явке. Вероятно, Даниил предполагал, что дело о телефонном терроризме – это такая обычная для спецслужб «отмазка», которая позволяет врываться с обысками, выносить из дома технику и телефоны и стряпать ударными темпами новые уголовные дела. Потому и исчез из Питера.

Его не вызывали на допросы и не объявляли в розыск. По логике, если бы находящийся под подозрением россиянин скрылся, его должны были объявить в розыск – сначала федеральный, потом межгосударственный. А там уже и белорусские «союзники» подключились бы. Они вообще сотрудничают по-всякому, меняя сценарии. Иногда дарят друг другу подарки, как, например, вышло с Игорем Олиневичем во время его первого ареста – просто задержали в Москве, надели мешок на голову да и довезли на микроавтобусе до самой белорусской границы, где передали дорогим соседям. Иногда уводят прямо с посадки в самолет к другому рейсу, как журналиста Геннадия Можейко, и вместо Варшавы отправляют в Минск, где его уже встречают с готовым автозаком. Иногда, к всеобщему удивлению, включают режим выполнения всех бумажных процедур, как в случае с Яной Пинчук, которую задержали по запросу белорусского СК и почти год держали в СИЗО Санкт-Петербурга, пока шли суды по поводу экстрадиции. Адвокаты белоруски оспаривали решение об экстрадиции в трех инстанциях. Яну все-таки экстрадировали, но не с мешком на голове. Это не утешение, конечно, да и я не для того вспоминаю эти случаи – просто напоминаю, что методы могут быть разными. Можно вспомнить и украинца Павла Гриба, которого в 2017 году ФСБшники задержали в Гомеле и вывезли в Смоленскую область. Но тогда они, по крайней мере, делали вид, будто их в Беларуси вовсе даже и не было. Не зря же местом проведения своей тогдашней операции они выбрали не Минск или Гродно, а Гомель, куда заманили украинца: Россия рядышком, если что, скажут, будто шли за грибами, заблудились и вышли к гомельскому вокзалу.

А теперь они и до Гродно добрались. Даниила Кринари привезли не в родной Санкт-Петербург – его привезли в Москву, а меру пресечения будет выбирать Лефортовский суд. Значит, именно в Лефортовской тюрьме – СИЗО ФСБ, аналог белорусской «американки» - он и будет сидеть. Так что операция по захвату Кринари была разработана заранее и в деталях. И сотрудники ФСБ не заманивали его на границу с Россией, а спокойно проследовали туда, где находился Даниил, и так же спокойно схватили человека в чужой стране, за несколько сотен километров от российской границы. Если кто-нибудь думает, что Беларусь не участвует в войне против Украины, - вот вам главное доказательство: ФСБ, орудующая в наших городах. Слов, протоколов, объявлений вовсе не требуется.

Официально войны нет вообще. В России до сих пор она называется специальной военной операцией. Войну в Чечне там официально называли контртеррористической операцией, а войну в Грузии – операцией по принуждению к миру. Похоже, регулярные встречи Лукашенко и Путина, их бесконечные телефонные разговоры и шушуканье на полях всевозможных саммитов СНГ, ОДКБ и ЕврАзЭС – это такая тихая ползучая фаза принуждения к спецоперации. А судя по тому, как спокойно и уверенно действуют на нашей территории ФСБшники, фаза удалась.

Ход за нами.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».