17 мая 2022, вторник, 14:20
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Начать блицкриг и все закончить матом

11
Начать блицкриг и все закончить матом
Владимир Халип

Железная орда увязла в украинском черноземе.

Путинские войска взяли штурмом музей. Билеты, естественно, не покупали. Увидели и вошли. После двух недель грязной и бессмысленной войны очень хотелось чего-то большого и чистого. А тут, откуда ни возьмись, замок на пути. Настоящий. С ударением на первом слоге. Сначала подумали, что это ловушка какая-то. Замысловатая, с подвохом. Войдешь, а выхода нет. А потому для начала долбанули по внезапно возникшей цели, как следует. А потом, как положено, выломали дверь. Вошли. И охренели. Батюшки, да никак музей! И чего там только нет. Командир очнулся первым. Матерился долго. Но закончил четко, конкретно, без балды: «Все брать!»

Работали упорно, торопливо, слаженно. Бэтээры и бээмпэшки заполнили под завязку. Ничего не забыли, ничего не оставили. И пошли дальше, как и было им приказано. Только в Фейсбуке остался отчаянный пост Анны Головко, директора этого музея. «Срочно. Только что оккупантами был ограблен музей-заповедник «Усадьба Попова». Вынесено все, что можно взять в руки и сумки. Оргтехника разбита и растоптана ногами. Выломаны все двери, разбиты окна. Уничтожено все, что попалось им на пути».

Досталось этому музею на его долгом веку. Богатая усадьба еще восемнадцатого столетия. А главный дом построили в 1894 году. И не просто дом – замок. Как и принято было, заложили пейзажный парк. Совсем не для того, чтобы утереть нос соседям. И прежде в имении хватало диковинок. Но Последний владелец усадьбы Юрий Попов был страстным коллекционером. Его собрание и стало основой музейной экспозиции. А к тому же там была еще и большая библиотека и даже обсерватория с настоящим телескопом. Вот такой своеобычный возник тут усадебный дом.

А потом пришли мародеры. Они посещали музей и в 1918, и в 1919 годах. Работали так же старательно, как и нынешние. Унесли даже до крайности своеобычный экспонат – мраморный унитаз, созданный неведомым мастером. Странный все-таки выбор, вот зачем большевикам понадобился такой одиозный предмет? Похоже, какой-то сакральный смысл в этом все-таки был. Потому что уже в наше время какие-то местные жители, возможно, даже потомки тех любознательных большевиков, передали безвозмездно экспонат возрожденному музею.

Однако нынешние пришельцы их явную ошибку поспешили исправить. И этот экспонат, в числе прочих, унести не забыли. Зачем?.. Ответа нет. Похоже, и это одна из тех тайн непостижимой ордынской души, которую так долго и безуспешно пытались разгадать мыслители стран далеких и близких. Если этой душе один хрен, куда стрелять, по музею или по жилому дому в спальном районе, выдумывать загадки и пытаться заглянуть в ее сумрак бессмысленно. Едва ли там обнаружится что-то, кроме все того же многоэтажного мата, сопровождающего неотступно эти кромешные войска.

В Чернигове они раздолбали известный музей Тарновского. Старинное здание. Как на грех, большие окна. Когда открывали музей в 1902 году, Василий Тарновский едва ли мог предполагать, что это здание, предназначенное для его уникальной коллекции древностей, окажется на линии огня. И земляки народной художницы Марии Примаченко, когда строили музей для ее картин, даже в тяжком сне едва ли вообразить могли, что этот их щедрый дар помешает пролету каких-то российских снарядов. Все свои 88 лет она прожила в родном селе Болотня. Это село почти на границе с запретной чернобыльской зоной. А городской поселок Иванков, где построили этот музей, неподалеку. И кому могло прийти в голову, что и туда однажды заглянут оккупанты.

Возможно, никто из них даже не знал, кто такая эта Примаченко. И что еще в 1937 году на Всемирной выставке в Париже ее творчество было удостоено золотой медали. А Пабло Пикассо, посмотрев ее картины, сказал: «Я преклоняюсь перед талантом этой гениальной украинки». Конечно, российские артиллеристы могли об этом и не знать. Но те, кто приказал поразить намеченную цель, не могли не знать, что в краеведческом музее не прячут вертолеты или установки «Град». А если не знали, то значит разведка у них в таком состоянии, что в серьезные баталии лучше не соваться. И тем более – в уникальные провинциальные музеи.

А вот о художественной галерее в Харькове не знать высоким чинам, к тому же военным, стыдно. Прежде чем в приступе неодолимой обиды за встречу без цветов и рушников нацеливать крылатые ракеты на центр города совсем не помешало бы хотя бы мельком взглянуть на карту. А если нет под рукой, не полениться хотя бы туристический план города приобрести в киоске. Наверняка там отмечен и художественный музей. Казалось бы, чего туда палить, даже если перебрал намедни. Но вот рванули две могучие ракеты совсем рядом. Сотрудники музея свое место работы таким никогда не видели. Напрочь выбиты все окна. Стекло рассыпано по залам. А на дворе – еще вполне зима. Как тут спасать известные полотна? Куда тащить и где укрыть, если варвары пришли?

Разумеется, это была ошибка. Поразить намеревались совсем не эту цель. И мало ли там в Харькове известных зданий, куда шарахнуть пришельцу одно удовольствие. Но к Дюреру или к кому-то там еще из великих мастеров у оккупанта высокого чина особых претензий нет. А вот с известным художником Ильей Репиным – уже иное дело. В этой галерее совсем еще недавно можно было увидеть его известную картину с козаками, которые пишут письмо турецкому султану. Вроде все вполне невинно. И даже патриотично. Но надо же помнить, какие нынче времена. Кто же не знает текст этого письма! И кто сегодня может поручиться, а тем более в Украине, что по указанному адресу оно дойдет именно к султану? А если прямо в главный бункер попадет – там же все один к одному!

Уже вроде бы известно миру, что затевать новую войну в Европе – глупое занятие. Однако мелкий гэбэшный чин, волею судеб вознесенный в крутую власть, на этот счет имел иное мнение. И собрал на границе с Украиной даже не войско, а настоящую орду. Все продумали и просчитали его генералы. Они были так уверены в своих расчетах, что уже на четвертый, а то и на третий день вторжения назначили парад победы. Не где-нибудь, а в Киеве, на Крещатике.

Но почему-то все у них пошло не так. Железная орда увязла в украинском черноземе. И тогда вперед вышли мародеры. Оголодав, занялись отловом кур и грабежами. И в бессильной злобе принялись расстреливать ракетами родильные дома, многоэтажки в спальных районах и, конечно же, музеи. Находили и новые объекты. Верные долгу путинские ассы точно рассчитали, куда попадет их очередная бомба, сброшенная ими на разоренный Мариуполь. Разумеется, в театр, в подвалах которого укрываются обычно при обстрелах женщины и дети. А в Чернигове и вообще сорвались с тормозов - расстреляли очередь за хлебом. Такие вот войска.

А время безжалостно отсчитывает дни. Пошла уже третья декада этого безумного вторжения. И пора бы подумать, а что будет, когда эта волна отчаяния, злобы, обиды за обман и пережитые унижения вернется за черту, которую 24 февраля путинские войска так опрометчиво пересекли. И вся эта орда со своей неукротимой яростью и ее мерзейшим матом хлынет в обратном направлении – туда, где бункер.

Цунами отдыхает.

Владимир Халип, специально для сайта Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».