20 мая 2022, пятница, 14:48
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Белорусский доброволец: Мы вызвали огонь артиллерии на себя

24
Белорусский доброволец: Мы вызвали огонь артиллерии на себя

«Для белорусского народа он должен быть героем!»

Телеграм-канал белорусских добровольцев в Украине опубликовал рассказанную от первого лица историю белоруса, воющего за Украину:

— Зовут меня Денис. Позывной мой “Кит”. Приехал в Украину я еще в 2015-м году, чтобы защищать её целостность и свободу. На тот момент я уже понимал, что от судьбы Украины будет зависеть также судьба и моей страны. Мы прошли тогда те тяжкие часы - сейчас ситуация повторилась. Имея боевой опыт, мы не можем оставаться в стороне - было принято решение, что мы будем стоять до конца.

Бой под Бучей 3 марта начался около 3 часов дня

Ветераны Азова сказали, что за всю историю войны в Азове не видели ничего более жестокого, чем это. И то, что мы выжили, в это никто не верил. Я, должен признаться, тоже не верил...

Мы поделились на группы и выдвинулись на Бучу. У нас было два сектора, за которыми мы должны были наблюдать. Приблизительно в два часа дня завязался плотный бой. Мы дали отпор. Подбили некоторое количество техники врага. Враг понёс потери и решил кинуть все силы на нашу группу. Очнувшись в больнице, я услышал, что мы наткнулись на колонну, численность которой гораздо больше нашей: там было около 70-100 единиц техники, также им помогала артиллерия. Как я услышал, это были кадыровцы в перемешку со спецслужбами.

Мы приняли бой и отодвинули противника. У нас было два варианта: обороняться и брать смело бой до конца, либо под угрозами пушек и танков бежать в чистое поле и спасать личный состав, что очень рискованно и опасно. Наши командиры приняли решение принимать бой. Когда мы укрепили позиции, начался жёсткий обстрел. Сразу же было несколько тяжелых трехсотых, несколько двухсотых. Было понимание, что вражеская техника настроена идти на нас, но пока не было понимания, как мы можем противостоять. Да, мы их разозлили и шокировали, но на тот момент не было ясно, как мы можем обороняться. Мы сразу же вызвали забрать группы трёхсотых, после чего приехали машины за ними. Всех тяжелых загрузили, остались двухсотые и легко раненые трёхсотые. Один из командиров приказал мне проверить с одного из домиков направление Бучанской трассы, по которой должны были ехать наши машины, чтобы забирать раненных. Я зашел в этот домик, после чего услышал гул. Я увидел технику с буковой “V”. Понял, что это не наши и побежал к нашим раненым, чтобы сообщить, что нас окружают. И в этот же момент начинается стрельба по нашим домикам. На тот момент Илья “Литвин” уже был мёртв. Я бегал и долго искал его, так как мы вдвоем работаем и он мой побратим. Я нашел его и по состоянию его понял, что он погиб. Я его оттянул в другое место и ждал “броню”, чтобы увезти наши тела.

Вызываю огонь на себя

Когда нас начали окружать, группа, которая осталась в живых (11-15 человек) укрылась в одном из домиков. Враг просто расстреливал наши здания с танков, БТРов, гранатометов. Каким-то чудом, кто-то из нас вышел. Мы распределились по секторам и держали в круг оборону около 10-12 часов. Из воды и еды было только безалкогольное пиво. Раненым мы оказали первую помощь. Наш командир-стрелок был тяжело ранен и держал оборону до конца. После того как мы сдержали первую волну врага, они хотели нас дальше “выкурить”: закидывали гранатами, рпг, надеясь, что мы будем выбегать из здания. Нами было принято решение действовать максимально тихо. Сымитировать, что нас ликвидировали. После - отряд врага попытался начать зачистку уже пехотой. Мы встретили, дали бой, отомстили за наших. Потом поняли, что “броня”, которая должна была за нами приехать, вступили в бой с врагами. Мы поняли: нет, никто за нами не приедет. После этого осознания наш командир “Маугли” сказал: «Ребята, я вызову артобстрел на нас. Это единственно правильное решение. Мы вызываем артобстрел и готовимся терпеть». После того как артиллерия наша отработала, вражеская техника уехала. Нам не было ясно, куда, так как половина людей уже была дезориентирована. Но мы приняли решение сделать абсолютную тишину. Раненые, скрипя зубами, терпели боль. Стрелять только в том случае, если тебя увидели.

Необычное то ощущение, когда ты уже записываешь себя в двухсотые. Я уже был рад, когда по нам стреляла артиллерия. Я уже просто думал: 50 на 50. Выживем - отлично. Не выживем - так героически погибнем. Мы знали, на какой путь становимся. То, как мы вышли оттуда и то, как герои пали там, это достойный поступок.

Одному из парней из ЗСУ удалось наладить контакты, чтобы нас забрали. Пришла глубокая ночь. Некоторые ребята за это время умерли. И таких ребят было немало. Выяснилось, что техника врага ушла. Мы взяли всех трёхсотых и на максимальной тишине стали выдвигаться из этого горящего дома. Мы двигались скрипя зубами где-то километра два. Когда мы увидели наших ребят, эти эмоции просто не описать. Они тоже были мягко говоря офигевшие. Я понял: есть надежда выбраться. До этого вообще никто не верил, что мы выйдем оттуда.

Дотянули мы раненых до гражданского долгожданного автобуса. Наконец-то выдвинулись. Оставалось только надеяться, что нас не подобьют по дороге. В госпитале нам оказали первую медицинскую помощь, в первую очередь, тяжело раненым. Я легкий, у меня только рука. Старался другим помогать. Дальше дело оставалось только за транспортировкой.

Ранения

У меня осколочное ранение (два осколка, один их них достали). Я его получил, когда произошел взрыв. Я отвернулся и только почувствовал, что что-то прилетело в руку. Не знаю, что именно это было. У меня в кармане был паспорт и в него тоже попал осколок. Я перебинтовал себя и одной рукой держал автомат, контролировал сектор и помогал как мог.

Враг

Это были 100% “русаки”. Когда они нас окружили, я увидел российские шевроны. Они думали, что нас подбили и хотели добивать. А мы оттянулись и ждали их. Мой побратим услышал, что они идут со двора, сыграл на опережение, вышел и еще двоих положил. Я слышал, как один из русаков кричал, — «Добейте меня! Суки, добейте меня...».

Был настолько близкий бой, что даже один наш боец ликвидировал врага ножом.

Я знаю точно, что российские военные знают, куда едут и куда они стреляют А стреляют они куда захочется: в жилые дома или куда угодно. Они в принципе не парятся чем и куда стрелять. Стреляют самым мощным, что у них есть. Однако сам момент, когда им даешь отпор, этому нельзя научить и это чувствуется. Когда мы дали отпор, они не ожидали, чтобы пехота может дать отпор военной технике. Моральная составляющая и дух на нашей стороне. Как показала практика, это куда более важно, вкупе с профессиональными навыками, чем просто единицы техники у немотивированных бойцов.

«Литвин» - беларусский доброволец Илья Хренов

Когда начался первый бой, когда мы дали отпор, русская армия сначала растерялась и начала хаотично работать. Мы в это время с «Литвином» держали другой сектор. По нам работал снайпер. Мы подползли к командиру орудия и сказали, что нужно отступать. После этого «Литвин» выбежал на дорогу и отработал с РПГ русскую военную технику. Мы все побежали в дом. Я находился в здании, когда прогремел взрыв. Я знал, что «Литвин» находится где-то на улице. После этого забежал командир и сказал всем спуститься в бункер. В бункере мы привязали трехсотых, после чего я начал искать «Литвина». Мне важно было его найти. На улице я уже увидел его лежащим рядом со входом, куда прилетел выстрел. Я понял, что «Литвин» 200. С его телом было все нормально, его не раскорячили. Мы оттянули его тело к ёлочкам и стали дожидаться транспорта, но так и не дождались.

Что я могу про «Литвина» сказать? Друг. Брат. Побратим. Воин. Веселый. Бесстрашный. Душа компании. Для белорусского народа он должен быть героем!

Я хотел бы призвать белорусов. Во-первых: вас не должны связываться с этим усатым. Вы - беларусы. Вы – литвины(от исторического - жители Великого Княжества Литовского) . Так и поступил мой побратим. Беларусы не идут войной на Украину. Беларусы не идут войной вместе с Россией. Беларусы - отдельный народ, братский с Украиной народ. Беларусы обязаны противостоять этому всему российскому имперскому режиму и показывать оскал не в сторону Украины, а в сторону российской империи.

Я ни секунды не жалею, что пошел в этот бой. Я больше скажу, я горд за всех тех, кто был со мной в этом бою. Потому что мы дали хороший отпор, который численно был нас больше.

Врагу, у которого техники было во много раз больше. И такие сильные духом люди как «Литвин», доказывают, что даже пехота без техники могут развалить любую технику, если есть за что сражаться.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».