17 мая 2022, вторник, 13:46
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Народный политзек

19
Народный политзек
Николай Автухович

Николай Автухович снова на передовой.

На этой неделе главными новостями в Беларуси стали назначенная дата суда над Николаем Автуховичем и принятые «палаточниками» поправки в уголовный кодекс, предусматривающие смертную казнь за подготовку террористического акта. И очень многие белорусы задались вопросом: а не ради Автуховича ли эти поправки срочно принимаются?

Вопрос вовсе не праздный и даже в некоторой степени риторический. Дело в том, что Николай Автухович с режимом ведет даже не борьбу, а смертный бой. Он – фигура настолько масштабная, что его трудно даже поставить в один ряд с кем бы то ни было из соотечественников. Он такой один – бесстрашный, как берсерк; справедливый, как Фемида; бескомпромиссный, как якобинец. И мне жаль, что те, кто родился в девяностые или на рубеже веков, даже не знают, что Николай Автухович ведет свой бесконечный бой уже почти двадцать лет – без продыха, без компромиссов, без остановок.

Многие, вероятно, не помнят, что таксисты в белых отглаженных рубашках на «Мерседесах» – это вовсе не появившийся лет десять назад «премиум-класс» с соответствующим тарифом. Такие водители развозили жителей Волковыска еще в конце девяностых, когда по Минску ездили преимущественно грязно-желтые «Волги». А ту волковысскую службу «Такси 22222» создал ветеран афганской войны Николай Автухович. И водителями там были преимущественно «афганцы» - такие же солдаты, которым он дал возможность работать и зарабатывать. Тогда-то на него и обратило внимание государство – оно и в те времена не любило всякого, кто выделяется.

Тогда был тот самый момент, когда Николай еще мог интегрироваться в систему и заниматься бизнесом в свое удовольствие. Нужно было только правильно воспринять сигнал и начать заносить, подносить, приносить – в начальственные кабинеты, с поклоном да робкой улыбочкой. Но он пошел в бой. И, разумеется, сел в тюрьму. Это был 2005 год. Политзаключенный тогда считался редким биологическим видом.

Автухович голодал в Гродненском СИЗО 74 дня. Сначала его просили прекратить голодовку родственники. Потом – сослуживцы. К исходу второго месяца, когда врачи сказали, что в организме Автуховича начались необратимые процессы, и каждый день может стать последним, жители Волковыска написали письмо Александру Лукашенко. Под этим письмом подписались больше тысячи человек: «Мы, нижеподписавшиеся воины-интернационалисты и простые жители Волковыска, знаем Николая Николаевича Автуховича как честного и принципиального человека, который всегда держал свое слово. Мы знаем его как воина, прошедшего пекло войны в Афганистане, награжденного десятью правительственными наградами, в том числе и боевыми – орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За отличие в воинской службе». Мы обращаемся к вам с просьбой спасти жизнь этого человека. Ни один житель города не сделал для Волковыска столько полезного, сколько сделал Автухович. Кроме того, сам Автухович никогда не афишировал это. Он просто делал добрые дела».

Потеряв 38 килограммов, Автухович оказался в тюремном госпитале. 26 декабря 2005 года ему изменили меру пресечения и перевели под домашний арест. Но это был не жест доброй воли и уж тем более не реакция милосердного Лукашенко на письмо горожан. Просто под Новый год возиться с доходягой, который в любой момент может умереть, – к чему вертухаям лишняя головная боль?

Суд был назначен на 9 февраля. Однако обвиняемый в суд не явился. Он просто исчез. Впрочем, как настоящий солдат, дисциплинированный ветеран войны, Автухович не пропал без всяких объяснений и прощаний. Он написал прощальное письмо-рапорт генпрокурору: «Я, гражданин Республики Беларусь, предприниматель Автухович Николай Николаевич, делаю официальное заявление о том, что не могу, не хочу и не буду больше терпеть беззакония против нарушения конституционных прав простых людей. Чиновники, как беспомощного зверя, загнали меня в угол, чтобы надолго запрятать в тюрьму. За три года репрессий чиновники должны были понять, что я их не боюсь, потому что правда на моей стороне. Бороться за эту правду буду всегда, пока не восторжествует справедливость. А те, кому это не нравится, и есть те самые коррупционеры и трусы. На колени перед произволом не встану».

Николай никого не просил о помощи. Не обращался к журналистам и правозащитникам. Он просто исчез, оставшись воином-одиночкой. Ему не нужны были помощь, сочувствие, паблисити. Он предпочел борьбу один на один: Автухович против государства. Конечно, его объявили в розыск, и ориентировки висели в каждом отделении милиции. В них под паспортной фотографией Николая было написано: «Автухович Н.Н. негативно относится к существующему политическом строю и главе государства».

Второй раз Николая арестовали 8 апреля 2006 года – в Минске, на улице. Вернули в гродненскую тюрьму. Дали три с половиной года лишения свободы. После освобождения он и года не пробыл на свободе – был вновь арестован, на этот раз за подготовку теракта: будто бы Николай планировал теракты в отношении председателя гродненского облисполкома и замминистра по налогам и сборам. В итоге его осудили за хранение пяти патронов к охотничьей винтовке и дали пять лет строгого режима. В гродненской тюрьме Николай «вскрылся» в 2013 году – это была его реакция на издевательства со стороны администрации. Единственный доступный протест для такого, как Автухович: опасный для жизни, рискованный, чреватый последствиями - от добавления срока до психушки. Но он по-другому не научился – только в открытый бой, пусть даже смертный.

Сейчас он снова на передовой. Суд назначен на 16 мая. И судить Автуховича будут уже по десяти статьям УК, включая терроризм и измену государству. Не сомневаюсь, что в сухом остатке окажется какой-нибудь забытый патрон от охотничьей винтовки, как это уже было в 2009 году. Правда, и режим уже не тот, что прежде, - мышей не ловит, патроны не ищет, а просто переносит на бумагу собственные ночные кошмары. По этим ночным кошмарам, теням на стене, мерещащимся в темноте голосам и выносятся приговоры.

Я только не могу понять, почему Николай Автухович до сих пор не признан политзаключенным. Впрочем, ему это глубоко безразлично. А для белорусов он и без всяких признаний - политзаключенный и герой. Наивный, отважный, бескопромиссный. Солдат, предприниматель, политик. Словом, самый что ни на есть народный политзек.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».