27 июня 2022, понедельник, 5:45
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Погнали наши городских

20
Погнали наши городских
Ирина Халип

Рассказывайте сказки дальше, Александр Григорьевич

Люблю я, когда Лукашенко начинает циферками речь пересыпать. Во-первых, это красиво. Во-вторых, смешно. В-третьих, отлично организует досуг: едешь себе потом в трамвае или стоишь в очереди к кассе супермаркета – тут-то и начинаешь эти циферки складывать да перемножать, чтобы найти в них какой-нибудь смысл и время провести с толком.

Вот и на этот раз я очень даже хорошо время провела. Сказал на днях Лукашенко, что при каждом сельсовете нужно иметь народное ополчение – «немного, 50 человек, но они должны иметь свое оружие где-то на складе». Отличная идея, спасибо. А теперь давайте циферками побалуемся.

В Беларуси – 1365 сельсоветов. 50 человек в каждом вооружить – получается 68 250 человек. Ну ладно, для ровного счета отбросим 250 – должен же кто-то заболеть, умереть или за пивом убежать. Пусть число будет круглым. 68 тысяч вооруженных сельчан. Больше, чем белорусская армия. И сюда еще города не включены, а нам в столицах, областных и районных центрах тоже гранатометов хочется. Так что считаем дальше. Соотношение сельского и городского населения в Беларуси – 22:78. То есть если государство вооружает 68 тысяч сельских жителей, это всего 22 процента от народного ополчения. А городским, между прочим, тоже причитается оружие. Иначе несправедливо получится: враг, стало быть, наступает, селяне изящно отстреливаются и отстаивают свои сельсоветы, не пропускают врага. А что тем временем будут делать городские? Прятаться в смузичных и кальянных, пока враг марширует по улицам, потому что у них, у городских, оружия нет. Но ополчение на то и ополчение, что родину защищают все. И городской, пусть он даже пьет мохито и катается на лонгборде, имеет такое же право на оружие. Считаем дальше: если 68 тысяч – это 22 процента от народного ополчения, то полный стопроцентный комплект – это 309 тысяч белорусов. Соответственно, доля городского населения в народном ополчении – 240 тысяч человек. Вот теперь формула сложилась.

Итак, при армии численностью 65 тысяч у нас ожидается народное ополчение, вчетверо превосходящее эту армию. И это еще без учета обещанных Александром Григорьевичем пяти тысяч вооруженных охотников под командованием Игоря Шуневича (во всяком случае, Шуневичу он обещал: «Будешь командующим этим корпусом или бригадой. Пять тысяч подготовленных людей - это сила») и двух тысяч вооруженных пожарных. Лично я бы на месте кадровых военных предпочла при таком раскладе сказаться больной и уползти в лазарет. Потому что любой военный поймет: ему тут делать нечего, нужно спасаться.

Украинцы записывались в тероборону, потому что враг перешел в атаку. Очереди стояли, далеко не всем оружия хватило, да и мотивация у украинцев была такая, что от восхищения плакать хотелось. И то всякое случалось – при уровне сознательности выше облаков. Жительница Житомирской области рассказывала мне: «У нас как раздали оружие, так мы, женщины, по вечерам дома прятались, а то соберутся мужики и давай палить в воздух». И это – украинцы, дисциплинированные, опытные, живущие в условиях боевых действий разной степени активности уже восемь лет. А теперь представьте себе 240 тысяч вооруженных белорусов – злых, ненавидящих власть, израненных 2020 годом. Не зря же Лукашенко предпочитает над ними на вертолете летать, а не по одним улицам ходить. В какую сторону повернутся стволы, понимает даже он.

А впрочем, цифры он всегда берет «с потолка», как и идеи. Потому что, если уж совсем честно, в каком сельсовете нынче можно найти 50 здоровых непьющих мужчин призывного возраста, которым можно доверить оружие? В Дроздах – может быть. Хотя вряд ли обитатели Дроздов рванут за оружием по разнарядке военкомата. Они при первом же шуршании повестки рванут на Лазурный берег, утирая пот и шепча проклятия в адрес тех, кто когда-то в 1994 году пошел и проголосовал.

Кстати, а когда сам Лукашенко в последний раз в деревне был? Или себя директором совхоза, молодым и полным сил, вспомнил? Так ведь ему оружие уж точно никто бы не доверил.

Хотя с возрастом, как известно, плохое забывается, собственные черты на старых черно-белых фотографиях кажутся значительными и даже героическими, как и родные места, где вечерами во время летней страды усталые хлеборобы собираются в клубе и до рассвета читают друг другу Байрона. В этой дивной стране за гранатометы и автоматы на сельском складе можно быть спокойными: сторож Пахомыч никогда не откроет односельчанам за поллитру склад с оружием, а сами они ни за что не пойдут в ночи после стихов Байрона стрелять председателя-скотину.

Рассказывайте дальше, Александр Григорьевич. Интересно, чем это все в вашем воображении закончится? Лично я бы предложила парад охотников под командованием Игоря Шуневича. Шуневич в форме НКВД, как обычно, а охотники в коротких штанишках, белых рубашках и тирольских шляпах с пером – как тот охотник из фильма «Обыкновенное чудо». И там сказка, и здесь. Но у нас красивее, по-моему.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».