14 августа 2022, воскресенье, 5:45
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Бильярд перед концом света

9
Бильярд перед концом света
Владимир Халип

Человечество наступило на старые грабли.

Обычный немецкий солдат с подоконника своей казармы всматривался в распахнутое окно полкового узла связи. Никаких секретов. Просто его друг, связист, обещал подать оттуда сигнал о том, что он там поймал несколько долгожданных минут. Именно тех, свободных, когда надо пулей метнуться к телефонной будке, затаиться и ждать. Пока тот установит связь.

«Я ждал, поглядывая на свои часы: минута, две, три, и я испугался, когда и в самом деле раздался звонок, и еще больше испугался, когда тут же услышал голос девочки из Кельна: «Мебельный магазин Майбах, Шуберт», и тогда сказал: «Ах, Мари, началась война, понимаешь, война», и она сказала: «Нет». И я сказал: «Началась, да, да», и тогда она с полминуты молчала, а потом спросила: «Приехать?», но прежде чем я успел, поддавшись порыву, ответить: «Да, да, да», в наш разговор ворвался голос какого-то офицера, видимо в большом чине: «Нам нужны боеприпасы, срочно нужны боеприпасы». Девочка сказала: «Ты слушаешь?» Офицер завопил: «Свинство!»; за это время я смог обдумать, что в ее голосе было мне чуждо, что меня пугало: в нем звучали брачные ноты, и я вдруг ясно понял, что мне не хочется на ней жениться. Я сказал: «Наверное, мы еще сегодня выступим». Офицер все орал: «Свинство!» Должно быть, покрепче он ничего не мог придумать, а девочка сказала: «Я еще успею на четырехчасовой, и тогда около семи я буду у тебя», но я сказал быстрее, чем позволяла вежливость: «Поздно, Мари, слишком поздно».

Генрих Белль, нобелевский лауреат. Автор всем известных романов «Где ты был, Адам?», «Дом без хозяина», «Глазами клоуна», «Женщины перед речным пейзажем», «Бильярд в половине десятого». А фрагмент взят из его рассказа «Когда началась война». Это еще не июнь сорок первого, а всего лишь последний день августа тридцать девятого года. Но какое убийственно точное слово на все времена: «Поздно!» Даже если кажется, что мы где-то далеко в стороне и времена уже совсем иные, и нас это все не касается, окаянное слово непременно возьмет свое.

Потому что все войны только кажутся разными. А по сути, они ужасающе похожи. Первая ли, вторая ли мировая – это миллионы погибших. Солдат, которых с трудом пытаются как-то сосчитать. И так называемых «мирных жителей», которые оказываются в итоге первой целью и объектом массового истребления. Сравнивая безумные цифры потерь, потом еще будут спорить, а что это было? Вторая мировая или всего лишь продолжение все той же первой, взявшей тайм-аут для восполнения живой силы и прочих резервов. Очень похоже, что война одна и та же. И конец ее пока не виден. А тут и новая подоспела, которой никто не ждал. Нелепый и безумный поход недобитого совка в Украину. Даже вообразить было невозможно, что кто-то может такую войну начать.

А вот решили и начали. Мир изумился: кому, зачем это надо? Да все тут проще простого. Сидел в норке старый дедушка и уныло всматривался в бункерную перспективу. И понял наконец, что он никому уже давно не нужен и неинтересен. Как чеховский Фирс, заброшен и забыт. Так почему же не напомнить о себе – громко и нахально? А заодно войти в историю. Гэбист-полководец – это же так круто и отчасти даже сногсшибательно.

Все сейчас гадают, придумывают повод и прочие возможные причины этой так внезапно и бездарно начавшейся войны, которая вполне может закончиться всеобщей катастрофой. Грохнул же когда-то реактор Чернобыльской атомной станции. А Европа и доныне не может отплеваться. Последствия о происшедшем напоминают постоянно. А тут кремлевский вождь вдруг обнаружил, что всевозможных бомб и боеголовок несметное количество. Да это же как бильярдный стол неслыханных возможностей. Ну как тут удержаться и не шарахнуть по опрометчиво зазевавшемуся шарику. Так что в итоге – судный день? Апокалипсис?

Да ничего подобного. Просто человечество наступило на старые грабли – в проблемной стране к власти снова прорвался серый, неприметный человечек с дурными манерами и необузданными амбициями. И уже не важно, ефрейтор это или полковник. Повадки те же. Останавливать придется сообща. И пока еще никто не знает, какую цену обычным людям придется за все это заплатить.

А вот один из первых шикарных журналов времен заката перестройки. Превосходные фотографии Карла Буллы. Площадь у Зимнего дворца, заполненная народом. Еще и близко нет того хаоса, который будет позже. Все четко, чинно и достойно. Доминируют белые воротнички, аккуратно повязанные галстуки. Дамы в строгих нарядах. Всеобщий неподдельный энтузиазм. Некоторые из господ в патриотическом порыве даже колена преклонили. Многие в восторге машут шляпами и канотье. Какая-то барышня в первом ряду держит аккуратный транспарант: «Победа России и славянству!» Исторический момент – публичное чтение высочайшего манифеста о вступлении самоуверенной империи в первую мировую войну. Никаких сомнений – кайзеру хана.

А всего три года спустя неказистый рыжий человечек, который в списках тайной полиции значится как помощник присяжного поверенного и смутьян, вскарабкается на броневичок у Финляндского вокзала и начнется совсем иное кино.

Вот и сейчас в столице будто бы империи сплошной энтузиазм. В самом центре Москвы на фасаде некогда известного театра – гигантская буква «Z». Чтобы никто не сомневался что мастера искусств с народом. Но как всегда картину портят пустяки. Последние опросы всем известного ВЦИОМа выдали вдруг странную для повального энтузиазма цифру. Треть опрошенных – за немедленное прекращение этой войны. Как же так? Ведь было же объявлено, что еще ничего всерьез не начинали. Выходит, коленопреклоненные не все?..

Так стоит ли упрекать девятнадцатилетнего шалопая в форме немецкого солдата, который так решительно пресек когда-то робкую попытку девочки из Кельна увидеться с ним вопреки свалившейся внезапно новой мировой войне. Какое все-таки это жестокое слово – «Поздно!» Но что поделать, если в телефонном разговоре солдату вдруг почудились брачные нотки. А это был тот самый всем памятный день уже бесконечно далекого 1939 года. Впереди еще столько лет безумной и непредсказуемой войны. Уже через несколько дней погибнет в Польше его друг – тот самый связист, устроивший ему минутный разговор по запретной линии с девочкой из Кельна. Конечно, ни под каким предлогом нельзя ей было приезжать. Он еще и сам ничего толком не знал, но не мог не догадаться, что уйдет на фронт с первой же маршевой ротой. И провожать его будет разве только их полковой оркестр давно знакомым маршем «Ах, зачем, ах, зачем?»

Поздно!..

Владимир Халип, специально для сайта Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».