30 сентября 2022, пятница, 23:20
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Любимая игрушка Путина оказалась бракованной

9
Любимая игрушка Путина оказалась бракованной

Cколько Кремль собирается продолжать войну.

Цель нападения России на Украину заключалась не в возвращении Украины в Советский Союз, но с меньшими затратами ресурсов. Ведь ресурсов СССР не хватило в конце 80-х годов на все 15 республик. Ельцин думал, что схитрил, направив основные ресурсы исключительно на Россию и оставив советские республики с минимумом ресурсов, потому что были надежды, что империя выживет, если будет в сокращенном виде, а не кормить, как писал Солженицин, «центральноазиатскую подбрюшину». Да и Украина после распада СССР представляла собой не слишком надежный актив.

С начала 2000-х годов в РФ снова пошли нефтяные и газовые доллары, но их все равно хватает только для России. Но и при этом Россия остается неспособной поддерживать оккупационный режим по всей Украине, кормить ее, а при этом как-то отбиваться от внешних атак, в частности, санкций, и поддерживать внешнюю политику РФ, которая после оккупации Украины претерпела еще больших ударов (санкции, изоляция и тому подобное).

Поэтому цель Москвы очень проста – как можно больше разрушить Украину, превратить ее в нежизнеспособную территорию и оставить в таком состоянии на границе Европы и России. Россия хотела видеть Украину полуразрушенным государством, лишенным ресурсов, с населением, которое погрузилось бы во внутренние конфликты и неопределенность. Такова была цель путинского нападения, по моему мнению.

Впрочем, силы, которые были привлечены для нападения на Украину, не могли обеспечить контроль над всей страной. Они могли обеспечить лишь государственный переворот в Киеве и, возможно, на определенное время «демилитаризацию» Украины. После того, согласно плану РФ, здесь должна была быть сформирована пророссийская администрация, которой бы пришлось с травмированным украинским патриотическим населением иметь дело неопределенное время. При этом было бы огромное количество рисков, а также экономических, политических и внешних проблем.

Но Россию все это устраивало бы, она бы говорила: «Мы освободили Украину от нацистов, а теперь делайте, что хотите». Такое развитие событий для Путина было бы выгодным, потому что ему нужна легитимация внутри России и пояс нестабильности вокруг нее, чтобы не было «плохого примера» для россиян – демократического выбора, проевропейского направления.

Изменилась ли в этом смысле стратегия России по итогам военных действий? Думаю – нет. Россияне продолжают преследовать цель – нанести как можно больше вреда и разрушений Украине.

На сегодняшний день цель номер один Кремля – уничтожить украинский военный потенциал, а параллельно уничтожить и экономический и социальный потенциал Украины. Все то, что сегодня происходит в Украине, по большому счету, на руку Путину: миграция населения, перевод экономики на военный лад, то есть отказ от подоходного модуса экономики и переход к военному (затратному), травмированное население, которое еще долго не сможет наладить нормальную жизнь, и тому подобное. Внешняя политика – это отдельная история, но понятно, что ничего кардинального не произойдет: Украину не примут завтра ни в ЕС, ни в НАТО, то есть она останется серой зоной с HIMARS-ами и Javelin-ами.

Поэтому Путин может себе позволить продолжать эту войну, несмотря на то военное и стратегическое поражение, которое он потерпел в течение пяти месяцев. Потому что его стратегическая цель до сих пор кажется ему достижимой: сохранение легитимности своей власти внутри России, перевод РФ на рельсы военной диктатуры, а также ослабление и разрушение Украины и ее потенциала (социально-демографического, экономического и тому подобного).

Единственное, с чем Путин пока что не справляется – с военным потенциалом Украины. Впрочем, российская власть, думаю, сейчас находится в таком состоянии, как говорилось в кричалке, которая еще в советские времена была у болельщиков киевского Динамо на случай, когда команда пропускала гол: «Обидно, досадно, но ладно, ладно, ладно». Примерно так, мне кажется, чувствует себя коллективный Путин на сегодняшний день.

Проблема в том, что у Кремля нет альтернативного плана. Курс на разрыв и противостояние с Западом является базовым, и менять его никто не собирается. Ведь эти старики, которым уже за 70 лет, понимают, что сохранить власть они смогут только при условии режима, подобного северокорейскому или иранскому. Так что у них нет пути назад, к Западу.

Они надеялись, что им как-то удастся облегчить удар, как это произошло с Грузией или с Украиной в 2014-м. Вспомните, как Медведев на заседании Совбеза РФ, прямо сказал, на что они рассчитывают – мол, на Западе посердятся, повыступают, а потом все вернется к к прежнему. Именно на это надеялись в России.

Что касается армии и военных потерь. Конечно, это больно для России, но не критично. Хотя действительно в значительной степени теряется военный потенциал, на который РФ рассчитывала.

Путин не мог не попытаться использовать эту армию. Ведь, по меньшей мере, последние десять лет армия была его любимой игрушкой, на которую он не жалел денег и возлагал большие надежды. У него чесались руки опробовать ее в деле, чтобы понять, как же усвоились те миллиарды, которые он перечислял Шойгу и Сечину на военно-промышленный комплекс, армию, силы специальных операций, реорганизацию, батальйонно-тактические группы, ракеты. Путину хотелось посмотреть, как все это работает.

Потеря Калибров, танков и прочего – это для России плохо, но на фоне этого признать свое поражение было бы еще хуже. Думаю, что логика у российских руководителей именно такая, поэтому они и хотят дожать эту военную затею до какого-то положительного результата.

Поэтому санкционные, военные потери, а также потеря личного состава (гибнут в основном представители «малых народов», то есть тувинцы, дагестанцы, буряты, тогда как москвичи и петербуржцы остаются вне войны) болезненны, но не настолько, чтобы это изменило общий план.

А план прост: в 2024 году Путин должен стать монархом. Он уверенно шагает к этой цели. И его окружение точно не позволит изменить курс даже в связи с уходом русских войск с севера. Для них это не повод, этого недостаточно. Поэтому Путину, как минимум, до 2024 года – до президентских выборов в России – нужно будет сохранять мобилизацию российского общества и тот же, что и сейчас, режим давления (информационного, силового и пр.) в самой России. А война в Украине является для этого лучшим стимулом. То есть до 2024 года, до перевыборов Путина, нам расслабляться не придется.

Максим Розумный, «Главред»

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».