25 сентября 2022, воскресенье, 10:47
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Обиженные

27
Обиженные
Ирина Халип

Ладутько как единица унижения.

Читаю новости: «В Сети появилось покаянное видео директора «Мотовело» Ладутько». Интересно, думаю, а ему ГУБОПиК дверь выламывал или он сам открыл? А били, чтобы раскаялся, или так согласился? А после записи в тюрьму повезли или просто по почкам пару раз для острастки дали?

Оказалось, это была инициатива снизу. Сам попросился, через госжурналистов раскаялся деятельно, назвал хамство Лукашенко отеческим словом, которое надо слушать и выполнять. В общем, держитесь там, Виктор, Дмитрий и Николай – у вас, кажется, еще один братик наклюнулся, годиков эдак шестидесяти трех от роду. Будьте бдительны: с такими речами, с таким покаянием, с таким публичным посыпанием головы пеплом он, глядишь, скоро будет признан старшеньким среди вас и унаследует все отцовское состояние, а вам разве что золотой пистолетик останется, причем один на троих.

Да, Николаю Ладутько – 63 года. Даже с повышением пенсионного возраста он его достиг. И в этом самом возрасте человек, не имеющий представления о воспитании, называет его на «ты» и под радостное похохатывание других чиновников макает лицом в грязь. На его глазах обращается к зампреду горисполкома Надежде Лазаревич (тоже на «ты», разумеется) и требует найти для Ладутько пенсионную должность, потому что он бежать не может и вообще уже плохо шевелится. Ладутько же вместо того, чтобы потребовать как минимум уважительного обращения или вообще окоротить хама, покорно молчит. А потом бежит к государственным журналистам и рассказывает про строгого, но справедливого папашу, чтобы записали его унижение на камеру и распространили. Это у них, у чиновников, такие БДСМ-развлечения, что ли?

Не знаю, насколько плох или хорош Ладутько в качестве «крепкого хозяйственника». (В хвалебной статье «Совбелии» о прогрессивном директоре «Мотовело» за 2018 год прочитала, что раньше на заводе работали сотни сборщиков, а теперь их осталось только 10, и Ладутько считает это своей главной заслугой – «сохранение небольшого коллектива энтузиастов, каждый из которых может собрать мотоцикл едва ли не вслепую».) Но в качестве «терпилы» он идеален.

Ладутько долго сидел в кресле председателя минского горисполкома, но оставался и.о. Когда журналисты с ехидцей спрашивали, почему же ему до такой степени не доверяют, отвечал покорно: «Значит, так решил президент». Потом все-таки высидел должность мэра и четыре года был образцовым мальчиком для битья. Лукашенко то обещал его посадить, то отправлял в отставку, то угрожал оторвать голову. Говорил, что однажды вечером закроет горисполком на ключ, а утром наберет новый состав. В общем, повеселился на славу. И все это время Ладутько молчал.

Они все молчат. Три года назад Лукашенко требовал надеть наручники на министра сельского хозяйства Леонида Зайца, и тот тоже образцово молчал. Лукашенко его тыкал носом в «обосранную скотину», как он сам выразился, - а тот продолжал молчать. Лукашенко кричал «всех под нож!» - тоже молчал. Зато теперь Заяц вице-премьер, который это самое сельское хозяйство со всей скотиной курирует. А Лукашенко его по-прежнему публично унижает – в последний раз 5 августа в Поставском районе, когда пообещал всем «поснимать головы». Впрочем, «в последний раз» - это просто хронология. Конечно же, не в последний.

Чиновники давно уже поняли: единственное, что нужно для работы во власти, - это быть «терпилой». Быть готовым к публичным унижениям, а еще лучше – унижаться по собственной инициативе, как Ладутько. Тогда, если погонят с должности – тут же взамен дадут новую. Может, не такую высокую, зато с большими коррупционными возможностями. Или, наоборот, повысят, но с меньшим взяточным потенциалом («большие, но по три» - это все классики сатиры давно со сцены рассказали). Чиновники это поняли еще в девяностые, когда охранники Лукашенко сначала министра обороны Мальцева в прямом эфире выводили из зала под вопли «уберите его отсюда!», потом могилевского губернатора Куличкова – так же и туда же. Вместо того чтобы напоследок воспользоваться ситуацией и сказать во время трансляции все, что думают, те покорно уходили, понукаемые «шкафами» из охраны. И спустя некоторое время (совсем небольшое, прямо скажем) возвращались в привычную вертикаль. Мальцев потом и совбез возглавлял, и в родное министерство возвращался в той же должности, и даже сейчас, в 73 года, все еще директорствует где-то в институте государственного чего-то. А Куличков вскоре после того, как его вышвырнули из зала заседаний, стал министром торговли.

Так что и за Ладутько мы можем быть совершенно спокойны. Должность ему найдут. Возможно, куда более хлебную, чем «коллектив из десяти энтузиастов», оставшихся от сотен сотрудников «Мотовело». Заслужил, Ладутько, молодец. И, главное, хороший пример товарищам подает. Так что ждем покаянных видео от чиновников, желающих совершить карьерный рывок. Кстати, для пополнения бюджета рекомендую не выкладывать их в Интернет и не транслировать по телевизору, а записывать сотнями и показывать в кинотеатрах отдельными сеансами. «Обиженные, 3-й сезон». Очереди в кассы и сотни тысяч в бюджет от продажи билетов и покупки попкорна с кока-колой гарантирую.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».